Кто заставит Лукашенко остановить строительство БелАЭС?

Стоит ли ожидать в Беларуси антиядерных демонстраций?

«Чарнобыльскі шлях-2016»: участники выказывались и против строительства АЭС в Островце. Фото: Наша ніва

48,6% белорусов отрицательно относятся к строительству БелАЭС. Это выяснилось в ходе опроса Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого, сообщает портал TUT.BY.

Почти 40% респондентов опасаются, что атомная электростанция может быть небезопасной, еще 9,5% считают, что она не окупится.

Инфографика: TUT.by

Только четвертая часть респондентов убеждены в надежности и прибыльности проекта.

«Строительство АЭС как государственного проекта начинает вызывать у людей вопросы»

Нельзя однозначно утверждать, что количество белорусов, выступающих против строительства АЭС, растет, считает эксперт Белорусского института стратегических исследований (BISS)Елена Артёменко.

− Не имея перед собой точных вопросов других исследований, мы не можем говорить про динамику. За вычетом этих почти 49%, которые четко определились, что они против АЭС, остается еще 51% людей, которых с натяжкой можно было бы поместить в группу тех, кто не против проекта, − комментирует эксперт.

Впрочем, можно вспомнить, как высказывались белорусы на старте строительства БелАЭС. В 2010 году в рамках ток-шоу «Выбор» белорусский телеканал ОНТ провел опрос среди телезрителей – почти 87% сказали, что не верят в безопасность современных АЭС. Такое количество противников проектов атомных электростанций среди телезрителей удивило экологов, вспоминает координатор Товарищества «Зелёная сеть» Ярослав Бекиш.

− Это косвенно показывало отношение в строительству АЭС в Беларуси, − считает член совета общественной организации «Экодом»ИринаСухий.

До начала строительства БелАЭС подобную идею поддерживало меньше трети населения. В 2005 и 2006 годах меньше 29% населения высказывались за строительство АЭС.

Позже опросы государственных организаций стали демонстрировать другие цифры. По данным Института социологии Академии наук, в прошлом году 49,8 белорусов поддерживали строительство БелАЭС, сообщает БЕЛТА.

По данным Института социологии НАН Беларуси. Инфографика: БЕЛТА

По данным опроса, главными плюсами развития атомной энергетики белорусы считают: 

45,5% - снижение стоимости энергии для населения, 28,8% - создание новых рабочих мест, 

23% - укрепление энергонезависимости, 21,1% - снижение импорта энергоресурсов, 

18,2% - повышение энергобезопасности. Опасения вызывают: 56,3% - риск возникновения техногенной катастрофы, 49,9% - проблема утилизации радиоактивных отходов, 31,3% - ухудшение экологической обстановки. 

Ирина Сухий считает, что отношение белорусов к проекту БелАЭС за последний год действительно могло поменяться в худшую сторону в связи с инцидентами на строительстве станции в прошлом году. До декабря 2016 года активисты и пресса сообщали о 10 таких случаях и смертях трех рабочих. Среди нештатных ситуаций были и достаточно серьезные, например, дважды поврежденный корпус реактора

− Прошлогодние события могли повлиять на понимание людей того, что опасность возрастает. Я верю в здравый смысл белорусов, которые не забыли аварию на ЧАЭС и понимают, что атомная энергетика небезопасна, несмотря ни на какие якобы современные технологии, − считает эксперт. – Если такого рода авария случится в Островце, то может пострадать не только Беларусь, но и другие страны, в том числе европейские.

Недовольство политикой государства и экономическим положением страны может быть еще одной причиной, по которой часть населения скептически относится к строительству БелАЭС.

− Нарастает некое разочарование в государстве. Можно предположить, что поэтому строительство АЭС как государственного проекта начинает вызывать у людей вопросы. Кто-то критически оценивает, что на это тратятся огромные деньги, вызывает вопросы и то, как будем расплачиваться по кредиту в 10 миллиардов долларов. Кроме того, сам Александр Лукашенко неоднократно публично задавался вопросом, что будем делать с электроэнергией, − поясняет политолог Сергей Николюк.

Во что выльется недовольство?

Волна протестных настроений, которая была заметна в феврале-марте этого года, по мнению Сергея Николюка, пошла на спад сразу же после жестоких разгонов акций 25 марта.

− На данный момент власть еще достаточно консолидирована, у нее хватает ресурсов. Она не допустит протестных движений, − комментирует эксперт.

