«Чиновникам поставили задачу, чтобы страна недовольных граждан превратилась в страну просителей»

Удастся ли чиновникам наладить диалог с народом?

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

После прокатившихся по Беларуси «маршей нетунеядцев» власти озаботились поиском новых подходов в работе с обращениями граждан.

На заседании коллегии Администрации президента Беларуси 5 апреля было отмечено, что наибольшее количество нарушений в этой сфере происходит на местном уровне: волокита, формализм, неоднократный перенос сроков, отсутствие должного контроля за исполнением.

Глава Администрации президента Наталья Кочанова предложила местным властям периодически встречаться с людьми по месту их жительства, приглашать их к диалогу о волнующих проблемах, сообщает БЕЛТА.

Помогут ли эти меры наладить диалог с народом?

«Такое впечатление, что разработана спецоперация для погашения волны протестов»

Политический обозреватель Александр Класковский отмечает, что стратегическая цель белорусского режима – деполитизировать всякие протесты.

Это совещание навеяно прошедшими акциями протеста против Декрета №3, считает эксперт.

Александр Класковский

После того, как люди вышли на улицы, Александр Лукашенко велел чиновникам выходить к участникам акций и беседовать с ними. Сам декрет был изменен так, чтобы человек мог пойти, доказать, что у него трудная жизненная ситуация и таким образом, возможно, избежать уплаты сбора.

— Идеал Александра Лукашенко и всей вертикали – страна просителей — чтобы человек шел с челобитной, а чиновник решал, как быть, — говорит Александр Класковский. — Здесь просматривается сакральная вера в то, что власть во всем разберется, и прагматическое соображение: когда человек становится в позу просителя, он не представляет такой опасности, как тот, кто на улице рифмует «Нет Декрету № 3! Известный персонаж, уходи!».

По мнению эксперта, сейчас власть озабочена тем, как протест из политического превратить в череду походов в кабинеты чиновников.

— Когда человек становится просителем, он уже не часть протестной массы, — объясняет политолог. — Атомизация обывателей – это тоже часть политики властей для того, чтобы не пошатнулись основы авторитарного режима.

Аналитик обращает внимание на основной порок системы: власть неподконтрольна народу.

— Людям понятно, что чиновники не избираются, а назначаются. И сколько бы их ни понукали и ни принуждали к диалогу с народом, чиновники ориентированы на то, какой ветер дует сверху. Они привыкли держать отчет не перед народом, а перед вышестоящим начальством, — говорит Александр Класковский.

Чтобы изменить эту систему, нужна демократизация: чтобы выборы стали выборами, чтобы народ периодически менял элиты, и это держало их в тонусе.

— Это гораздо более эффективный инструмент, чем щелканье бичом, когда самый главный начальник периодически понукает своих подчиненных и учит их, как работать с народом, — считает политический обозреватель.

По его мнению, нужно менять всю систему, а не просто какими-то совещаниями-постановлениями напоминать, что власть должна контактировать с народом.

— Кардинального изменения ситуации не произойдет, пока не будут созданы демократические правила поведения политической игры, — прогнозирует Александр Класковский.

«Введите демократию — и это будет наилучший способ, чтобы мнение народа работало»

— На заседании назвали количество обращений, которое ежедневно поступает в Администрацию президента, -  от 100 до 200, а иногда доходит и до 400!  В Администрацию пишут практически обо всем - даже о плесени на стенах, плохом качестве воды и разбитых дорогах. Как вы считаете, о чем это говорит?

— Это свидетельствует о том, что не работает по-настоящему обратная связь и на местном уровне вопросы не решаются, поэтому по мелочи приходится писать на самый верх. Это значит, что люди на уровне сельсовета или района не могут достучаться до местной власти, потому что она не чувствует ответственности перед народом.

— Глава Администрации президента Наталья Кочанова приводит пример из своей практики. Когда она работала председателем Новополоцкого горисполкома, она отвечала на звонки, которые поступали ей напрямую уже после окончания рабочего дня. Номер телефона был в открытом доступе. Может быть, чиновникам стоит перенять ее опыт?

— В звонках больше популизма, чем реальной эффективности. Могут звонить случайные люди, жалобщики. Как правило, когда прямые линии проводятся, звонки фильтруются. На многие вопросы даются формальные ответы. Эффективно решать проблемы населения могут депутаты всех уровней. Совет депутатов должен быть зубастым, теребить и строить, если надо, исполнительную власть.

К сожалению, у нас это не работает. Нет системы местного самоуправления. По итогам референдума 1996 года большинство белорусов якобы проголосовали против того, чтобы местные руководители избирались населением.

Когда нет демократических механизмов, которые ставят власть в зависимость от народа, все остальное будет имитацией обратной связи. Опять же нет независимой социологии. Независимая пресса тоже в дискриминированном положении. А это именно те механизмы, которые должны всесторонне информировать власть. Звонки могут быть нерепрезентативными, а социологическое исследование действительно показывает срез настроения общества – чего люди хотят.

С одной стороны, власть в интересах самосохранения глушит механизмы обратной связи, а с другой — выстраивает искусственные механизмы, чтобы показать, что все-таки она прислушивается к мнению народа. Введите демократию — и это будет наилучший способ, чтобы мнение народа работало.

— В Администрации президента отдельно обсуждали «работу на упреждение». Означает ли это, что власти пытаются предупредить новую волну протестов?

— На одном из недавних совещаний Александр Лукашенко ставил спецслужбам такую же задачу в контексте протестов – работать на упреждение. Видимо, это такое слово дня для «вертикали». Такое впечатление, что разработана спецоперация для того, чтобы погасить волну протестов. И каждой структуре дано задание принять меры, чтобы погасить политическую активность.

В этом конкретном контексте разговор о том, что нужно лучше поставить работу с жалобами трудящихся – это как раз решение задач деполитизации протеста и атомизации недовольства: чтобы с каждым конкретным индивидуумом разбирался чиновник, чтобы страна недовольных граждан превратилась в страну просителей, страну, которая пишет челобитные и, может, если повезет, кто-то получит положительный ответ.

Смогут ли столичные чиновники вытащить регионы из кризиса? «Некоторые ушли с работы, чтобы не открывать кошельки»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 24
  • Балл: 4.8