Как научить белорусов решать свои проблемы и предлагать инновации для человечества

Государственная система образования перестала быть монополистом: людям уже нужно  больше, чем корочка об окончании вуза.

Почему не стоит догонять чужой поезд и как год за годом уже восемь лет объединять слушателей, которые «хотят мыслить», — об этом координатор Летучего университета Татьяна Водолажская.

Татьяна Водолажская

Каждый год на предложения о курсах Летучего университета откликаются 350-400 человек. Всего проект охватил около 1800 человек, включая слушателей и преподавателей.

— Летучий университет иногда называют прообразом национального университета, который мог бы появиться в Беларуси. Вы с этим согласны?

— Я бы не говорила, что можно взять Летучий университет, зарегистрировать и сделать из него национальный университет. Отчасти такое мнение правильное, потому что это площадка для поиска современного образования.

В то же время идея национального университета сегодня не до конца сформулирована и понятна. Пока это поставленный вопрос: как может и должно быть организовано образование и мышление для того, чтобы страна сама себя осмысляла. Так как Летучий университет ищет такую адекватную форму и содержание, то в этом отношении он следует пути, который ведет в сторону возможного национального университета. Ведь ситуация в мире, образовании, организации мышления сильно поменялась. Скорее всего, сегодня национальный университет, это не одно учреждение, а система связанных площадок, институтов и организаций.

— Насколько курсы Летучего университета соответствуют требованиям современного образования?

— Летучий университет находится в поиске. И мне кажется, что мы движемся в правильном направлении, пытаясь нащупать нужные формы и соотнести их с тем, что возможно и реализуемо в нынешних условиях.

Можно построить прекрасную выверенную теоретическую модель, но потом оказывается, что многое просто не готово к ее реализации. В этом смысле наше движение включает подготовку самих себя и участников к тому, чтобы смотреть на мир по-другому.

Например, одна из главных проблем современного образования — это индивидуальные траектории, которые человек выстраивает в очень широкой сфере, начиная от онлайн-курсов, семинарских занятий или включения в различные рабочие проекты. И то, что вся ответственность за выстраивание таких траекторий ложится на самого человека, оказывается серьезной проблемой, потому что приходится самому продумывать, как двигаться.

— В чем главное отличие от формального образования и от других независимых образовательных проектов?

— От формального образования мы отличаемся, в первую очередь, неформальностью и свободой или обязательностью, которая исходит из самоопределения, а не из заданных рамок. С другими же инициативами мы в чем-то похожи − все предлагают нечто альтернативное существующей системе высшего образования, компенсируя определенные ее проблемы.

Но Летучий университет культивирует такое отличие, как свободная образовательная траектория. У нас есть небольшие «магистерские» группы, но в общем четко заданной программы образования, когда группа людей проходит по одному пути, нет. Летучий университет опирается на то, чтобы люди сами строили свои траектории.

Еще одна идея заключается в том, что университет ориентирован, скорее, на создание пространства, сообщества и среды, в которой возможно развитие и мышление. И через прикосновение с этим люди могут получать образование. Летучий университет прилагает много усилий для проведения мероприятий, в которых идет интеллектуальная работа, в результате большую отдачу получают те, кто в нее вовлечен, то есть преподаватели.

Летучий университет специально делает упор на то, чтобы не только и не столько менять образование, сколько создавать новое пространство для мышления.

— Кто те люди, которые приходят на курсы Летучего? Как бы вы охарактеризовали сообщество слушателей?

— Традиционно мы их характеризуем как людей, желающих странного, ищущих интеллектуального напряжения. Выделить же группу по стандартным критериям, таким как возраст, образование, сфера занятости, невозможно. На курсы приходят очень разные люди, начиная с тех, кто работает в далеких от университетского спектра профессиях – бухгалтеры, программисты, работники заводов. Это люди, которые ищут коммуникации, знаний, возможностей «добрать» то, чего им не хватало. Приходят и студенты формальных университетов, много преподавателей, для которых важны,  в том числе повышение квалификации и среда для содержательного диалога и развития.

— Среди слушателей курсов много студентов. И так как одна из целей Летучего университета – «научить мыслить», можно ли сказать, что эти молодые люди ищут такую возможность, потому что не получают ее в традиционных образовательных учреждениях?

— Любое учреждение образования скажет, что оно учит людей мыслить. И беда состоит в том, что это утверждение не подвергается разбору и критике. Летучий университет часто упрекают в том, что он слишком много внимания уделяет вопросу того, как можно организовать ситуацию мышления. Но этот небанальный вопрос мы постоянно себе задаем, критикуя и окружающих, и самих себя.

В традиционных образовательных учреждениях хоть и проговаривают, что учат мышлению, но чаще всего там просто дают профессию. А представление о том, что такое мышление и как этому научить, остается вторичным.

— Для чего вообще учить мышлению?

— Мышление как критика, проблематизация, поиск новых идей и ответов, это суть человеческого рода. Если смотреть на историю развития человечества, то это во много история мысли.

Хотелось бы, чтобы наше общество было не только перенимающим новые идеи и изменения представлений, которые произошли где-то в другом месте. Но чтобы оно было частью человечества, которое само мыслит, само видит свои проблемы, может предлагать идеи для их решения, и кроме этого предлагать инновации для всего человечества.

— Каким вы видите современное образование, какие у него главные установки?

— Мы живем в такой уникальный и напряженный момент, когда такие вопросы не имеют однозначных ответов. Сейчас идет радикальная перестройка в представлении об образовании, как во времена, когда вводилась поголовная грамотность. Происходит полная смена представления о том, что есть человек и кем он должен быть, чтобы успешно жить в актуальном мире и обществе.

Перед современным образованием стоит немало вызовов. В первую очередь, это повышение ответственности человека за свой выбор и свои действия в самых разных сферах: от технической до социальной. В результате получается слом устойчивого общества на многообразие культур и устройств. Образованию ставится вопрос, что и как должен уметь человек, чтобы соответствовать изменяющемуся миру.

В другой стороны, привязанная к государству система образования, хорошо выверенная, стандартизированная, перестает быть глобальным монополистом в сфере образования. Люди получают образовательные услуги из все более расширяющегося спектра мест и форматов. Уже можно переосмысливать то, как устроена система образования, за что она может отвечать, на какие вызовы может давать ответы, а какие переходят в сферу компетенций самого человека.

— Каковы перспективы появления и востребованности в белорусском обществе образовательных форм, подобных Летучему университету?

— Такая потребность есть сейчас только у небольшого числа людей. Но если рассуждать про будущее и то, что неминуемо в Беларусь придет, то велика потребность в инициативах, которые предлагают разные формы эксперимента или поиска, связанных с современным образованием.

Невозможно сразу придумать схему, которую можно приложить к обществу. Все равно то, что дает ответ на вызовы современности, возникает через разные предложения, конкуренцию, критику, наложение их на реальность. И чем больше будет разнообразие и интерес предлагаемых идей, тем больше шансов получить пространство, в котором белорусы смогут находить ответы, возможности мыслить, творить, созидать.

Хотя пока это мало осознается в силу низкого уровня белорусской системы образования, про которую думают: «Нам хотя бы дотянуться до лучших европейских образцов». На самом же деле европейские и мировые образцы сами находятся в поиске. И, возможно, лучше включаться в этот поиск сразу, чем пытаться догнать поезд, который не нужно догонять.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 20
  • Балл: 4.3