Реставрация четвертой власти: как Украина реформирует свои медиа

Как изменились «медийные порядки» в Украине?

Последняя украинская революция основательно развязала руки здешним реформаторам. Вслед за перестройкой власти и силовых структур страна взялась за СМИ. С какими трудностями столкнулись реформаторы и каких успехов добились? Как будет выглядеть информационный фронт нашего соседа через пару лет?

От государственного ТВ к общественному

Первым делом заинтересованные «реставрацией» медиа граждане направили ветер перемен на телеканалы и радио. В апреле 2014 года они наконец добились принятия Верховной Радой закона «Об Общественном телевидении и радиовещании». Именно он должен был стать отправной точкой реформ. Но несмотря на основательную подготовку законопроекта юристами, медиаэкспертами и другими профи, парламент «запустил» его в практически беспомощном виде.

— Комитет по вопросам свободы слова и информационной политике начал «обрезать» документ, как штаны в известной сказке, в результате остались «шортики». Закон получился декларативным, и как с помощью него что-то изменять, никто не понимал. Но в 2015 году мы добились внесения поправок, и закон наконец начал реально работать. — рассказывает Светлана Остапа, заместитель шеф-редактора портала «Детектормедиа», заместитель наблюдательного совета Национальной общественной телерадиокомпании.

— Большой плюс в том, что пока мы «выбивали» те самые поправки, собралась рабочая группа профессионалов, которые по-настоящему хотели перемен в наших медиа, а остальные отсеились. Осенью 2015-го эти люди начали основательно работать над нашим «большим делом».

На очередном этапе трансформации нужно было объединить все региональные и центральные госканалы и перекроить их в одно юрлицо. Здесь реформаторы столкнулись с новыми препонами. Появились саботажники, которые основательно затормозили процесс, еще одной проблемой стали «госвещатели» оккупированных территорий. Но после того, как в дело вмешались депутаты, а фискальная служба разрешила не принимать во внимание восточные псевдо-республики, «единение» было достигнуто.

— В декабре 2015-го мы избрали новый Наблюдательный совет национальной общественной телерадиокомпании. В ней 17 человек, 9 из которых выбрали общественные организации, остальных парламентарии. Оставалось только зарегистрировать Общественное телевидение как новое юрлицо, что и произошло в январе 2016-го. С этого момента начались бесконечные заседания и активная «реформаторская работа», которая кипит и сегодня. — продолжает историю Светлана Остапа.

11 апреля 2017 года был избран глава новоиспеченной нацтелекомпании. Кому достанется должность, решал уже не Кабинет министров, а Наблюдательный совет. Но несмотря на нешуточную конкуренцию и новое «жюри», главой правления стал бывший гендиректор «старой» национальной телекомпании Зураб Аласания.

Газеты, журналы и финансовая прозрачность

Параллельно «перестройка» идет и в печатных СМИ. Больше 100 государственных и 550 коммунальных газет и журналов начиная с 2016 года трансформируются в частные. До конца 2018-го к этому должны прийти абсолютно все «бумажные» издания.

— Два года назад печатникам дали 2 варианта на выбор, либо «перевоплотится» до конца 2016 года, либо в период с 2017-го по 2018-ый. Решение должны были принимать именно трудовые коллективы. Однако в тех изданиях, где соучредителями были местные власти, по факту решающее слово было за руководством регионов. Те, кто остался на плаву после первого этапа, должны будут найти финансовую подпитку и учится играть по правилам рынка, иначе их ждет ликвидация, — поясняет заместитель наблюдательного совета Нацтелекомпании.

Еще одним шагом реформ стала прозрачность медиасобственности. Главная задумка была в том, чтобы явить народу реальных бенефициаров крупных телеканалов.

— На этом этапе нас ждало очень много сюрпризов. — продолжает Светлана Остапа, — Среди настоящих спонсоров и владельцев объявились лица, которых с популярными каналами никто никогда не связывал. Процесс продолжается, и некоторых «кукловодов» мы еще до сих пор не раскрыли. На очереди — та же процедура с печатными изданиями. В планах также раскрытие всех финансовых притоков к нашим медиа. Правда, как только мы об этом упоминаем, в Верховной Раде все хватаются за голову и всеми силами пытаются оттянуть это нововведение. Оно и понятно: многие доноры именно в парламенте и сидят!

Реформы и реальность

Реформы, безусловно улучшают качество и непредвзятость телеканалов и изданий. Но кроме юридических новшеств и законов существуют и живые люди в редакциях, за окном которых страна в состоянии войны. В таких условиях быть объективным — тяжелая, неблагодарная, а порой и опасная работа. К такому выводу приходит Севгиль Мусаева, главный редактор Украинской Правды, самого читаемого новостного сайта Украины.

— Один из показательных примеров, когда мы пишем на тему небоевых потерь нашей армии. Как только люди видят, что там немало алкоголизма и самоубийств, они буквально свирепеют и начинают поливать нас грязью. Такая же реакция была, когда мы опубликовали просьбу одной мамы выяснить, кто виновен в смерти ее ребенка в зоне АТО. Хотя мы всего лишь показываем реальность. Поэтому, учитывая такое давление общества на наши СМИ в условиях войны — самым лучшим цензором часто оказывается сам журналист. Именно такие вещи влияют на реалии куда больше, чем любые законы и реформ на бумаге…

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5