Как долго будет расти госдолг Беларуси?

О каких рисках говорит первый замминистра финансов.

Государственный долг Беларуси является управляемым и обслуживаемым, заявил  в среду первый заместитель министра финансов Максим Ермолович на расширенном заседании Постоянной комиссии Палаты представителей по бюджету и финансам, но «дальнейший его рост может привести к дополнительным рискам».

Государственный долг на начало года составил 39,2 миллиарда рублей, это 41,7% ВВП (при пороговом значении 50%).

На обслуживание внешнего и внутренних долгов Беларусь тратит 10% республиканского бюджета.

Сколько еще Беларусь может наращивать госдолг — об этом экс-глава Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич.

— Что такое государственный долг и из чего он состоит?

— Госдолг – это прежде всего долг Минфина и Нацбанка. Есть еще более расширенное понятие госдолга. Если госдолг Минфина составляет сейчас около 13,5 миллиарда долларов, то расширенный – 22-24 миллиарда. Это там, где, например, правительство дало гарантии госпредприятиям, которые получили внешние займы.

— Какие риски в случае наращивания госдолга имеет в виду Ермолович?

— Это риск обслуживания. Мы и так уже попали в долговую яму, проценты все время занимают все больший удельный вес. У нас ведь ВВП упал с 76 до 47 миллиардов долларов в связи с обесцениванием в свое время национальной валюты. На погашение процентов по долгу и выплату по наступившим срокам приходится выделять все большую долю ВВП.

Долг растет не много, но он рефинансируется. Скажем, должны мы России около миллиарда долларов – Россия дает нам новый кредит, и мы им погашаем старый. Но это ведет и к увеличению долга, и к росту его обслуживания.

Чтобы решить проблему долга, надо увеличить ВВП. Если же учесть, что у нас есть еще и внутренние валютные долги (Минфин выпускал валютные ценные бумаги и продавал их внутри страны), то этот долг нужно было бы прибавить к внешнему, и мы получим все 50% к ВВП.

— Как долго может продолжаться рост государственного долга? 

— В некоторых странах внешний долг достигает 100% и даже 200% ВВП, но они не обанкротились. Все зависит от способности обслуживать внешний долг. А для этого нужно иметь хорошую рентабельность экономики, чего у нас нет, прибыльность и рост валового продукта, производительности труда. Я не думаю, что если у нас долг будет не 40%, а 50% ВВП, то случится дефолт. Если бы наступило оживление экономики, этот долг был бы вполне по силам Беларуси. Но в последние годы мы наблюдаем депрессию и даже рецессию. В любом случае рост на 0,3-0,5% или даже на 1-2% — это в пределах экономической погрешности.

После такого падения ВВП, которое происходило в Беларуси последние три года, нам нужно достичь 5-7% роста. Это было бы  оптимально.

Почему не 2-3%? Потому что произошло реальное падение ВВП. Если вся мировая экономика увеличивается до 4%, то Беларусь, Россия, Украина и Молдова падают. А наше руководство говорит, что весь мир в кризисе, но это неправда. Мы в кризисе, у нас идет падение, поэтому нужны реформы, оживление в экономике, кардинальная смена экономического курса. Надо достичь 5-7% роста, и мы обслужим этот долг и не допустим роста внешней задолженности.

Кто главный тормоз развития экономики страны?

— Если вдруг не появится источников рефинансирования долгов, то откуда Беларуси брать на это деньги?

— Пока у нас хватает этого рефинансирования. Во-первых, можно брать деньги у населения за счет его обнищания. Реальные доходы, пенсии падают, инфляция (хоть и говорят, что она 6%) на самом деле на товары ежедневного пользования составляет двухзначную величину, поэтому идет падение уровня жизни. Население на миллиарды рублей продает ранее сбереженную валюту. Только в мае чистая продажа валюты населением составила 260 миллионов долларов. За счет этого можно погашать и долги. Но это не нормальный путь. Нужна новая программа, которая привела бы к росту ВВП на 5-7%, а то и выше. Китайцы могут, а почему мы не можем, хотя и очень дружим с этим Китаем?

— Насколько реально получение Беларусью обещанного до конца июня госкредита РФ в 700 миллионов долларов?

— Реально, потому что раньше Россия никогда не подводила. Если решения принимались на уровне Путина, то они выполнялись. Но это долг не на развитие. Мы просто используем его на погашение прежнего нашего долга России. Нам нужны эти 700 миллионов и даже миллиард, чтобы погасить предыдущие долги. А вообще нам нужно больше двух миллиардов, чтобы погасить внешние долги и Евразийскому фонду развития, и госдолг перед правительством России, Сбербанком России, есть еще валютные долги наших коммерческих банков.   

Российский кредит на «хороших условиях»: что это такое?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 16
  • Балл: 5