Андрей Егоров: Уличные протесты стали ассоциироваться с оппозицией и репрессиями

Белорусы могут терпеть долго.

Волна протестов, начавшаяся в феврале, явно пошла на спад. Почему?

— Акции протеста, которые проходили в феврале-марте, вкладывались в тренды подъема сезонной активности. Традиционно такие акции идут на спад к концу весны, если не возникает дополнительных условий, — сказал в интервью Thinktanks.by директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

При этом он отметил, что снижение протестной активности явно произошло после событий 25 марта, когда уличная акция завершилась брутальными задержаниями людей.

— Репрессии – как массовые, в отношении участников, так и точечные, в отношении лидеров оппозиции – погасили массовость протеста. Властям удалось добиться того, что уличные акции перешли в традиционные формы, то есть стали ассоциироваться с оппозицией и с репрессиями. Жесткие действия милиции привели к тому, что порог участия в акциях повысился, а новые лидеры не появились, — подчеркнул Андрей Егоров.

По мнению политолога, акции протеста текущего года хоть и были самыми массовыми за последние пять лет, все же не достигали максимально возможного для Беларуси уровня, который наблюдался ранее.

На взгляд Андрея Егорова, несмотря на ухудшение экономической ситуации в Беларуси, драматического разрыва социального контракта пока не произошло

— В феврале декрет о тунеядцах послужил триггером из-за своей абсурдности и несправедливости: мало того, что положение людей ухудшилось, и они вынуждены сами с этим справляться, их еще вдобавок облагают дополнительными повинностями. Но если таких резких действий не предпринимать, терпение людей может быть достаточно долгим, — отметил эксперт.

При этом, по мнению Егорова, базовая проблема, связанная с социальной напряженностью, сегодня не решена.

Продолжение читайте здесь

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 4.5