Три серьезные проблемы приемных родителей

Почему в Беларуси уменьшается количество приемных семей? С какими главными проблемами сталкиваются приемные родители?

«Учить Ваню надо буквально элементарному, а это время, нервы, серьезная педагогика…»

Главной педагогической проблемой социальных сирот родители называют их страшную запущенность. Живя вместе с пьющими родителями, дети предоставлены сами себе, школу прогуливают, воспитываются на улице.

В итоге иногда подростки в 14-17 лет с трудом читают по слогам. В быту нередко не справляются с элементарным — не умеют застилать постель, переодеваться, пользоваться мылом и зубной щеткой. Кроме того, часто уже в дошкольном возрасте они пробовали алкоголь и табак, видели непристойные сцены, драки и насилие.

И этот асоциальный по сути «опыт» приносят в благополучную приемную семью. Что происходит дальше?

— Ситуация совсем не безнадежна, — считает Ольга, приемная мать из Могилевской области. Мы беседуем на кухне. Четверо детей играют «в Золушку» — на столе перемешаны зерна фасоли и гороха, а дети их разбирают по отдельным пакетикам. Похоже, нравится — смеются, время от времени даже поют хором.

Это нехитрое упражнение развивает усидчивость и мелкую моторику пальцев. Например, восьмилетний Ваня научился, наконец,  держать ручку пальцами, а раньше лишь сжимал в кулаке.

Приемный отец Виктор, соглашается: да, научить детей жить «как все» можно. Но далеко не сразу: если они приходят в семью 8-9-летними, то должные бытовые привычки сформируются года через два, но вот в учебе к уровню своего возраста подтянутся только в 7-8-м классе.

Все мои собеседники обращают внимание на то, что приемные дети часто охотнее слушают чужих людей, чем новых родителей. Последние в их понимании — прежде всего контролеры, которые заставляют и придираются... Поэтому необходимо привлекать к общению с ребятами всю семью: бабушек и дедушек, двоюродных и троюродных родственников. И если они говорят детям то же самое, что и родители, то это здорово помогает.

Сколько раз я молилась: «Господи, нет больше сил, помоги!»

Неустойчивость поведения приемных детей — еще одна острейшая проблема. Большинству родителей расслабляться не приходится: в любой момент жди подвоха. Ребенок может быть хорошим-хорошим, а затем ни с того ни с сего как вытворит какой-нибудь фокус — хоть стой, хоть падай. Наиболее частые проблемы — обман и воровство.

В семье Николая и Ирины Л. двое приемных воровали деньги и у них, и у гостей, и в школе – где только можно... Боролись с этим всем миром, но не смогли: однажды вся семья осталась на целый месяц без гроша — украли всю зарплату вместе с детскими пособиями и все отдали своим биологическим родителям-пьяницам. Это стало последней каплей: братьев отправили назад в интернат.

Таких примеров, когда на любовь и добро отвечают злом и неблагодарностью, — превеликое множество. Но не всегда следует осуждать детей за это: часто они «не ведают, что творят».

Ведь нередко у сирот трудные судьбы, множеством психотравм. Так, Аню П. насиловал родной отец, когда ей было 7-8 лет. Даша Ч. видела, как мать родила, а затем закопала братика-младенца в огороде. Сергей Г. родился в тюрьме, где мама отбывала наказание за убийство, и воспитывался там до четырех лет…

Справедливости ради надо отметить: в особо крайних случаях сотрудники администрации часто стараются помогать родителям. Например, когда Аня, приемная дочь Ларисы В. сбежала из дома, подняли на ноги районную милицию и искали, пока не нашли.

В то же время возможностей оказать реальную педагогическую и психологическую помощь попавшей в сложную педагогическую ситуацию семье не так и много… «Где вы видели квалифицированного специалиста, который мог бы постоянно опекать малолетнюю девочку, пережившую насилие?» — спрашивает Лариса. Серьезной профессиональной помощи, увы, ждать неоткуда, а сами родители полноценно справиться с проблемой не в состоянии. Так все живут и годами мучаются...

«Нам не оградиться от вмешательства администрации в личную жизнь»

— Органы опеки вмешивается в дела семьи иногда жестко, часто нетактично – и это еще мягко сказано! — эмоционально говорит Наталья Любенчук, приемная мать из Пинска.

Она приводит примеры, когда чиновники в первую очередь вмешивались в дела тех семей, которые их боятся. Если же люди сильны, уверены в себе, то могут установить границы, нарушать которые работники администрации не станут. Хотя и тут всякое бывает…

— Право администрации вмешиваться в жизнь приемной семьи закреплено в законодательстве, — комментирует ситуацию Елена К. — К примеру, одинокая женщина с приемными детьми должна информировать, с кем именно она вступает в брак. Орган опеки имеет право знать врачебную тайну, проверять медицинские карточки, ему открыт практически беспрепятственный доступ в дом приемной семьи.

На практике для приемной семьи никаких границ личной жизни вообще не существует, — подводит итог Елена. — Нам практически невозможно оградить себя от вмешательства администрации в личную жизнь. И это серьезный психологический дискомфорт, отнюдь не помогающий строить полноценную семью, заниматься воспитанием должным образом, с учетом индивидуальных особенностей детей, многочисленных нюансов, которыми наполнена каждодневная жизнь

* * *

Таким образом, первая проблема — запущенность детей-сирот — в приемных семьях более-менее успешно решается, в основном силами родителей с помощью их родных и близких.

Вторую проблему — девиантное поведение детей, связанное с их детскими психотравмами — в приемных семьях решают, как умеют. В ряде случаев что-то сделать не получается, и тогда либо смиряются и живут с этим, либо возвращают детей в интернат.

Третья проблема — вмешательство администрации в личную жизнь приемной семьи. Гарантированного способа защититься от этого пока что нет.

  • Оцени статью: