«Пусть уже ЕС, наконец, решит: хочет он европеизации Беларуси либо устойчивого авторитарного режима»

Получит ли Минск карт-бланш от Евросоюза на дальнейшее закручивание гаек?

Руководитель «Либерального клуба» Евгений Прейгерман призвал ЕС не поддаваться эмоциям и продолжить сотрудничество с Беларусью. По его мнению, только это может являться лучшим решением для будущего страны, ее независимости и жизни самих белорусов, а любые способы наказать белорусский режим за репрессии будут толкать страну в сторону России.

С другой стороны, слышатся голоса, призывающие Запад наказать белорусские власти за возобновившиеся репрессии. Сторонники этой позиции уверены: молчание Европы только провоцирует режим и дает ему ощущение вседозволенности. 

Удастся ли Лукашенко продать Западу белорусский «винтаж»

Какая же тактика со стороны Евросоюза действительно будет наиболее эффективной в сложившейся ситуации?

«Масштаб репрессий не такой, как в 2010-2011 годах. Нужно продолжать диалог»

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов считает, что сторонам стоит исходить из прагматичных соображений.

— На самом деле, вопрос в том, какую цель ставит ЕС и чего хочет добиться, — отмечает эксперт.

Политолог обращает внимание, что политика любых санкций, если только это не санкции Организации Объединенных Наций, достаточно спорная, потому что такие меры насильственного действия фактически идут вразрез с духом декларации Хартии ООН, которая запрещает вмешательство во внутренние дела какой-либо страны.

История белорусско-европейского взаимодействия ярко демонстрирует, что санкционная политика приводит как раз к обратному эффекту.

— Когда в 2011 году ЕС ввел санкции, в стране были политзаключенные, некоторые из них отсидели от звонка до звонка. В то время как если бы была политика втягивания, их в этом контексте доброжелательных диалоговых отношений отпустили бы намного раньше, — отмечает политолог.

Он обращает внимание на серьезную зависимость между потеплением в белорусско-европейских отношениях и возможностью гражданского общества и политической оппозиции действовать.  

— Если ухудшаются отношения и Запад вводит санкции, это приводит к закручиванию гаек внутри страны, — отмечает политолог. — Если ЕС хочет упростить деятельность в том числе и гражданского общества внутри страны, а также решить свои вопросы, касающиеся совместной охраны границы, сотрудничества в сфере миграции и прочего, — ему нужно исходить из прагматических соображений. То есть, продолжать диалог.

И закрыть глаза на нынешние репрессии?

— Выходит, так. Тем более что масштаб репрессий внутри Беларуси не такой, как, например, был в 2010-2011 годах. И опять же прав пресс-секретарь белорусского МИДа Дмитрий Мирончик, говоря о том, что и в ЕС бывают репрессии по отношению к участникам протестов, — отмечает Денис Мельянцов.   

Андрей Егоров: Когда люди могут сесть в тюрьму на годы, ни о каком «простить и понять» речь идти не должна

По мнению политолога Андрея Егорова любые решения со стороны ЕС не должны приниматься спонтанно, без ясного понимания, что будет дальше и к каким результатам это может привести.

— Белорусские власти – это же не мальчик, которого надо отшлепать за плохое поведение, — отмечает эксперт. — Что, собственно говоря, эта порка даст, если она не ведет к изменению ситуации или возвращению на путь либерализации?

Сегодня, по мнению политолога, есть два главных аспекта, на которые ЕС нужно брать во внимание, принимая решение по Беларуси. Во-первых, выработать тактику, чтобы прекратить  волну репрессий.

— Возбуждены уголовные дела, люди находятся в тюрьмах и могут сесть на годы. Вот этого Евросоюз никак не должен «понять и простить», — отмечает политолог. — Если в Беларуси появляются новые политзаключенные, которых сделают из белорусских легионеров, то, конечно, ни о каком сотрудничестве речь идти не может.

Этот месседж сейчас ЕС и должен очень ясно и четко донести до белорусских властей, считает эксперт. И рычаги, которые были бы вполне понятны для здешнего правительства, у Европы есть. 

— Собственно месседж может быть такой: ребята, если вы продолжаете двигаться в этом направлении, то никаких денег не будет, все программы ЕС будут свернуты, мы перестанем лоббировать вопрос выделения транша Международного валютного фонда, — поясняет Андрей Егоров. — То есть, говорить об остановке сотрудничества именно в тех вопросах, которые очень сильно интересуют белорусские власти и увязать это, как минимум, с возвращением ситуации февраля 2017 года, до начала мартовских репрессий.

Однако при этом ЕС не стоит вводить санкции и разрывать дипломатические контакты, считает политолог. Подобная тактика бессмысленна, поскольку санкции в предыдущий период ничего не дали, и вряд ли могут дать что-то теперь.

— Но и выдвижение рекомендаций о сохранении сотрудничества, невзирая на волну репрессий, само по себе плохо. В этом случае сдвигается линия дозволенного, — уверен эксперт. — Делать сейчас это — значит, дать карт-бланш белорусскому режиму на репрессии.

Другой аспект, который сейчас необходимо рассмотреть ЕС — это долгосрочная стратегия в отношении Беларуси. Ведь после снятия санкций никаких особых изменений за этот год не произошло.

— ЕС, снимая санкции, не знал, что делать с Беларусью, не знал, в каком режиме двигаться дальше и какие действия совершать. Не было четкого понимания, что это не долгосрочное открытие ситуации, где можно мелкими шагами улучшать отношения, а очень краткий момент, где стоит использовать сиюминутные возможности. И это время было упущено.

По мнению политолога, ЕС должен, наконец, четко решить, что именно он хочет от Беларуси.

— Продолжаться ли репрессии, отменятся ли они — это не снимает кардинальную проблему в отношениях: никто не знает, что делать, нет ясного понимания целей, чего хочет ЕС достигнуть здесь: европеизации Беларуси либо устойчивого авторитарного режима — пусть уже ЕС, наконец, решит, — заключает Андрей Егоров.

Класковский: Власти достаточно цинично экспериментируют с репрессиями

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 3.7