Похолодание с ЕС будет на уровне риторики, до санкций не дойдёт

Чем может закончиться новое недоразумение в отношениях между Минском и Брюсселем — двенадцать цитат старшего аналитика Белорусского института стратегических исследований (BISS) Дениса Мельянцова.

Денис Мельянцов. Фото: Змитер Лукашук, Еврорадио

6 апреля Европарламент принял резолюцию, в которой осудил разгон властями акции в Минске на День Воли, потребовал освобождения всех задержанных и заключённых и напомнил о возможности возвращения санкций в отношении Беларуси. Действительно ли ЕС готов вернуться к режиму санкций, согласен ли Минск на очередное похолодание отношений с Западом, чем может закончиться новое недоразумение в отношениях между Минском и Брюсселем?

1.Все заявления Европарламента одинаковы, и они всегда намного более резкие, чем последующие резолюции Совета Европейского союза, который принимает решения, имеющие силу закона во внешнеполитическом контексте.

2.Европарламент — это не тот институт, который вводит санкции, и, соответственно, он не может угрожать введением санкций. Но это орган, который много и громко реагирует, но часто некомпетентно.

3.Европарламент может рекомендовать отменить что угодно — хоть себе и декрет №3. Но очевидно, что в Минске это будет воспринято, как вмешательство в наши внутренние дела.

4.С самого начала Евросоюз поставил достаточно высокую планку, думая, что он может как-то трансформировать такие авторитарные режимы, как тот, который есть и в Беларуси. А это совсем не так: это огромная работа на десятилетия, и срабатывает она с теми странами, которые сами хотят присоединиться к ЕС.

5.В отношениях с Беларусью ЕС нужно ставить реалистичные цели и задачи: повысить товарооборот, увеличить раскрытие преступлений, связанных с незаконным пересечением границы, работать в сфере транзита миграции и так далее, а не стараться взять планку на непреодолимой высоте.

6.Похолодание в отношениях между Беларусью и ЕС "риторическое" — будет более жёсткая риторика и жёсткие заявления, но запущенные проекты и дальше будут идти, ни до санкций не дойдёт дело, ни до серьёзных перерывов в коммуникации.

7.Том, что большинство задержанных 25 марта были освобождени и до суда дошло не так много людей, высвобождают понемногу задержанных по делу "Белого легиона", Минск посылает сигналы о желании продолжать диалог с Западом.

 8.Если Евросоюз признает наличие в Беларуси политзаключённых (белорусские правозащитники уже назвали Косинерова политзаключённым, — Еврорадио), то это будет важный шаг в сторону заморозки отношений и возвращения санкций.

9.На Западе ждут, что будет дальше, то, что произошло 25 марта — это системное явление или отдельный эксцесс. Если ситуация с разгоном повториться два-три-четыре раза, то они поставят галочку, что репрессии действительно повышаются.

10.Если появятся политзаключённые, которых посадят надолго, если будет закручивание гаек внутри страны и новый интеграционный шаг с Россией, чего нельзя исключать после договорённостей в Петербурге, то реакция Запада может быть негативной. Если не через санкции, то через свёртывание тех программ, которые идут сейчас.

11.Если посмотреть на историю российско-белорусских отношений и конфликтов, то всегда был какой-то компромисс, но никогда не было так, чтобы Россия полностью капитулировала перед Беларусью.

12.Скорее всего, и на этот раз есть какие-то скрытые договорённости: Россия давно хотела наши нефтеперерабатывающие заводы, есть ещё вопрос авиабазы, могут быть расширены военные учения, а так, как было анонсировано — может быть всё что угодно.

  • Оцени статью: