Им не стыдно

Вглядываешься в лица милиционеров, которые задерживали участников акции в Минске, а после лжесвидетельствовали в судах, и невольно задаешься вопросом: им, правда, не стыдно?

Фото Радыё Свабода

Я вновь и вновь всматриваюсь в глаза омоновца, который тащит дедушку с полочкой в автозак. Да, его лицо прикрыто маской. Но глаза-то! Он спокойно смотрит в объектив — и в них ни грамма стыда или хотя бы сомнения, что он что-то делает не так!

Или сидящие на скамье перед залом суда сотрудники милиции, ожидающие своей очереди вылить очередной ушат грязи и лжи на задержанных участников акции.   

Фото Еврорадио

Вот один из них весело улыбается. И это совсем не зловеще саркастическая ухмылка от осознания собственной подлости, которой обычно наделяют злодеев в голливудских боевиках. Кто-то из них равнодушно смотрит в окно, кто-то себе под ноги, кто-то с философским прищуром вдаль. В их взглядах и позах читается все, что угодно, но только не стыд. Да, один прикрывает глаза рукой, но что-то подсказывает, что и это не поза человека, терзающегося сомнениями. Иначе вряд ли бы он вообще оказался в этой компании на этой скамье.

Мне всегда было интересно, что же думают эти люди в такие моменты, какие аргументы приводят себе, чтобы оправдаться в собственных глазах? Ведь так не бывает, чтобы человек считал себя полной мразью и с этим безоговорочно соглашался. Должен же он сам для себя найти аргументы, почему может бить 75-летнего старика дубинкой или рассказывать в суде небылицы, отправляя ни в чем не повинных людей за решетку.

Что-то же они говорят своей внутренней совести? Отметелю дедушку, зато отошлю маме денег? Посажу за решетку отца семейства, зато мои дети не будут голодать? Но ведь даже для того, чтобы так думать, надо понимать, что ты совершаешь подлость. И это понимание в любом случае заставит тебя опустить глаза. Но нет. Я даже не сомневаюсь, что вернувшись после домой, они подолгу не крутятся в своих постелях, пытаясь заснуть.

Но как так получается, что им не стыдно?

Почему тех, кто не пришел 25 марта на площадь, побоявшись репрессий, сегодня мучает совесть, глядя, как задерживали осмелившихся выйти, а тех, кто проламывал череп актрисе Яне Русакевич, — нет? 

Почему те, кто сумел не попасться во время всеобщего хапуна, сегодня с тяжелой душою следят за судьбой своих друзей по сводкам из судов, а тот, кто рассказывает, как Алесь Логвинец бился головой об автозак, даже не отводит глаза?

В конце концов, почему всем нам стыдно от того, что творят эти люди, а они только улыбаются в объектив?

Да, эти люди спокойно спят по ночам и абсолютно не терзаются угрызениями совести ввиду ее отсутствия. И именно поэтому сегодня так нужны этой власти.  

Но это совсем не значит, что власть, обложившись людьми без совести, может чувствовать себя в полной безопасности. Наступит момент, когда она сама окажется на пути своих нынешних защитников. Только вот взывать к их совести будет абсолютно бесполезно.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 5