«Дети из пробирки»: почему их боится общество

Какие ассоциации вызывают у людей две технологии борьбы с бесплодием, изучили ученые.

Выяснилось, что экстракорпоральное оплодотворение и суррогатное материнство расцениваются в обществе как «вторжение в природу» и опасность для традиционной семьи. Людям кажется, что такие эксперименты могут привести к серьезным изменениям — от генетических до социальных.

Сомнительный эксперимент за большие деньги

«Неестественность», «деньги» и «дороговизна» стали общими ассоциациями для суррогатного материнства и ЭКО.

Мысль о «неестественности» вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) при этом озвучивают сторонники очень разных позиций — например, «дарвинисты» и носители «сакрального дискурса».

Вторжение в процесс зачатия может привести к сбоям природных механизмов, передаче «слабых» генов, говорят «дарвинисты».

«Но найти данные доказательной медицины о реальных рисках при использовании новых технологий непросто», — отмечает один из авторов исследования, аналитик  Института образования НИУ ВШЭ Ирина Вопилова.

Зачатие — это таинство, его нельзя технологизировать и выставлять на продажу, утверждают сторонники «сакрального дискурса».

Еще одна ассоциация — «деньги» и «дорого» — акцентирует социальное неравенство. Новые репродуктивные методы доступны лишь обеспеченным людям, отмечали опрошенные.

Возможно, это представление отчасти подкрепляют репортажи из жизни знаменитостей. В России тема «ВРТ-детей» всплывает, например, в связи с Аллой Пугачевой и Филиппом Киркоровым. Мировые издания часто пишут о «ВРТ-детях» Анджелины Джоли, Аль Пачино, Джулии Робертс, Дженнифер Лопес, Николь Кидман, Селин Дион.

Со вспомогательными технологиями ассоциируются понятия «проблемы», «бесплодие» и «шанс». Тем самым, респонденты все же отмечают положительную роль ВРТ в решении проблем бесплодия. Новые методы считаются реальным выходом из сложной ситуации, когда зачать и родить ребенка естественным путем невозможно.

И все же издержек у ВРТ слишком много для их нейтрального восприятия. В том числе — такая серьезная, как фрагментация материнства, отмечают исследователи.

«Распределенное» родительство

Распространение вспомогательной репродукции привело к новому раскладу привычных ролей. Одно дело — генетическая мать, кровно связанная с ребенком (у них общие гены), другое дело — гестационная мать («рыночный агент», суррогатная мама). Может быть и социальная мать — та, которая заботится и воспитывает. Отец может быть генетическим и социальным. Такая атомизация традиционного родства и становится причиной неприятия ВРТ в обществе, убеждены многие эксперты.

В то же время, к ЭКО в массовом сознании меньше претензий, поскольку оно не воспринимается как серьезная угроза институту семьи.

Нет угрозы семье

Суррогатное материнство описывается через ассоциации «чужой человек», «чужое тело», «вынашивать чужого ребенка». По сути, «мамы напрокат» максимально исключаются из семейных отношений. Надо сказать, что и врачи-репродуктологи изначально принимают сторону генетических родителей, а коммерческое материнство рассматривают как работу, предоставление услуг.

Показательно, что по данным демографов и медиков, суррогатное материнство используется намного реже, чем другие ВРТ. Лидируют ЭКО (яйцеклетка «встречается» со сперматозоидами в чашке Петри) и ИКСИ (инъекция сперматозоида прямо в яйцеклетку, — вариант для тяжелых форм мужского бесплодия). Таким образом, чаще применяются процедуры без участия в репродукции «третьих лиц». Скорее всего, имеет значение и цена вопроса: услуги суррогатной матери обходятся дорого.

Все названные интерпретации суррогатного материнства, по сути, призваны отделить «истинное родство от технически необходимого, но не настоящего», подчеркивают исследователи.

Определяющей считается генетическая связь ребенка хотя бы с одним из родителей. «Привлеченные агенты — суррогатная мать, донор спермы или яйцеклетки — символически отчуждаются от основной семьи как временные исполнители функций», — поясняют авторы исследования. Тем самым, появление новых технологий отнюдь не меняет образа «нормального» родительства.

Новая эксплуатация женщин

Отчасти неприятие суррогатного материнства в обществе связано и с другими опасениями — гуманистического и правового плана.

«Новые типы отношений — будь то суррогатное материнство или донорство половых клеток — недостаточно урегулированы юридически, — комментирует Ирина Вопилова. — Это отражается в восприятии ВРТ разными социальными группами».

С одной стороны, ситуация характеризуется «в категориях договора, работы, услуг», что вводит новые отношения в привычные легитимные рамки, говорит исследователь. С другой стороны, оказывается, что «риски эксплуатации женщин все же высоки».

Выборка качественного исследования составила 177 человек: 85% женщин (средний возраст — 33 года), 15% мужчин (средний возраст — 36,8 лет). Большинство опрошенных живут в городах-миллионниках и имеют высшее образование. В целом были получены 883 ассоциации для ЭКО и 746 — для суррогатного материнства.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 4.5