Скрытый счет на 100 миллиардов: как Россия содержит белорусскую экономику

Россия и Беларусь подошли к очередной годовщине их Союза в условиях кризиса двусторонних отношений. РБК оценил, во сколько России обходится поддержка «особых отношений» с Минском.

Александр Лукашенко и Владимир Путин.  Фото: Артем Коротаев / ТАСС

2 апреля исполнилось 20 лет Союзу России и Беларуси, но «братские» государства встречали круглую дату в низшей точке своих отношений по меньшей мере за последние шесть-семь лет. Белорусско-российские отношения переживают «полномасштабный комплексный кризис, который включает как разногласия по конкретным вопросам экономического содержания, так и противоречия по фундаментальным вопросам стратегического и военно-политического характера», считает минский Центр стратегических и внешнеполитических исследований. Незадолго до юбилея Союза, в феврале, президент Беларуси Александр Лукашенко пожаловался, что Россия «пинает в хвост и в гриву» договоренности между двумя странами, в том числе в вопросе цены на российский газ. Одна из причин такого поведения Москвы, по мнению Лукашенко, — определенные силы в российском истеблишменте, но только не президент Владимир Путин, которого Лукашенко 28 марта назвал «родным братом» (3 апреля они встретятся в Санкт-Петербурге).

100 млрд долларов за 11 лет

Кремль в тот же день, когда Лукашенко на своей большой пресс-конференции 15 минут подряд ругал российские власти, ответил цифрами, из которых следует, что «российская сторона оказывала и продолжает оказывать масштабную экономическую, политическую и иную помощь Беларуси». В качестве примера пресс-служба Кремля привела выделение Минску свыше 6 млрд долларов кредитов по разным направлениям и ежегодные беспошлинные поставки нефти в период с 2011 по 2015 год в объеме от 18 млн до 23 млн тонн.

«Всего наш российский бюджет в этот период недополучил 22,3 млрд долларов. Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего союзного белорусского государства», — говорилось в заявлении.

Каковы реальные масштабы экономической зависимости Беларуси от России? «Если вы посмотрите цифры, которые представляет МВФ, то вы увидите впечатляющие цифры скрытой и прямой поддержки белорусской экономики», — дал наводку Путин в конце февраля на пресс-конференции в Бишкеке. Действительно, МВФ в сентябре 2016 года оценивал общую поддержку белорусской экономики со стороны России в 100 млрд долларов только за период 2005—2015 годов, или около 9 млрд в год (см. инфографику). В разные годы объем «общей чистой поддержки» от России варьировался от 11 до 27% белорусского ВВП, следует из данных МВФ, предоставленных РБК. Но видно, что в последние годы российская помощь белорусской экономике сокращается, и это может отчасти объяснять последнее недовольство Лукашенко.

МВФ считает общую поддержку как сумму двух компонент — скрытые субсидии за счет скидок на российские энергоносители и чистая финансовая поддержка. Получается наиболее широкая оценка, поскольку в составе финансовой поддержки МВФ учитывает не только межгосударственные кредиты, но и баланс взаимных прямых инвестиций, а также кредиты для Минска по линии Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР, бывший антикризисный фонд ЕврАзЭС), ресурсы которого на 88% сформированы российскими взносами (на конец 2015 года Минск был должен фонду 1,94 млрд долларов, а в 2016 году занял там еще 800 млн долларов).

Госпомощь

Такой подход может быть не совсем честен, если требуется оценить именно государственную финансовую помощь, говорит аналитик АКРА Дмитрий Куликов, — среди прямых иностранных инвестиций есть частные, они могут приносить реальный доход, когда в Россию возвращаются дивиденды или проценты. По его мнению, разумно было бы взять для расчета задолженность Белоруссии по госкредитам (включая кредиты российских госбанков белорусскому правительству) и сумму накопленных субсидий по нефтегазовым поставкам, а прямые инвестиции не учитывать.

