Как удовлетворить «обывательский» интерес к собственности чиновников?

Пассажирам, прилетающим в международный аэропорт Борисполь, бросаются в глаза плакаты, на которых на разных языках написано о том, что Украина свободна от коррупции.

Указывается также номер телефона горячей линии, куда можно сообщить о фактах противоправного поведения государственных служащих. Все это как-то сразу наводит на мысль, что коррупция в этой стране актуальная проблема. Встречи с гражданскими активистами и экспертами в Киеве подтвердили догадку.

Украина — чемпион по разочарованиям

Честных выборов, на которых побеждают люди, симпатичные большинству избирателей, как выясняется, вовсе недостаточно для того, чтобы ситуация коренным образом поменялась в лучшую сторону. В этом убедились украинцы после первого Майдана, который прошел в 2004 году и привел к власти Виктора Ющенко и его тогдашних соратников.

По словам  аналитика, сотрудника Международного фонда «Відродження» Александра Сушко, события после Оранжевой революции очень быстро показали, что если над людьми у власти не осуществляется системный гражданский контроль, то они очень быстро разочаровывают. И Украина в этом смысле чемпион по разочарованиям в собственных кумирах. Здесь прошло уже несколько циклов таких очарований и разочарований. Именно поэтому второй Майдан, именуемый также Революцией Достоинства, не ставил целью сменить одно лицо у власти на другое. Он был, скажем так, не о политиках.

— Был большой скепсис в отношение даже тех политиков, которые выходили на сцену. Не было культа никакого, никаких иллюзий по поводу того, что придут какие-то люди и всё радикально изменят, — констатирует эксперт.

Модель государственного устройства, которая на протяжении двух десятилетий создавалась в Украине, оказалась насквозь пропитана коррупционными практиками. И Революция Достоинства выдвинула запрос общества на их искоренение.

Как излечить коррупцию?

Увы, болезнь эта тяжелая, и одной чудодейственной таблетки не существует. Необходимо комплексное лечение. Украинское общество оказалось в жестких рамках. Половинчатые меры были бы не эффективны, а полный демонтаж существующей модели, по сути, означал разрушение государства. В этом случае нужно было использовать механизмы, которые постепенно, но неуклонно уменьшали коррупционную природу государства. Употребляя медицинские термины, надо было разработать протокол лечения и следовать ему.

Важной составляющей борьбы с коррупцией стала публичность. В конце 2014 года и начале 2015-го украинский парламент принял ряд законов, которые создавали базу для максимальной прозрачности всех аспектов, связанных с владением собственности.

— Речь шла о реестрах недвижимости, реестрах автомобилей, внедрении правил, согласно которым все юридические лица обязаны публиковать не только формальных собственников, но и конечных бенефициариев, — рассказал Александр Сушко.  — Так усложнялась жизнь тем, кто создавал тысячи фиктивных фирм на фиктивных лиц, чтобы получать доход для себя.

Почувствуйте разницу!

Благодаря публичности стала вырисовываться разница между уровнем официальных доходов большого числа государственных служащих и политиков и их реальным состоянием, жизненными стандартами, собственностью их семей. Новое законодательство давало возможность всем желающим проследить, кто из чиновников записывает недвижимость, драгоценности на жен, детей, бабушек.

Особое место в образе жизни коррупционера в  Украине занимает роскошный автомобиль. Тамошние мздоимцы не ездят на «Тавриях». Дорогой автомобиль  без лишних слов свидетельствует о статусе. Кому принадлежит автомобиль, на котором передвигается чиновник, перестало быть тайной за семью печатями.

Но особенно болезненно был воспринят закон об электронных декларациях.

— Они выявили столько потенциально  компрометирующей информации, что на сегодня зона комфорта коррумпированных элит разрушена полностью, — делает вывод Александр Сушко.

«Запирайте этажи, нынче будут грабежи!»

Несоответствие уровня официальных доходов с уровнем реальной жизни государственных служащих само по себе не влечет уголовное преследование. Однако публичность в этом вопросе привела к неожиданным последствиям. Многие чиновники предпочли уйти с государственной службы, чтобы перестать «светиться». В этом отношение показателен пример судейского корпуса — одной из самых коррумпированных ветвей власти в Украине, по свидетельству эксперта.

В июне прошлого года министр юстиции Украины Павел Петренко поведал о том, что значительное число судей отказались пройти переаттестацию.

— Около 20% судей отказываются идти на переаттестацию в силу того, что они не в силах подтвердить свое имущественное положение или не могут подтвердить своей профессионализм, — сказал министр в ходе Шведско-украинского бизнес-форума.

Иными словами, эти судьи понимали, что им не удастся работать так, как они привыкли, а рисковать добром, нажитым не посильными трудами, не хотели. Они сделали выбор: уйти с работы, чтобы сохранить то, что есть.

Интересно, что от тех, кто остался судить, поступило несколько заявлений об ограблениях после публикации электронных деклараций. Причем, ситуации порой возникали трагикомические. У одного судьи, к примеру, украли ну очень большую сумму в наличных долларах, которая почему-то не была задекларирована.

Будет ли полезно украинское лекарство в Беларуси?

Публичность, безусловно, не позволяет полностью вычистить авгиевы конюшни мздоимства и казнокрадства.  Тем не менее, она уже сама по себе дорогого стоит.

Будет ли украинский опыт востребован в Беларуси? Отвергать такую возможность в перспективе нельзя, хотя модели государственного устройства в наших странах сильно отличаются, также как и реалии общественной жизни.

Судя по количеству громких посадок, в том числе и прокуроров с большими звездами на погонах, коррупция в высших эшелонах белорусской власти имеет место быть. И показательными порками унять её не удается вот уже более двадцати лет. И все же предавать огласке доходы и имущественное состояние госслужащих в нашей стране пока не спешат. Возможно, чтобы избежать конфузов, подобных тому, что случился с украинским судьей.

Выступая в парламенте в ходе обсуждения проекта закона «О борьбе с коррупцией» генеральный прокурор РБ Александр Конюк два года назад заявил о том, что в Беларуси нет необходимости публиковать декларации чиновников о доходах и имуществе.

— Зачем это делать? Удовлетворять обывательский интерес о том, у кого что есть? — задал тогда риторический вопрос Александр Конюк. — Мне также кажется, что это не совсем этично.

В Украине подобный интерес не считают обывательским. Любой гражданин, указавший свои паспортные данные, может узнать, чем владеет, к примеру, генеральный прокурор этой страны.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5