Сколько валюты осталось под матрасами у белорусов?

Как долго еще власти смогут удерживать стабильность рубля за счет населения?

27 апреля на встрече с председателем правления Банка развития Сергеем Румасом глава белорусского государства Александр Лукашенко попросил его охарактеризовать «ситуацию в экономике и, естественно, в кровеносной системе нашей экономики — финансах».

— Как профессиональный банкир, как финансист, как человек, который немало проработал в правительстве, вы это чувствуете, — заявил глава государства. — Возможно, у вас будут какие-то настораживающие факторы, я хотел бы, если они есть, чтобы вы меня предупредили и изложили эти факты.

Александр Лукашенко подчеркнул, что «это будет очень важно для принятия решения в будущем».

О каких же настораживающих факторах могла идти речь? Своими предположениями с Завтра твоей страны поделился финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by  Александр Муха.

«Мы находимся у опасного порога»

— Очевидно, что в первую очередь на уровне политического руководства стоит обратить внимание на накопившиеся проблемные активы, — отмечает финансовый аналитик.

Александр Муха

— По состоянию на 1 марта проблемные активы белорусских банков составляли 5,073 млрд деноминированных рублей. И если мы говорим о доле проблемных активов в банках, подверженных кредитному риску, то эта доля возрастает с 10,3% на 1 марта 2016 года до 13,3% на 1 марта этого года, — приводит данные Александр Муха. — Это достаточно высокий показатель (в экспертной среде пороговым уровнем проблемных активов считается 15–20% — ЗТС).

Речь идет об активах действующих коммерческих банков без учета проблемных активов вне общего баланса, поэтому, я считаю, к этой цифре нужно добавлять еще несколько процентных пунктов.

Не стоит забывать, что Банк развития — обособленный финансовый институт. Он не включен в эти 13,3%, и у него есть собственные проблемные активы на внебалансовых счетах. Плюс — недавно созданное Агентство по управлению активами, которому коммерческие активы передали на баланс часть проблемных активов.

Мы находимся у опасного порога. Дальнейшее ухудшение качества банковских активов чревато негативными последствиями для устойчивости банковского сектора и экономики страны в целом.

Призрак девальвации

— Стабильность внутреннего валютного рынка Беларуси в 2016 году и в течение первых четырех месяцев этого года была обеспечена за счет масштабной чистой продажи иностранной валюты со стороны физических лиц.

Это в значительной мере позволило компенсировать потери от падения валютной выручки из-за ограничения поставок российской нефти.

«Мы не можем дальше сидеть на трубе с российской нефтью»

В 2016 году белорусы продали на чистой основе без учета безналичных расчетов 1,894 млрд долларов. Это рекордный показатель за всю историю независимой Беларуси.

Почему белорусы массово идут в обменники и меняют доллары на рубли?

Важный момент: этим самым в прошлом году население не только внесло свою лепту в сохранение стабильности внутреннего валютного рынка, но и помогло правительству и Нацбанку пройти график платежей по внутренним и внешним обязательствам, номинированным в иностранной валюте, в штатном режиме.

Но это благоденствие не может продолжаться бесконечно. В дальнейшем, даже в текущем году есть риск, что предложение иностранной валюты со стороны физлиц сократится.

Это может привести к возникновению девальвационных рисков.

Нужен ли белорусам сильный рубль?

Почему? Если речь идет о чистом предложении иностранных валют со стороны населения, то можно ожидать, что на этом фоне, при прочих равных условиях, произойдет увеличение давления на курс белорусского рубля.

Оно будет связано с осуществлением платежей по внешним задолженностям страны в условиях задержек нового внешнего финансирования. По крайней мере, переговоры с Международным валютным фондом затягиваются, третий выпуск суверенных еврооблигаций отложен. 

Белорусы сдали около трети всех своих запасов валюты

— Без малого 2 миллиарда долларов — так много наличной валюты белорусы еще не сдавали. По нашим оценкам, в 2016 году белорусы были вынуждены расстаться с третью ранее накопленных валютных сбережений неорганизованной формы — образно говоря, сбережениями, которые хранились под матрасами. При сохранении сегодняшних темпов чистой продажи наличной валюты физлицами, неорганизованные сбережения людей гипотетически могут закончиться уже через два года. 

Причины, почему люди сдают валюту, понятны. Отмечается повсеместное падение реальных доходов с учетом годовых темпов инфляции, а также в долларовом эквиваленте.  

Я думаю, что президент также осознает проблему. С одной стороны, плюс — население увеличило чистую продажу хранимой под матрасами валюты. С другой — в этом есть определенный социальный риск. Ведь стабильность валютного рынка в значительной степени обеспечена обеднением населения. А основная задача государства, если следовать программным установкам правительства, заключается в улучшении благосостояния народа. Наверное, отсюда и происходит амбициозная задача по доведению средней зарплаты до 500 долларов.

Откуда руководители возьмут деньги на новых работников и зарплату в 500 долларов?

Нужно готовиться к тому, чтобы в случае уменьшения предложения чистой валюты со стороны населения закрыть потребность во внешнем финансировании за счет привлечения кредитов и размещения еврооблигаций.

Обострение отдельных социальных рисков на фоне дальнейшего вынужденного затягивания поясов у населения может создать дополнительную угрозу для валютного рынка до конца этого года и в первой половине 2018-го.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 36
  • Балл: 4.8