Политолог: Полностью попадать в орбиту России больше нет желания

Беларусь перестала складывать яйца в одну корзину?

От саммита Восточного партнерства, который скоро пройдет в Брюсселе, белорусский МИД ждет роста количества проектов, в том числе по расширению доступа на европейский рынок, развитию инфраструктуры и обмену таможенной информацией.

Беларусь могла бы использовать наладившиеся отношения с Западом и позицию страны как адепта стабильности в регионе для того, чтобы активно участвовать в процессах Восточного партнерства, считает директор института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич.

− Поскольку механизмов для коммуникации с Евросоюзом не так много (страна не включена во многие процессы), Восточное партнерство пока остается важным инструментом для того, чтобы Беларусь могла навязывать свою повестку дня, − отметил эксперт в комментарии Завтра твоей страны.

В эту повестку входит привлечение финансовых ресурсов, снижение роли внутриполитических вопросов, устойчивость в балансе между Востоком и Западом.

− Позиция Беларуси отражает реальный национальный интерес. Она включает два аспекта: это вечный разговор о том, что мы не будем выбирать между Россией и Западом, и что нужен дифференцированный подход к странам-участницам Восточного партнерства. Если, грубо говоря, Беларусь не соответствует европейским ожиданиям по поводу развития демократии, то можно предусмотреть другой компонент взаимоотношений, − дополняет руководитель экспертной инициативы «Минский диалог» Евгений Прейгерман.

Белорусский МИД надеется на то, что в рамках Восточного партнерства появится бизнес-измерение. Сейчас ощутимых результатов от экономического формата недостаточно.

− Сеть контактов уже существует, и будет хорошо ее использовать для продвижения связей, − отметил замминистра иностранных дел Олег Кравченко во время десятой конференции «Будущее Восточного партнерства на фоне растущей региональной турбулентности», прошедшей в рамках «Минского диалога».

На саммите Восточного партнерства 24 ноября делегации обсудят результаты взаимоотношений, программ с последней подобной встречи в Риге и определят дальнейшие шаги сотрудничества в рамках проекта ЕС. В документах, принятых в конце прошлого года на заседании Совета Евросоюза по иностранных делам, ставился акцент на улучшении отношений между ЕС и Беларусью с ожиданием от Беларуси конкретных шагов по улучшению ситуации с правами человека и в сфере демократии.

Брюссельская встреча обещает быть более успешной для Беларуси, чем предыдущие саммиты, прогнозирует Евгений Прейгерман. В ближайшие годы не стоит ожидать роста политизированных проектов, но для продолжения развития экономических и инфраструктурных проектов у страны есть большой потенциал, считает эксперт.

Поскольку странам-участницам Восточного партнерства предстоит решить, отказываться ли от традиционно единого подхода со стороны ЕС, из-за которого инициатива рискует распасться на части, Беларусь имеет шансы расставить свои акценты в рамках дифференциации отношений, считают эксперты.

Казакевич: Даже если бы элиты того хотели, Беларусь не может объявить европейскую интеграцию

В то время как для некоторых стран (Украины и Молдовы) Восточное партнерство привело к переориентации рынков, у Беларуси за те же годы структура внешней торговли практически не изменилась.

− Как была половина (47-51%) товарооборота с Россией и около трети (26-31%) – с Евросоюзом, такая структура и осталась, − отмечает Андрей Казакевич.

Структурных изменений в экономических отношениях за последние годы налаживания связей, по мнению эксперта, не произошло, несмотря на заметный рост отдельных проектов.

При этом в политическом плане девять лет не прошли без следа – Беларусь перестала ориентироваться только на поддержание отношений с Россией.

− Первая попытка балансировать начиналась как раз в 2008 году, и для этого активно использовалась площадка Восточного партнерства. Когда проект только запускался, заявление Беларуси об участии в нем стало первой либерализацией, которая продолжалась до 2010 года, − отмечает политолог.

С тех пор официальный Минск стремиться поддерживать теплые отношения в обоих направлениях. И, по мнению экспертов, выбор стратегии поддержания связей и с Востоком, и с Западом остается единственным возможным для Беларуси.

− Даже если бы элиты того хотели, Беларусь не может объявить, что будет осуществлять европейскую интеграцию, потому что это может вызвать непредсказуемую реакцию России, — считает Андрей Казакевич. — Но и полностью попадать в орбиту России больше нет желания. Все же белорусская элита привыкла к тому, чтобы самостоятельно решать определенные вопросы страны, определять направление развития. Да и Россия не готова давать финансовые преференции, которые могла бы ожидать белорусская сторона.

Поддерживая отношения с Россией и Западом, Беларусь не делает то, что ожидается от маленькой страны, зависимой от «большого брата», отмечает Евгений Прейгерман. Она применяет политику стратегического хеджирования.

— Простым языком можно сказать, что Беларусь не складывает яйца в одну корзину, − говорит Евгений Прейгерман.

Чтобы страховать возможные риски, Беларусь будет продолжать диверсифицировать отношения между Востоком и Западом, считает эксперт.

В то же время взаимодействие стран Восточного партнерства привело к их более тесному сотрудничеству между собой. Более тесная кооперация шести стран усиливает потенциал региональных инициатив.

− Страны региона сегодня более заинтересованы в сотрудничестве друг с другом, чем это было десять лет назад. Для Беларуси стало более важным иметь хорошие отношения со странами участницами Восточного партнерства, − отмечает Андрей Казакевич.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 4.4