«Копеечная» тактика госрегулятора топливного рынка

Белорусские власти при всем желании вряд ли смогут остановить рост цен на автомобильное топливо на внутреннем рынке.

Альтернативой повышению могут быть: снижение акцизов на топливо, бюджетные дотации белорусским НПЗ или же заморозка масштабных программ модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Ни одним из этих вариантов власти воспользоваться сегодня не могут.

Снизить акцизы на автомобильное топливо в нынешней экономической ситуации правительство не может, поскольку этот налог являются одним из важных источников пополнения госказны. Финансово поддержать НПЗ правительство тоже не может – в бюджете на эти цели нет денег. Заморозить инвестиционные программы развития НПЗ тоже нельзя, ибо это губительно для всей нефтехимической отрасли в условиях продолжающегося налогового маневра в нефтяной отрасли РФ, следствием которого станет приближение внутренних российских цен на нефть к мировым.

Ценники «разморозили»

Решение о повышении цен на автомобильное топливо на 10%. в Беларуси было подготовлено еще осенью в 2016 года. В конце минувшего года его одобрила Комиссия по вопросам импорта энергоресурсов при правительстве Беларуси, однако это решение на финише года не поддержал президент.

В начале этого года «Белнефтехим» предоставил еще более убедительные аргументы в пользу новых ценников. За последние два года из-за девальвации рубля цены на нефтепродукты на внутреннем рынке в долларовом эквиваленте снизились на 25%. Если в январе 2015 года 1 литр автобензина АИ-95 стоил USD0,83, то в марте 2017 года – USD0,62. Цена дизельного топлива тоже снизилась за это время – с USD0,86 доллара до 0,64 за 1 литр. Цены на автомобильное топливо были рентабельны для НПЗ при цене нефти около USD45 за 1 баррель и курсе BYN 1,4 за USD1. Но сейчас цена нефти выросла до USD52 за баррель, а курс доллара – до BYN 1,9.

«Белнефтехим» также напомнил, что с 1 марта 2016 года в Беларуси в 1,5 раза увеличились акцизы на бензин и дизтопливо. Причем, все повышение акцизного налога было переложено на «плечи» НПЗ, невзирая на ситуацию на нефтяном рынке и необходимости завершения основных этапов модернизации НПЗ. Кстати, А., Лукашенко поддержал повышение акцизов на 50% акцизов на топливо с условием: «не трогать» цены на бензин и дизтопливо на внутреннем рынке.

Еще один фактор, который ухудшил экономику белорусских НПЗ – налоговый маневр в нефтяной отрасли РФ. По оценкам «Белнефтехима», в результате цена нефти для Беларуси при мировых котировках нефти USD 50 за 1 баррель увеличилась на USD 21 за тонну. А в 2017 году на фоне продолжения налогового маневра и повышения мировых цен ситуация усугубилась. Цена нефти для Беларуси повысилась, из-за чего НПЗ теряют USD23,7 на каждой тонне сырья. Как следствие, рентабельность производства и реализации моторного топлива на внутреннем рынке Беларуси стала отрицательной.

При этом середине марта 2017 года розничные цены на бензин на российских АЗС уже превысили белорусские. В частности, по данным «Белнефтехима», цены на бензин в Москве были на 6%, выше в Смоленске – на 2%. Отметим, что состояние российской ценников на моторное топливо – немаловажный аргумент для белорусского руководства. Если в России цены на топлива выше, чем в Беларуси, следовательно, для российских компаний исчезает стимул поставлять его на белорусский рынок. В условиях недопоставок в страну российской нефти означает, что белорусские НПЗ обязаны больше топлива поставить на внутренний рынок и меньше – на экспорт. Но поскольку внутренний рынок для продавцов топлива стал убыточным, то это еще в большей степени ухудшает экономику отечественных нефтепереработчиков.

Между тем, отметим: в январе 2017 года в Беларусь из России было поставлено 242,4 тыс. тонн нефтепродуктов – на 60,4% больше, чем в январе 2016 года. В стоимостном выражении поставки увеличились на 112,4%, или на USD 41,28 млн – до USD78,016 млн.

Скромное начало

Перечисленные выше аргументы вынудили-таки белорусские власти после двухлетней «заморозки» пойти на повышение цен. Но чтобы не спровоцировать обострение протестных настроений в обществе и не подстегнуть инфляцию, в этом году в Беларуси избрана тактика плавного повышения цен.

