«Стремительные роды могут произойти с каждой. Мы все можем попасть под уголовное преследование»

Почему белоруски решают рожать дома?

Анна Полын – автор петиции с требованием освободить из-под стражи и оправдать Ольгу Степанову, у которой после домашних родов умер ребенок, объясняет, почему белорусы откликнулись на ее призыв.

Основательница проекта поддержки матерей «Люба Мама» Анна Полын и ее семья. Фото: из личного архива героини

30 августа в суде Железнодорожного района Витебска начался судебный процесс над 31-летней Ольгой Степановой. Матери, потерявшей ребенка после родов дома, предъявлено обвинение по факту причинения смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 144 УК — до трех лет ограничения или лишения свободы). Судья объявил процесс закрытым, несмотря на просьбу обвиняемой этого не делать.

Ольга находится в витебском следственном изоляторе с 6 мая 2017 года. Ее арестовали в день похорон погибшего ребенка. Правоохранительные органы аргументировали избранную меру пресечения – содержание под стражей — тем, что Ольга собиралась уехать из страны и скрыться от следствия.

Петицию с требованием выпустить Ольгу Степанову из СИЗО и оправдать. на платформе change.org подписали более 8 000 человек. Автор петиции — мама, психолог, основательница проекта поддержки матерей «Люба Мама» Анна Полын из Несвижа.

— Когда Ольгу арестовали, не дав похоронить дитя, и стали известны детали уголовного дела (ее мама рассказала в интервью о том, что роды были не домашние, а стремительные, сколько ехала скорая и как оказывала помощь), я больше не могла оставаться сторонней наблюдательницей и решила действовать, — рассказывает Анна. — В этой истории много вопросов: закрытый судебный процесс; 2,5 месяца тело ребенка не возвращали; дело было заведено, когда отец решил везти тело в Россию на медэкспертизу.

Говоря о людях, подписавших петицию в защиту матери, потерявшей ребенка после домашних родов, Анна Полын отмечает, что суд над Ольгой не оставил равнодушными женщин, особенно тех, кто рожал в наших роддомах, и мужчин, которые знают, с чем сталкиваются их жены в родах.

— Люди, подписывающие петицию, в ужасе от того, как бесчеловечна система. Они сопереживают Ольге, ее утрате, ее мужу и грудной дочери (у женщины есть двухлетняя дочь – прим. Ред.). Люди также протестуют против запугивания, которым, по сути, является этот процесс, — рассказывает Анна. — К сожалению, стремительные роды могут произойти с каждой. Получается, мы все в группе риска и можем попасть под уголовное преследование.

По словам Анны, с домашними родами в Беларуси связано множество мифов и предрассудков.

— Роды дома представляются некоторым сектантским ритуалом в условиях антисанитарии. Но опыт женщин, которые решили рожать вне стен роддома, говорит о том, что домашние роды — это хорошо подготовленное и продуманное событие. Родители долго обучаются, прежде чем принять такое решение.

Анна полагает, что государство ставит женщин под удар, когда запрещает оказывать помощь роженице на дому. По ее мнению, Беларуси следует перенимать зарубежный опыт: разрешить принимать роды на дому акушеркам с медицинской лицензией, как это делается во многих странах.

— Что касается риска, во-первых, он есть в любых родах; во-вторых, есть статистика, подтверждающая, что опасных для жизни ситуаций в домашних родах случается намного меньше – дома рожают, в основном, здоровые женщины.

Анна приводит результаты исследования, проведенного Альянсом акушерок Северной Америки (MANA). Они были опубликованы в 2014 году в журнале Journal of Midwifery & Women’s Health (перевод опубликован на сайте http://www.domrebenok.ru). В исследовании были проанализированы исходы 16 924 родов с акушеркой. Согласно данным этого исследования, 97% детей родились благополучно и с минимальным количеством вмешательств.

Эксперты сделали вывод: для женщин с низким уровнем риска домашние роды «являются гарантией низкого уровня вмешательств без увеличения неблагоприятных исходов для младенцев и матерей. Операция кесарево сечение потребовалась лишь в 5,2% домашних родов (в сравнении с 31% в родах в больнице, судя по национальной статистике США). В исследовании также говорится о крайне малом проценте применения эпизиотомии, стимуляции и эпидуральной анестезии.

Низкий уровень неонатальной смертности: 2.06 на 1000 домашних родов (все роды) и 1,61 на 1000 домашних родов (за исключением «тазовых родов», VBAC, рождения близнецов, случаев гестационного диабета и преэклампсии).

Только 1% детей потребовалась госпитализация после рождения.

Эксперты заключают, что «данное исследование имеет важное политическое значение, подтверждающее важность легализации домашних родов для стран, которые до сих пор не поддерживают право женщины на выбор места и помощников в родах. Чрезмерная нагрузка на роддома приводит к высоким затратам в рамках государственного бюджета и быстрому «выгоранию» медицинских специалистов».

Почему белоруски решают рожать дома?

По мнению Анны Полын, главная причина – в том, что в роддомах врачи игнорируют тот факт, что роды – это инстинктивный процесс, который управляется гормонами, а они, в свою очередь, зависят от психологического состояния женщины.

— Если грубо вмешиваться в психологическое состояние, нужно будет и стимулировать, и выдавливать, и даже резать. А если создать атмосферу, в которой женщина будет чувствовать себя в безопасности, все будет протекать так, как задумано природой.

Анна вспоминает свои роды.

— Трудно поверить, что такое возможно в XXI веке... После родов я полчаса просила приложить ребенка к груди. Мне его буквально на секунду дали и тут же забрали на пять часов. Кому и зачем это надо?

Фото: из личного архива героини

Второго ребенка Анна хочет рожать за границей — дома или в родильном центре. Она не исключает, что следующим шагом станет эмиграция.

— Я не хочу сталкиваться с каменным веком ни в медицине, ни в образовании, ни, не дай Бог, суде... Зачем мне тратить на это свою жизнь?

Подводя итог, чего хотят добиться люди, подписавшие петицию, Анна Полын отмечает:

— Единственным нормальным решением этого ужасающего своей бесчеловечностью процесса будет полное оправдание Ольги и возмещение ущерба ей и ее близким. Хотим, чтобы наши власти и медики поняли: женщины хотят перемен в системе родовспоможения. Мы не согласны переживать ад в роддомах и продолжим бороться за право женщин на свободные роды.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 299
  • Балл: 4.7