Кто виноват в бедах белорусской экономики, и как это исправить

Экономист Ярослав Романчук — об экономическом положении, деловом климате в Беларуси и мире.

О кризисе

Структурный, системный, циклический и конъюнктурный кризис – это уникальное явление для белорусской модели. Нейтрализовать негативные явления, издержки и дисбалансы традиционными для централизованной плановой экономики инструментами теоретически невозможно, потому что эти инструменты в существующей институциональной среде и привели к такому кризису.

Об экономической политике на 2017 год

Власти сработали в привычной для себя манере. Каждое министерство и ведомство составило свой список пожеланий и лоббистских приоритетов. Ответственный на своде написал проект документа. Он прошел обсуждения и согласования около 65 структур и организаций, имеющих право подписи. В результате получился очередной нормативный акт, наполненный противоречиями и взаимоисключающими положениями.

Комплекс приемлем для президента, VIP-номенклатуры и участников государственных программ. Все традиционные рычаги управления активами и ресурсами, инструментами регулирования входа на рынок и работы на нем остались. Количество лицензий обещали сократить, но не указали, когда и на сколько. Налоговые, таможенные, финансовые льготы распределятся в привычном для номенклатурных фаворитов режиме. Контроль над бюджетными потоками, землей, импортом и инвестициями остается у них в руках. Даже ценообразование, ассортиментные перечни и арендные отношения остались в регуляторной обойме инструментов.

О либеральности

От того, что один процент предложений действительно расширяет сферу добровольных рыночных отношений между частными субъектами хозяйствования, весь документ нельзя считать либеральным. От того, что Китай в свое время создал СЭЗы и в этих резервациях начал эксперименты с частным предпринимательством, он не стал капиталистическим и свободным. От того, что Россия ввела 13-процентный плоский подоходный налог на физических лиц, она не стала более капиталистической, чем США с их вредоносной, крайне неэффективной налоговой системой. Тем более что от декларации хорошего и правильного до создания реальных действующих механизмов, как это было с Директивой президента № 4 огромная дистанция.

О «бреши имплементации»

В нее, по мнению экономиста, могут угодить многие правильные утверждения властей. Правительство, например, обещало поддерживать из бюджета только прибыльные, перспективные и высокотехнологические коммерческие проекты. На практике выполнить такое обещание не получилось.

Можно приветствовать решение перевести 25 административных процедур в электронный формат, но если каждое министерство и ведомство будут требовать от коммерческих организаций свой электронный ключ, за который нужно будет платить по 100 долларов в год, а также высокую плату за техническое обслуживание, то такое e-government только увеличит регуляторные издержки бизнеса.

О том, кто виноват в инфляции и долларизации

29 марта 2017 года Совмин принял «Стратегию развития финансового рынка Республики Беларусь до 2020 года». Вкупе со «Стратегией институционального развития Национального банка Беларуси на 2017 – 2020 годы» этот документ описывает контуры развития рынка денег и финансовых инструментов.

Больше конкуренции, разнообразнее финансовые инструменты, больше частной собственности, международные стандарты и четкая система ответственности – Стратегия вполне вписывается в программу построения в Беларуси смешанной рыночной экономики. Нет сомнений, что многие в Нацбанке и Минфине знают, какими должны быть монетарная политика и финансовый рынок. Открытым остается вопрос, кто им даст их проводить так, как написано в двух принятых документах.

Критического осмысления факта отсутствия полноценного рынка ценных бумаг в Стратегии нет. Есть традиционные для правительства ссылки на внешние факторы.

Но инфляция, нестабильность белорусского рубля, рецессия и долларизация – все это является результатом торговой, кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политики, выбранной модели отношений в сфере прав собственности. Все эти параметры выбирали сами белорусские власти. И вот результат. В рамках выбранной модели финансовые рынки не развиваются, инвестиции не приходят, идентификация производственных ошибок сильно замедлена, а «живые» деньги по бюрократическим канонам перетекают в руки не самых эффективных менеджеров, а в управление номенклатурных фаворитов в бизнесе.

