«Есть три причины, по которым власть так сильно боится анархистов»

Анархист Николай Дедок сейчас живет за границей, а совсем недавно отбывал срок по обвинению в акциях против государственных учреждений. Он согласился рассказать Еврорадио, кто же такие белорусские анархисты, насколько они связаны с футбольными фанатами, почему в их рядах точно нет агентов КГБ, и чего они добиваются, выходя на акции протеста.

Николай Дедок. Фото: Еврорадио

Есть ли у белорусских анархистов лидеры?

Лидера и высшей организации у анархистов нет точно, это просто противоречит анархистским принципам. У нас действует ряд анархистских инициатив, которые между собой отличаются. Начиная с благотворительных инициатив, завершая определёнными медиа-инициативами. Например, есть "Анархистский черный крёст", который помогает политическим заключённым-анархистам и антифашистам, есть группа "Прамень", которая занимается медийной работой и предоставляет новости анархистского толка, есть анархистская инициатива "Еда вместо бомб", которая кормит бездомных, есть библиотека "Свободная мысль", которая открыто работает в Минске, и так далее. Но множество анархистов не состоят ни в каких инициативах или организациях.

Кто такие анархо-коммунисты?

(один из участников «Марша нетунеядцев» в Минске назвал себя представителем именно этого движения)

Здесь не нужно усложнять. Это означает то, что они сторонники, во-первых, социальной революции, а во-вторых, массовой борьбы рабочих за свои права и сторонники прямого действия. То есть, когда в Беларуси человек говорит, что он анархист, то, как правило, это значит, что он анархо-коммунист. Это одно из другого вытекает. Просто эту приставку «коммунист» используют те, кто глубоко погрузился в эту идеологию и хорошо в ней разбирается и хочет подчеркнуть социальную составляющую своей идеологии.

Есть ли связь между анархистами и футбольными фанатами?

Не исключаю, что среди анархистов есть футбольные фанаты. Но никакого слияния или тесного сотрудничества точно сейчас нет. Если говорить о тех футбольных фанатах, которым на днях дали большие сроки за драку с болельщиками другого клуба, позиционировали себя, как антифашисты. Они не имеют к анархистам никакого отношения, это совершенно разные вещи. То есть каждый анархист по умолчанию является антифашистом, но не каждый антифашист ― анархист, понимаете!?

Восстановило ли свою силу анархическое движение после событий в 2010 году?

(В 2010 году в Беларуси прошла волна задержаний наиболее активных анархистов. Арестованным, в том числе и нашему собеседнику, дали большие сроки, после чего анархическое движение в стране стало менее активным и ушло в тень).

Можно сказать, что после этого анархистское движение ушло в подполье примерно на три года. Потому что такая массовая зачистка была для нас новой и неожиданной. Поэтому многие не знали, как себя вести... Но теперь движение выздоровело. По некоторым позициям прежней силы ещё не достигло, а по некоторым наоборот стало более сильным. Очень изменился тип людей, которые приходят в анархисты, если сравнивать с 2008-2010 годами. Сейчас это люди, которые готовы к репрессиям и подготовлены к ним.

Сколько человек, хотя бы примерно, входит в анархическое движение?

Не скажу. Секрет. Зачем я вам буду озвучивать оперативную информацию для милиционеров?

Чего добиваются белорусские анархисты?

Если брать долгосрочные цели, то это осуществление нашего безгосударственного идеала. Это построение общества на принципах прямой демократии и самоуправления трудящихся. То есть нам не нужно государство. Мы хотим, чтобы все проблемы, все вопросы между людьми решались на общих собраниях, ассамблеях, советами трудящихся. И в то же время мы хотим, чтобы вся собственность, все ресурсы общества тоже принадлежали рабочим. Это означает коллективизацию, социализацию частной собственности. Не в смысле, компьютер или носки придут завтра и коллективизируют, в виду имеются производственные мощности. Естественно, к этому добавляется наше требование, наша борьба с ликвидацией всех форм неравенства среди людей, расовые предрассудки, сексистские и все остальные. То есть ещё и равенство, уничтожение всех этих искусственных препятствий между людьми.