Исследователь центра Eurasian Countries in Transition Андрей Елисеев считает, что цифры недовольных проектом БелАЭС белорусов говорят о некотором потенциале возможных протестных выступлений.

− Они возможны, если экологические организации, оппозиционные политические силы реализуют информационную кампанию и представят четкие цели, требования в отношении строительства АЭС. Информационными поводами могут стать как новые экстраординарные случаи при строительстве (типа повреждения корпуса реактора, как случилось ранее), расследования с доказательствами серьезных проблем с безопасностью, либо критическое решение совещания сторон Конвенции Эспо, которое пройдет в июне в Минске, − говорит эксперт.

Экологи же уже отчаялись бороться со стороной, заинтересованной любой ценой продолжить строительство атомной электростанции.

− К сожалению, немногие общественные организации занимаются экологическими проблемами и лишь единицы из них – темой атомной энергетики. Те, кто занимается вопросами атомной электростанции, испытывают колоссальное давление, − говорит Ярослав Бекиш.

У активистов и населения практически нет рычагов противостоять продолжению строительства АЭС. Сколько бы белорусов ни выступало против строительства, они не могут повлиять на подобные решения.

− Можно приковать себя цепями. Тебя отцепят и посадят на сутки. Ожидать же, что выйдет несколько тысяч человек и сделает то же самое, не приходится, − поясняет Ирина Сухий.

Каким-либо образом повлиять на дальнейшее развитие событий могут люди, мнение которых что-то значит. И среди них тоже растет процент тех, кто задается вопросом рентабельности и безопасности строительства.

− Среди людей «государственных», в первую очередь сотрудников научных институтов и ответственных чиновников, в том числе системы энергетики, растет напряжение и скепсис по поводу необходимости и экономической рентабельности этого проекта, так же, как и по поводу здравомыслия с точки зрения энергобаланса, − рассказывает Ярослав Бекиш. − За последние пару лет все больше экспертов задаются вопросом, как использовать вырабатываемую электроэнергию, как ее утилизировать на внутреннем рынке и продавать на экспорт.

После запуска АЭС электричество в Беларуси подорожает в 3 раза?

Между тем, как заявил журналистам замминистра энергетики Михаил Михадюк, АЭС строится прежде всего для удовлетворения собственных нужд в электроэнергии.

«После запуска двух энергоблоков АЭС закроет чуть больше 30% потребности страны», — сообщил замминистра.

Экологи: Надежды на внутренние силы не осталось

− Все усилия, которые можно было приложить со стороны общественных организаций и Белорусской партии зеленых, в борьбе со строительством АЭС, уже использовали. В итоге был небольшой публичный резонанс этой проблемы, − считает Ярослав Бекиш.

Но на фоне падающего уровня жизни и проблем на рынке труда вопрос строительство АЭС может казаться белорусам второстепенным.

− Население фактически никак не влияет на решение сложившихся проблем. Это вопрос, в первую очередь, геополитический и во вторую – экономический. А значит, решение принимают конкретные исполнители в кабинетах, которые часто отличаются хладнокровием по отношению к мнению населения, − подчеркивает эксперт.

Остаются только рычаги международного сообщества, которые могут серьезно повлиять если не на отказ Беларуси от АЭС, то хотя бы на качество объекта.

− Стоит добиться приостановки проекта, чтобы разобраться со всеми проблемами. И не исключено, что к тому времени окажется, что продолжать строительство не нужно, − считает Ирина Сухий.

Есть еще один крайний и достаточно фантастический вариант, по мнению собеседницы Завтра твоей страны, — это предложение Евросоюза выкупить станцию, позволив Беларуси вернуть российский кредит и не заканчивать строительство БелАЭС.

Тем временем на первый энергоблок уже поступило все основное оборудование, сейчас ведется его монтаж. Планируется, что ядерное топливо для реактора поступит в Беларусь в конце 2018 года. Его загрузка в реактор, как сообщил журналистам главный инженер РУП «Белорусская АЭС» Анатолий Бондарь, состоится в первом квартале 2019 года.

В ноябре прошлого года вице-премьер Беларуси Владимир Семашко сообщил о том, что первый блок БелАЭС будет введен в строй в 2019 году. Ранее планировалось, что первый блок БелАЭС заработает в 2018 году, второй — в 2020-м. Такая задержка вызвана тем, что Беларусь приняла решение заменить корпус реактора из-за инцидента с ним в июле прошлого года.

Российский генподрядчик по строительству БелАЭС готовится к судам? Кто получает лакомые кусочки от белорусского атомного пирога

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 19
  • Балл: 4.8