На 1 января 2017 г. объем выпущенных в обращение акций составил 9,2 млрд рублей, что составило только 30,9% ВВП. Сам факт выпуска акций не значит, что они появляются в свободном обороте, торгуются через биржу и являются привлекательными инструментами для инвестирования. Мы наблюдаем, как органы власти и отдельные субъекты хозяйствования пользуются неразвитостью финансового рынка для бизнеса, ни в чем себе не отказывая.

Объем допущенных к обращению корпоративных облигаций и облигаций местных исполнительных и распорядительных органов составил 15,5 млрд. рублей, что в 8,1 раза выше уровня на 1 января 2011 г. Облигации составили только 16,4% ВВП. При 4628 акционерных обществах это очень незначительные цифры. Годовой объем вторичных торгов акциями колебался от 0,03 млрд. рублей в 2011 году до 0,08 млрд. рублей в 2012 году и в 2016 году составил 0,05 млрд. рублей. Ликвидность рынка акций остается низкой – в 2016 году рыночные цены рассчитывались по акциям лишь 63 из более чем 2300 открытых акционерных обществ (в 2010 году – 61 эмитента)». Эти показатели даже скромными назвать нельзя.

О директивном кредитовании

На протяжении длительного времени директивное кредитование позволяло активизировать инвестиционный процесс, но вместе с тем привело к накоплению ряда дисбалансов и нарастанию издержек, среди которых – значительная сегментация кредитного рынка, удорожание кредитов в рыночном сегменте, усиление стимулов к долларизации, ухудшение доступа частного сектора к кредитам, субсидирование убыточных предприятий.

Власти хотят активизировать сберегательный процесс, вовлечь в него широкие слои населения и возродить долгосрочные формы сбережений за счет повышения доверия к белорусскому рублю и проводимой денежно-кредитной политике. Но без формирования доверия к органам власти, без вовлечения бизнеса в процессы принятия решений этого не добьешься.

Однако Стратегия не предусматривает изменения механизмов принятия решений. Значит, доверия к белорусскому рублю, как и к долгосрочным инструментам сбережения в нем, ожидать не приходится.

О надеждах бизнеса

Бизнес-сообщество надеется на существенное улучшение качества делового климата после принятия Указа президента «О развитии предпринимательства и исключении излишних требований, предъявляемых к бизнесу». Прежде всего речь идет о сокращении числа административных процедур и упрощении порядка их прохождения, сокращении числа лицензируемых видов деятельности, изменении порядка проведения проверок, определения размера штрафов, а также о выработке минимума законодательных требований к бизнесу.

Цели указа весьма благородные но, как часто бывало в Беларуси, способ их достижения, инструменты и механизмы находятся в руках тех, кто создавал старую систему бюрократии и централизованной экономики. Поэтому нормы, стандарты, процедуры и оценки санстанции, МЧС, строителей защищают свои ведомственные интересы аргументами по защите жизни, здоровья граждан, безопасности страны и даже соответствия требованиям ЕАЭС. Налоговики, таможня, контрольные и силовые органы также полны решимости отстоять свои позиции. Министерство антимонопольного регулирования и торговли и Министерство экономики выступают самыми близкими союзниками бизнес-сообщества. Объединениям предпринимателей и работодателей предложили сформулировать и внести свои предложения по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и исключению излишних требований к бизнесу. В результате в Рабочую группу, созданную распоряжением президента, потекли десятки страниц предложений от органов госуправления и бизнеса. Проводятся совещания подгрупп по разным вопросам. После их обсуждения уполномоченные чиновники сведут все предложения воедино.

Трудно сказать, какие из сотен предложений войдут в проект указа президента по упрощению условий для ведения бизнеса, будут ли изменения радикальными и однозначными, чтобы их почувствовали производители товаров и услуг. Если в результате проделанной работы регуляторная нагрузка с 18% ВВП сегодня снизится хотя бы до 10% ВВП, значит, работа была проведена не зря.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 3.2