В краткосрочной перспективе наша цель ― радикализовать протесты, которые идут. Чтобы они стали более решительными. Чтобы не было никаких так называемых диалогов между властями и протестующими. Чтобы люди ставили свои цели твёрдо, радикально и требовали их выполнения властью. Думаю, не ошибусь, если скажу, что отставка Лукашенко ― тоже одно из наших краткосрочных требований, но только этим мы не ограничиваемся.

Почему власть настолько боится анархистов?

Я выделяю три причины. Первая ― способность анархистов к радикальным действиям. В 2008-2011 годах были радикальные действия, всякие поджоги, акции саботажа ... И милиция понимает, что потенциально анархисты это могут сделать. Им нужно пополнить базу людей, которые потенциально могут это сделать, и параллельно пытаться запугать их. Поэтому анархистов арестовывают, чтобы, прежде всего, идентифицировать. Но тут милиция попадает в худшее положение. Большинство сегодняшних анархистов, которые ходят на акции, не хотят устраивать никаких поджогов, у них нет такой цели, они этим не занимаются.

Вторая причина, анархисты ― группа абсолютно неподконтрольная. Пусть меня простят оппозиционные активисты, но я считаю, что среди нашей традиционной оппозиции очень много КГБшных агентов влияния. Именно поэтому оппозиция очень часто сливает массовые протесты. Достаточно вспомнить 2006 год. Почему оппозиция в сегодняшнем виде никогда не будет способна прийти к власти? Потому что она управляется агентами влияния КГБ... Я не говорю, что управляется напрямую, но косвенно. Анархисты в этом плане неконтролируемы, поскольку нет агентов влияния. У анархистов их просто не может появиться, так как структура децентрализована. Соответственно, нет никакого контроля, и единственный контроль который остаётся, ― избить, схватить, посадить на сутки, ходить по домам превентивно перед акциями, то есть такие грубые методы.

И третья причина задержания анархистов именно уже на этих протестах ― народ стал активно выражать поддержку анархистам. Мы видим, что и 17-го февраля люди не давали задерживать анархистов, когда их хватали на остановке, и аплодировали анархистским лозунгам, разбирали листовки... И 15 марта тоже мне рассказывали, что обычные люди шли рядом с анархистами и выкрикивали их лозунги, причём, довольно радикальные, вроде "Государство ― главный враг", и так далее. КГБ-шники это видят, анализируют и понимают, что этих радикалов нужно отсечь от толпы, от народа, чтобы народ не начинал радикализироваться.

Действительно ли анархисты радикализировали Майдан в Киеве?

(На БТ регулярно говорят о тренировочных лагерях анархистов, именно анархистов обвиняют в начале прямых столкновений с правоохранителями на украинском Майдане).

Очень хотелось бы, чтобы украинский Майдан сделали анархисты. Но сделали его обычные граждане, самыми активными среди которых были именно националисты. Анархисты сыграли на Майдане очень слабую роль хотя бы потому, что они там вообще не выступили, как организованная сила. Они участвовали отдельно. Да, там была пара анархистских палаток.

Насчет боевиков, подавляющее большинство, процентов 80-90 анархистской активности ― активность мирная. По распространению своих взглядов, по созданию социальных проектов, образовательные инициативы, благотворительные и так далее. То есть мирное распространение своих взглядов, но на это то же БТ специально не обращает внимания. Они же не скажут, что анархисты уже восемь лет еженедельно в нескольких точках Минска кормят бездомных, они ведь не скажут, что анархисты организуют бесплатные курсы по обучению в различных сферах и так далее. Они вытаскивали один поджог, который случается раз в три года, и выносят его, как постоянную анархистскую активность. Это манипуляция.

Белорусские анархисты живут на деньги из России и тесно сотрудничают с россиянами?

Я уже говорил и повторяю: анархическое движение не признает национальных границ. Для меня, что белорусский анархист, что российский, что ещё какой-то ― это все мои соратники. Это ни для кого не секрет, что мы активно кооперируемся с анархистами всего мира, но, прежде всего, естественно, с теми, кто рядом с нами. Это просто удобнее. Ну, а спецслужбы и аналитики, которые им потакают, в своей манере строят из этого трансграничный заговор, где нас финансируют, готовят из нас боевиков и так далее. Но это все бред. Анархистское движение интернациональное, мы считаем себя частью мирового анархистского движения.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 4.8