В марте 2017 года цены на автомобильное топливо в Беларуси повышались дважды: с 11 марта оно подорожало на 0,9% (или на одну копейку), а с 18 марта – еще на 0,8% (тоже на одну копейку). С 18 марта цена на АИ-92-К5 составляет BYN 1,13 (USD0,597 доллара по курсу USD1 – BYN 1,8909), АИ-95-К5 – BYN 1,21 (USD0,639), ДТ-К5 – BYN1,25 (USD0,661). Ясно, что это далеко не последнее изменение ценников на белорусских АЗС.

Пока в этом году цены на моторное топливо повышены на 1,7%., так что лаг для предлагаемого ранее «Белнефтехимом» роста ценников в 10% есть, и он достаточно большой.

Тем не менее, белорусские власти хорошо понимают, что резкое повышение цен на бензин спровоцирует рост цен на подавляющее большинство товаров, а также стоимости проезда в общественном транспорте и т.д., что, в свою очередь, подстегнет инфляционные процессы в стране. Между тем в 2017 году белорусские власти планируют удержать рост потребительских цен в пределах 9%. Можно предположить, что этот показатель станет сдерживающим фактором для роста ценников на АЗС страны. Еще одним их «амортизатором» может стать опасение таким образом спровоцировать дополнительно протестные настроения в обществе, обострившиеся в последнее время.

В то же время слегка притормозить перманентное изменение ценников на белорусских АЗС может помочь конъюнктура. В частности, в I квартале 2017 года ситуация для белорусских нефтяников может сложиться чуть более удачно, чем на финише прошлого года. Прежде всего, благодаря более высоким ценам на нефть, которые подстегнут экспортные цены на нефтепродукты: в январе-феврале 2017 года нефть стоила в среднем USD 54 за баррель, в то время как в 2016 году – USD41,6. Кроме того, в I квартале 2017 года Россия поставит в Беларусь 4 млн тонн нефти, что примерно на 1 млн тонн больше в сравнении с III и IV кварталами 2016 года (для полной загрузки мощностей НПЗ нужно перерабатывать 6 млн тонн нефти в квартал). А это означает, что Беларусь сможет увеличить физический и стоимостной объем экспорта нефтепродуктов.

Чистые доходы нефтегазового сектора растут

Тем не менее, следует признать, что это – весьма слабые аргументы в пользу «заморозки» ценников на внутреннем рынке автомобильного топлива.

По экспертным оценкам, в 2016 году чистые потери экспортных доходов белорусского нефтеперерабатывающего сектора (как разница между затратами на импорт нефти и выручкой от экспорта нефтепродуктов) составили около USD 400 млн. В 2017 году эти потери могут возрасти, если Россия снизит поставки нефти в Беларусь до 16 млн тонн (при сохранении нынешнего объема квартальных поставок в 4 млн тонн).

Очевидно, что если в ближайшее время сторонам не удастся решить нефтегазовый конфликт, то, скорее всего, РФ пролонгирует на II квартал 2017 года поставки нефти в объеме 4 млн тонн, о чем 14 марта сообщил первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер. «Изменений нет», – сказал А. Текслер, отвечая на вопрос о графике поставок нефти в Беларусь на второй квартал 2017 года.

Cогласно данным официальной статистики Беларусь в январе 2017 года увеличила затраты на импорт российской нефти на 61,8%, или на USD 159,503 млн, по сравнению с январем 2016 года – до USD 417,697 млн, хотя при этом снизила физический импорт нефти из России на 30,3% – до 1,381 млн тонн. Всего Беларусь импортировала в январе 1,397 млн тонн нефти (70,4% к уровню января 2016 года) на USD 422,535 млн (+ 63,7% к уровню января 2016 года). Затраты на закупку нефти в целом увеличились на USD 164,341 млн. Средняя цена импортируемой Беларусью нефти в январе составила USD 303 за 1 тонну – это 132,8% от уровня средней цены в январе 2016 года).

В случае позитивного сценария – скорого разрешения нефтегазового конфликта с Россией и восстановления годового объема поставок российской нефти из расчета 24 млн тонн нефти в год – белорусские НПЗ смогут лишь отчасти поправить свою экономику за счет роста экспортных поставок. Ведь им в любом случае им придется покрывать полученные на внутреннем рынке убытки от реализации топлива за счет экспортных продаж.

Однако если ценовая конъюнктура на внешних рынках нефтепродуктов принципиально не изменится в лучшую сторону, вряд ли белорусские НПЗ смогут продолжить свои масштабные программы модернизации самостоятельно. По данным «Белнефтехима», на финансирование инвестиционных проектов белорусской нефтепереработки в 2017 году необходимо направить более USD 400 млн. Таким образом, наиболее реальный источник поддержки НПЗ в сложившейся ситуации – повышение цен на моторное топливо.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 5