Задолженность Беларуси по межправительственным кредитам от России на конец 2015 года составляла 6,02 млрд долларов, следует из Платежного баланса Союзного государства, доступного на сайте Банка России (обзора за 2016 год еще нет). Минфин России отказался раскрыть РБК текущую задолженность белорусского правительства, а Минфин Беларуси не ответил на запрос РБК. В последний раз о межправительственном займе публично сообщалось в июле 2015 года, когда Минск получил российский кредит на 760 млн долларов. Как следует из платежного баланса Беларуси с Россией за 2016 год (доступен на сайте белорусского Нацбанка), в прошлом году чистые заимствования белорусского правительства в России составили 250 млн долларов, но это могли быть займы у российских госбанков. Их помощь — большой канал российских вливаний в белорусскую экономику.

В 2012 году Внешэкономбанк договорился предоставить Беларуси до 10 млрд долларов под строительство Белорусской АЭС по межправительственному соглашению, но пока выделен только первый транш в размере 500 млн долларов (в мае 2014 года), а выбрано из него только 248 млн долларов, говорил в декабре глава ВЭБа Сергей Горьков. Сбербанк кредитовал государственный «Беларуськалий» — на 900 млн долларов в 2011 году и на 550 млн долларов в 2015-м. В целом по состоянию на 1 октября российские банки держали в Беларуси активы на 4,9 млрд долларов (за вычетом их обязательств там — 3,7 млрд долларов). ВЭБ, Сбербанк и Газпромбанк не ответили на запросы РБК, а ВТБ сообщил, что портфель кредитов его белорусской «дочки» местным предприятиям с госучастием составляет в пересчете с белорусских рублей около 75 млн долларов.

Сколько теряет Россия?

До 90% экономической поддержки Беларуси со стороны России в понимании МВФ приходится на скрытые субсидии по поставкам газа, нефти и нефтепродуктов. Заведущий сектором Института энергетики и финансов Сергей Агибалов оценивает, что общий объем российского субсидирования Белоруссии льготными поставками энергоносителей с начала 2000-х составил почти 100 млрд долларов, или свыше 200% белорусского ВВП за 2016 год. Субсидии по газу в 2001—2016 годах составили 49,4 млрд долларов, по нефти — 46,9 млрд долларов, следует из расчетов Агибалова для РБК. И в отличие от кредитов, которые возвращаются с процентами, нефтегазовые льготы для Беларуси — это безвозвратные косвенные потери российского бюджета. «Это для нас не выброшенные деньги — это просчитанные шаги в расчете на будущий результат», — уверял Владимир Путин в конце февраля.

«Все годы независимости Беларусь получала газ от России на исключительно выгодных условиях — в отдельные годы она покупала газ в разы дешевле, чем все соседние европейские страны», — отмечает Агибалов. Газовую льготу он рассчитывает как разницу в цене импорта с Германией (это сопоставимый крупный потребитель, цена российского газа на границе с Германией публикуется в открытых источниках, и ее можно считать рыночной конкурентоспособной ценой, объясняет он).

Россия поставляет Беларуси сырую нефть беспошлинно, а перерабатываемые нефтепродукты поставляются Беларусью за границу с взиманием пошлины и зачислением ее в белорусский бюджет. Субсидирование со стороны России в последнее время сократилось из-за особенностей экспортной пошлины. Снижение мировых цен на нефть приводит к меньшему снижению цен на импорт сырой нефти, которую Беларусь ввозит из России, по сравнению со снижением цен на нефтепродукты, которые Беларусь экспортирует, — это следствие налогового маневра в российской нефтяной отрасли, объясняет Евразийский банк развития. «При высоких ценах на нефть Белоруссия покупала ее в два раза дешевле рыночной цены, а сейчас — на 25% дешевле, — констатирует директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС  Александр Кнобель. — Россия зависит от нефти и газа, а Беларусь точно так же зависит от российской нефтегазовой конъюнктуры. Если она ухудшается, то обостряются проблемы».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4