Сможет ли Беларусь занять выгодную нишу в Шелковом пути?

Почему сотрудничество с Пекином не приносит Минску значимых результатов.

Несмотря на слова  Александра Лукашенко, что «великий Китай только с четырьмя государствами имеет такой высокий уровень сотрудничества, и в их число входит Беларусь», а также постоянные заявления о стратегическом партнерстве (которое, к слову, Китай осторожно называет сотрудничеством), реальные цифры от прямого взаимодействия между странами не самые радужные.

Например, в прошлом году экспорт белорусских товаров в Китай составил 468 млн долларов и снизился, по сравнению с 2015 годом, почти вдвое. Для сравнения, в Россию мы экспортировали товаров почти на 11 млрд  долларов.

— Китай – самый невыгодный партнер в отношении экспорта-импорта. Торговля характеризуется моноэкспортом: львиную долю занимают калийные удобрения – единственное, что интересует КНР, — говорит эксперт Либерального клуба  Александр Филиппов, добавляя, что и прямых инвестиций от партнера Беларусь получает мизер – всего 3,7%, что составляет менее 200 млн долларов.

Исследователь центра Eurasian Countries in Transition Андрей Елисеев  отмечает, что даже географическая близость Беларуси к Евросоюзу становится не такой уж и важной. Например, соглашение об ассоциации с Евросоюзом уже делает Молдову более привлекательной для Китая.

Получается, экономически сотрудничество не приносит значимых результатов и главная задача – ориентация на геополитику?

По мнению экспертов, большие возможности для Беларуси сможет открыть Экономический пояс Шёлкового пути (ЭПШП) – программа с Евразийского экономического союза, в рамках которой Китай строит новые евразийские железнодорожные магистрали и модернизирует старые (как, например, уже делается в Бресте).

— Благодаря геоположению Беларусь имеет все шансы в рамках этой программы стать важным транспортно-логистическим узлом – либо создать пункты, где ширококолейные вагоны будут перегружаться на узкоколейные, либо просто модернизировать – в том же Бресте – станции, где вагоны будут ставиться на узкие рельсы и идти дальше в Европу, — говорит Георгий Барковский, учредитель и директор частного предприятия «Восток Прогресс Сервис».

По его мнению, Экономический пояс Шёлкового пути – это дополнительная возможность для белорусов заявить о себе не только в Китае, но и в других странах-участницах проекта, а также нарастить экспорт, в первую очередь, продуктов питания.

Впрочем, это очень долгосрочный проект, который должен завершиться лишь к 2049 году.

— В самом китайском правительстве еще нет четкого понимания развития этого проекта, существует разное видение его реализации, — отмечает Андрей Елисеев.

Однако подчеркивает, что Беларуси стоит «держать руку на пульсе» и развивать правовую основу торговли с ЕС.

— Возможно, это даст Беларуси преимущество перед странами Центральной и Восточной Европы для китайских инвесторов, — считает эксперт.

В отношениях с другими участниками проекта вопрос в грамотной стратегии, которую должна выбрать Беларусь.

— Когда Китай экспортирует свою продукцию в Европу, обратно из нее (через Беларусь) возвращаются полупустые вагоны. По данным на июль 2016 года в КНР возвращались вагоны, заполненные максимум на 30%, — говорит Георгий Барковский, добавляя, что китайцы ищут для себя выгодные возможности, чтобы заполнить эту «обратку».  — В интересах Беларуси это сделать.

В Беларуси Китай позиционируется как один из основных стратегических партнеров, но, по мнению экспертов, очень важно понимать, что наша страна для Китая – одна из многих. Если не получается выгодно реализовать прямое двустороннее сотрудничество, пора искать обходные пути и максимально использовать тот же Экономический пояс Шёлкового пути.

  • Оцени статью: