Соглашения Лукашенко и Путина поставлены под сомнение

Итак, 3 апреля, под аккомпанемент взрыва в петербургском метро, Александр Лукашенко и Владимир Путин объявили, что между Беларусью и Россией не осталось нерешенных вопросов.

Фото: Дмитрий Ловецкий, Reuters

Пока ситуация выглядит примерно так:

1. Беларусь погашает задолженность за газ в размере 726 миллионов долларов, образовавшуюся в 2016-2017 годах;

2. Россия возобновляет поставки нефти в нашу страну из расчета 24 миллиона тонн в год (ранее они были сокращены в качестве «наказания» за газовый долг);

3. Цена на российский газ для Беларуси в 2018-2019 годах будет уменьшена за счет применения понижающего коэффициента. Размер скидки пока неизвестен. Есть предположения, что тысяча кубометров газа будет обходиться Беларуси в 100-110 долларов (с 1 января 2017-го Россия установила цену в размере 141 доллара, а Беларусь платила из расчета 73 доллара за тысячу кубов);

4. К 1 января 2018 года стороны пообещали разработать правила единого рынка газа, которые вступят в силу с 2024-го;

5. Путин попросил российское правительство, чтобы его специалисты выехали в Беларусь и на месте поработали на «предприятиях, в отношении которых возникли какие-то сомнения с точки зрения соблюдения наших фитосанитарных норм».

«Коммерсантъ» считает, что по итогам понедельничных переговоров «пока уступки видны только со стороны Москвы». Это издание также отмечает, что поставки нефти в полном объеме должны возобновиться только после погашения Минском долга за газ: «Как именно это произойдет, не вполне ясно: по данным «Ъ», Беларусь в ходе переговоров подчеркивала отсутствие средств и просила кредит».

В то же время источники «Коммерсанта», близкие к белорусским властям, давали понять, что вообще-то список разногласий между Москвой и Минском шире публичной полемики. Помимо газовых и сельскохозяйственных вопросов они упоминали недовольство Москвы неготовностью Минска открыто поддержать присоединение Крыма и критику в адрес белорусской таможни, якобы потакающей потоку контрабанды. А также недостаточно тесную экономическую интеграцию внутри ЕАЭС и политическую — внутри ОДКБ.

«Мы никогда не требовали особенных преференций, но вопреки всем соглашениям мы остаемся иностранцами в российском гособоронзаказе,— сетовал собеседник «Ъ».— А под гособоронзаказ в России попадает множество категорий производства: от настольных ламп и тканей до троллейбусов».

«Газета.Ру» осторожно оценивает перспективы петербургских договоренностей: «Раздор по поводу цен и долгов за газ между братскими странами ликвидирован. Ненадолго. А главное, роста цен на газ для потребителей не избежать».

Симптоматичным также выглядит фрагмент репортажа Андрея Колесникова, также опубликованного в «Коммерсанте», поскольку этого репортера называют «любимым журналистом хозяина Кремля»:

«Александр Лукашенко был более многозначительным, чем Владимир Путин. Он заявил, что переговоры о задолженности заняли совсем немного времени, а в основном речь шла о международной безопасности, а именно об отношениях с ЕС и США. Такой видный игрок на международной арене, как Александр Лукашенко, просто не мог не упомянуть об этом аспекте переговоров.

— Мы не просто обсудили состояние наших дел,— заключил он.— Более того, мы смогли заглянуть в будущее.

Если бы они могли заглянуть еще и в прошлое, никаких иллюзий по поводу этих новых договоренностей, уверен, не возникло бы. Особенно тех, которые касаются 2024 года…»

Так что, свежие договоренности между Лукашенко и Путиным сразу после заключения были поставлены под сомнение.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 3.8