Что тормозит украинские реформы?

После победы Майдана в 2014 году к власти в Украине пришли люди, которые декларируют готовность к проведению глубоких реформ. За реформы, по крайней мере на словах, выступают практически  все основные украинские политические силы.  На практике же процесс реформирования продвигается очень медленно.

О том, почему так происходит и как Беларуси не повторить украинских ошибок в материале «Белорусского партизана».

Кадровый голод

«У украинцев не было иллюзий относительно «Революции достоинства» в том плане, что никто не думал, что вот мы сменим тех людей, которые сейчас у власти на других и эти другие люди построят нам светлое будущее. Все еще помнили, как быстро разочаровались в Ющенко, да и в лидерах Евромайдана все тоже разочаровались еще до того, как он победил. Украинцы вообще чемпионы по разочарованию в кумирах. Поэтому иллюзий, что кто-то придет и радикально все изменит не было и ставка делалась на то, чтобы создать такие механизмы участия в общественной и политической жизни страны, что бы через эти механизмы оказывать влияние и контроль на руководство страны, кто бы ни приходил к власти. Через разрушение зоны комфорта, через вынесение на всеобщее обозрение их стиля жизни и т.д», - рассказывает директор Института Евро-Атлантического сотрудничества, глава правления международного фонда «Відродження» Александр Сушко.

В этом плане в Украине было сделано достаточно много. Так, было создано Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), которое является независимым правоохранительным органом и обладает широкими полномочиями и антикоррупционная прокуратура. Была введена система обязательного электронного декларирования имущества чиновников и членов их семей, а также электронная система ProZorro, в которой любой желающий может посмотреть, как, кто и на каких условиях осуществляет госзакупки в Украине. Однако этого оказалось не достаточно.

«Одной из главных проблем, с которыми мы столкнулись, стал кадровый голод. Оказалось, что многих чиновников просто некем заменить. Можно заменить работников ГАИ, что и было сделано. По грузинскому опыту была создана патрульная полиция, куда были наняты новые сотрудники и коррупции, взяток на дорогах теперь нет. Но для того, чтобы научить патрульных осуществлять свои обязанности достаточно трехмесячных курсов, а чтобы обучить следователей или судей нужно гораздо больше времени и мы столкнулись с тем, что их просто некем заменить», - рассказывает эксперт.

Именно в несменяемости судей видит главную проблему антикоррупционной реформы юрист Центра противодействия коррупции Анастасия Красносельская.

«Нам удалось сделать многое за это время. В этом нам помог Запад и удачное стечение обстоятельств. Новым властям нужны были деньги и европейские перспективы. А вся международная финансовая помощь предоставлялась только с очень жесткими требованиями, что должна сделать Украина. Более того, мы добились, что в случае отката реформ ЕС может приостановить безвизовый режим для Украины. И Петр Порошенко, который вероятнее всего собирается на второй срок, совсем не хотел бы, чтобы его избирательная кампания проходила под знаком приостановления безвизового режима. Поэтому свернуть антикоррупционную реформу очень сложно. НАБУ и антикоррупционная прокуратура независимы от властей и имеют широкие полномочия, о чем в частности свидетельствует арест главы фискальной службы Романа Насирова, который является человеком Порошенко «до мозга костей». Он обвиняется в том, что незаконно рассрочивал налоговые обязательства, чем нанес ущерб государству в 2 млрд гривен (ок. млн). Но всё и в деле Насирова, и в других антикоррупционных делах упирается в то, что у нас нет независимого суда. Судьи – это все теже люди, которые были назначены при Януковиче и Кучме. Они привыкли выполнять политические заказы. На каждого из них есть папочка, что делает их очень послушными», - рассказывает Красносельская.

Большой проблемой является не только то, что на должность судей сложно найти юристов соответствующей квалификации, но и то, что Украина вынуждена действовать по принципу Совета Европы «судей должны выбирать судьи», что означает что новых судей старые выбирают из своих же.

«В результате мы получаем замкнутый круг. И дело даже не в том, что суды оправдывают того, кого оправдывать нельзя, а в том, что они ничего не делают, затягивают на месяцы и годы слушания по делу и за это время у общества появляются вопросы к НАБУ. Люди говорят «мы вам платим большие зарплаты (зарплата следователя НАБУ -4 тыс - БП), где же результат»?! Ведь понятно, что результат для общества не предъявленное подозрение Насирову, а то что его посадили, а 2 млрд вернули в бюджет. Выходом из этого замкнутого круга могло бы быть создание антикоррупционных судов. Но провести такую судебную реформу сейчас уже вряд ли удастся», - считает эксперт.

Человеческий фактор

Еще один фактор, тормозящий реформы в Украине, как не странно, это - сами украинцы. Несмотря на то, что согласно соцопросам большинство граждан Украины выступают за реформы, в действительности это не совсем так.

«Это только кажется, что сопротивляются реформам только чиновники и руководство страны. Нет, сопротивление идет на всех уровнях. Например, вот реформа здравоохранения, которая предусматривает систему публичных закупок медикаментов. Ей сопротивляются и старые элиты, фармацевтические лоббисты, которые привыкли продавать медикаменты так, как они привыкли. Ей сопротивляются и главврачи больниц. А от них зависит весь персонал этих больниц и они могут такую картинку для телевизора сделать, что все против этой реформы, что народ будет думать, что она действительно вредная и ненужная. Многие люди сопротивляются реформам по инерции – они привыкли жить и работать в одной системе координат и не хотят ее менять на другую. Люди говорят «мы за реформы в стране, но не у нас. Нас лучше не трогайте, а просто дайте нам побольше денег и все будет хорошо. У нас проблема только в том, что ресурсов не хватает». Но ресурсов не хватает и не будет хватать пока экономика не будет реформирована. Конечно, проще дать взятку гаишнику, чем платить штраф, но так жить нельзя», - рассказывает Александр Сушко.

Главной же проблемой и угрозой для украинских реформ, по его мнению, является проблема их восприятия населением.

«Изменений на самом деле множество. В образовании, энергетике, транспорте и т.д. Но когда создается барьер против коррупции, часть коррупционеров начинает искать другие лазейки и иногда их находят. Это приводит к тому, что в обществе говорят, что ничего не изменилось, как была коррупция, так и осталась. Но в действительности то, что коррупционеры вынуждены предпринимать огромные усилия, чтобы приспособится к новым условиям уже говорят о том, что происходят серьезные изменения. Проблема восприятия вообще самая главная проблема украинских реформ. Только одно перечисление тех изменений, которые произошли, займет очень много времени, так что говорить что их нет нельзя, но с другой стороны, точно также обоснованно люди говорят «мы ничего не чувствуем, нету существенных изменений». И это понятно ведь у людей материальные проблемы: зарплаты снизились, стоимость коммунальных услуг выросла. В результате спрос на реформы падает, а растет спрос на популизм и пустые обещания повысить зарплаты и снизить цены без каких-то серьезных изменений», - считает эксперт.

Все это очень сильно тормозит реформы в Украине и создает угрозу их сворачивания. И рано или поздно с похожими проблемами придется столкнуться и Беларуси, поэтому к ним надо быть заранее готовыми и сделать все возможное, чтобы их избежать.

  • Оцени статью: