Почему Беларусь форсирует создание общего газового рынка ЕАЭС?

Одна из причин затяжного газонефтяного конфликта между Беларусью и РФ — желание Минска ускорить создание общего рынка газа Евразийского экономического союза (оно отнесено на 2025 год). Москва, напротив, считает, что торопиться не стоит.

Это отметил вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, поясняя 27 февраля в интервью телеканалу РБК подоплеку разногласий между РФ и Беларусью в газовом конфликте.

Белорусы хотят в газовый рынок быстрее, чем РФ считаем разумным

Как было сказано, российская сторона исходит из того, что в соглашении ЕАЭС заложена норма о создании общего рынка газа к 2025 году. «И эта задача не может быть решена за одну ночь 31 декабря 2024 года. Нужно к этому двигаться постепенно», — подчеркнул А. Дворкович. Поэтому, по его словам, российская сторона сейчас пытается найти общие подходы, принципы, на основе которых такое движение могло бы происходить, уже начиная с 2018 года. Однако белорусская сторона считает, что нужно начать этот процесс раньше. «Белорусские коллеги хотят более быстрого движения, чем мы считаем разумным. В этом состоит дискуссия», — отметил А. Дворкович.

При этом ключевое условие российской стороны: прежде, чем будет начато движение к общему рынку газа ЕАЭ, Беларусь должна погасить накопившуюся задолженность за российский газ (а она уже приближается к 600 млн. долларов). Это необходимо, чтобы восстановить status quo, подчеркивают российские чиновники.

Имеющиеся разногласия по срокам создания общего рынка газа ЕАЭС, тем не менее, не помешали сторонам составить проект договора, который завизирован вице-премьерами, сообщил 16 февраля вице-премьер Беларуси Владимир Семашко. Российский вице-премьер А. Дворкович поспешил уточнить детали: «У нас окончательной договоренности нет, но, действительно, наши стороны сблизились в подходах, и сейчас мы находимся, скажем так, в стадии доклада руководству. Потому что остались моменты, которые требуют решения руководства стран». По словам А. Дворковича, руководству РФ доклад уже представлен, но «пока нет еще решений».

Долгая дорога к общему рынку

Белорусский президент А. Лукашенко в последнее время неоднократно заявлял, что Беларусь не удовлетворена отсрочкой создания общих рынков энергоносителей в ЕАЭС. По его словам, если даже условно определены сроки создания единых рынков газа и нефти (которые отнесены аж на 2025 год), то не следует ждать до последнего с их запуском, — следовало бы поторопиться с их созданием.

Однако пока форсировать создание общего рынка газа ЕАЭС никто, кроме Беларуси, не собирается. Впрочем, сделать это не так просто при всем желании.

Дело в том, что создание рынка газа ЕАЭС означает, что в этом случае Беларусь должна покупать газ не по межправительственному соглашению и в соответствии с контрактом с «Газпромом», а на биржевых торгах. Однако если судить по информации Евразийской экономической комиссии (ЕЭК, наднациональный орган в ЕАЭС. – Прим. авт.), биржевую площадку для торговли газом в ЕАЭС планируют создать только к 2021 году.

Пока же сам механизм биржевых торгов газом в России не развит. Сейчас торговля газом в России организована на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ). Объемы торгов газом на этой бирже небольшие – здесь продается всего лишь около 3% внутреннего потребления газа в России. Фактически биржевые торги газом в России остаются площадкой одного игрока — «Газпрома». А поскольку «Газпром» остается единственным поставщиком газа на бирже, а его дочерние предприятия выкупают около 60% газа, концерн фактически контролирует биржевую цену. Более того, как отмечают эксперты, сама идея создания в России рыночного индикатора цен на базе биржевых котировок выглядит близкой к провалу.

Тем не менее, ЕЭК пытается подготовить почву для создания биржевых институтов газового рынка ЕАЭС. В частности, 13 февраля 2017 г в Москве состоялся круглый стол по обсуждению перспектив организации биржевой торговли энергетическими ресурсами в рамках ЕАЭС с участием представителей биржевого сообщества, власти, научных институтов и бизнес-структур союза. Один из главных вопросов круглого стола – обеспечение технологической готовности запуска общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов ЕАЭС.

Очевидно, что странам-союзникам евразийской интеграции еще предстоит договориться о целесообразности создания межгосударственной биржи по торговле газом, снять технологические и законодательные барьеры на пути ее создания и т. д., прежде чем будет выработана общая позиция по работе этого биржевого института.

Цены на газ подрастут на фоне роста цен на нефть

Однако Минск сейчас вряд ли вникает в такие тонкости функционирования общего рынка газа в ЕАЭС, как биржевая торговля. Для него самое главное сейчас — привязаться к российским внутренним ценам на газ и, причем, сделать это как можно скорее. Ведь российский газ будет дорожать вслед за ростом стоимости нефти.

Отметим, что в 2016 году средняя цена поставок российского газа в Eвропу составила 167 долларов за тыс. куб. м, В 2017 году, согласно прогнозам «Газпрома», цена российского газа для европейских компаний составит 180-190 долларов за тыс.куб. м (в зависимости от динамики цен на спотовых рынках).

Повышение цен на нефть (отметим, что благодаря подписанному 30 ноября 2016 года соглашению ОПЕК по сокращению добычи нефти стоимость нефти повысилась примерно на 20%) уже сказывается и на цене газа для Беларуси (как известно, цена газа «привязана» к стоимости нефти с определенным лагом во времени).

Для Беларуси средняя цена импортируемого из России газа в 2016 году составила 137 долларов за 1 тыс. куб м – на 5,4% ниже, чем в 2015 году. При этом в прошлом году Беларусь снизила закупки природного газа в РФ по сравнению с 2015 года на 0,8% до 18,639 млрд. куб м. А в стоимостном выражении объем импорта снизился на 6,2%, или на 167,897 млн. долларов по сравнению с 2015 годом, — до 2,546 млрд. долларов.

Однако уже с 1 января 2017 года российский газ для Беларуси подорожал до 141,1 долларов за тыс. куб. м (об этом говорится в письме заместителя председателя правления «Газпрома» Валерия Голубева министру энергетики РФ Александру Новаку, на которое ссылается РБК).

В этом повышении нет ничего удивительного. Поскольку нефть подорожала (а цена на газ привязана в конечном итоге к стоимости нефти), то повысилась и цена на газ для Беларуси.

В письме уточняется, что цена газа для Беларуси рассчитывается по контракту от 2014 года с учетом межправительственного соглашения между Россией и Беларусью. Эта цена определена по формуле, в которой учитываются: цена газа в Ямало-Ненецком автономном округе (на 1 января 2017 года составляла 2,395 тыс. российских рублей за тыс. куб. м), стоимость транспортировки и хранения газа в 2016 году ( 99,93 доллара за 1 тыс. куб. м), курс доллара к рублю (1 января составлял 60,65 российского руб. за 1 доллар) и поправочный коэффициент, учитывающий изменение потребительских цен в США (1,7%, долларовая инфляция. В итоге цена на газ достигает 141,11 долларов за тыс. куб. м.

При этом, как отмечают российские эксперты, цена на газ для Беларуси даже после ее повышения остается ниже среднеевропейской и даже средневзвешенной для СНГ. Ранее зампред правления «Газпрома» Александр Медведев сообщал, что средневзвешенная цена поставок в страны СНГ и Балтии в 2016 году составила 152 доллара за тыс. куб. м.

Белорусская мечта – приблизиться к российским ценам

Вот почему для Беларуси принципиальна важна привязка к российским внутренним ценам на газ: она гарантирует стране определенный ценовый комфорт на фоне повышающего тренда на других рынках. Сомнительно, что в России цена на газ для внутренних потребителей в ближайшее время ощутимо вырастет — тем более, на фоне президентской выборной кампании в 2018 году.

А повод ускорить создание общего рынка газа в ЕАЭС у белорусского руководства есть. Ведь оно еще на этапе создания общего электроэнергетического рынка в ЕАЭС (а его запуск намечен на 1 июля 2019 года) предельно ясно обозначила свою позицию: невозможно создать общий рынок электроэнергии ЕАЭС без создания общего рынка газа.

«Чтобы к 1 июля 2019 года создать общий рынок электроэнергии, а к 1 января 2025 года — общий рынок газа, мы должны максимально сблизить цены на газ, чем мы сегодня и занимаемся. Все, что сделано в этой части, доведено до общественности вице-премьером Беларуси Владимиром Семашко и вице-премьером России Аркадием Дворковичем. Все дальнейшие шаги зависят от политических решений, которые будут приниматься на высшем уровне», — повторил недавно еще раз белорусскую позицию министр энергетики Беларуси Владимир Потупчик.

На итоговой коллегии Минэнерго Беларуси 24 февраля выступающие отмечали, что в российских городах Новгороде и Пскове газ стоит 60–65 долларов за тыс. куб м. В то же время в Беларуси общий тариф на газ для предприятий реального сектора в 2016 году составлял 276,8 доллара за тыс. куб. м, а льготный» тариф, установленный для некоторых белорусских предприятий, — 160 долларов за тыс. куб. м. В 2017 году льготный тариф увеличился до 168 долларов за тыс. куб м. « Для энергоемких предприятий это просто разорительно. К примеру, если МАЗ платит 11,4 цента за кВт-ч, а российский КАМАЗ – 4 цента, то у него шансов выиграть в конкурентной борьбе на российском рынке нет», — отметил вице-премьер Беларуси Владимир Семашко.

И поспешил обрадовать энергетиков. «Мы, скорее всего, привяжемся к внутрироссийским ценам. Там протокол на выходе», — сказал В. Семашко на заседании коллегии Минэнерго.

Внутренний долг тоже растет

На фоне нерешенного газового спора в Беларуси растет внутренняя задолженность за энергоресурсы. На 1 января 2017 года белорусские потребители задолжали за энергию 868 млн.рублей (445,768 млн. долларов). Уровень оплаты составил 95,6%. В январе текущего года ситуация усугубилась — уровень оплаты составил 93,5%: потребителям Беларуси было не доплатили за электрическую и тепловую энергию 54,6 млн. рублей (29,118 млн. долларов).

Чтобы не срывать расчеты с «Газпромом», ГПО «Белэнерго» вынуждено каждый месяц привлекать 150-200 млн. долларов кредитных ресурсов. В свою очередь «Белтопгазу» для расчетов с «Газпромом» в 2016 году пришлось взять кредиты на сумму 876 млн. долларов. В целом объем кредитов для расчетов за энергию в 2016 году достиг 3 млрд. рублей (1,576 млрд. долларов).

Если ситуация не исправится, то стране грозят серьезные проблемы с расчетами за импортируемый в страну газ, подчеркнул на заседании итоговой коллегии Минэнерго министр энергетики Владимир Потупчик. На этом фоне также объяснимо неистовое желание политического руководства страны добиться скорой привязки к внутрироссийским ценам на газ.

Справка БЕЛРЫНКА: БЕЛОРУССКАЯ ЛОГИКА

На встрече с журналистами и экспертами 3 февраля 2017 года белорусский президент рассказал, что в 2016 году Беларусь платила за российский газ по 107 долларов за тыс. куб м вместо 132 долларов.

«Сто семь... не 132 (доллара), а 107. А должны были платить 83. И мы приняли решение, в 2016 году платили 107 вместо 83. Они посчитали, что мы не доплатили — если исходить из цены в 132 доллара — 550 миллионов долларов. Верните нам 550 миллионов долларов и прочее. И все там зашло в тупик», — сказал А. Лукашенко.

Между тем, добавил он, две страны по газовым вопросам всегда работали по формуле равнодоходных цен. «Газ привязан к нефти. Когда нефть была 120 долларов, все было хорошо. Мы платили дикие деньги за нефть. Соответственно по формуле был привязан газ к этой нефти. И он имел высокую цену. И мы платили эту цену. Упала нефть до 40 там, долларов, сейчас там 51 доллар и так далее, значит, упала цена и на природный газ», — заявил А. Лукашенко.

Таким образом, по его мнению, в связи с падением нефтяных котировок справедливая цена на газ должна составлять 83 доллара за тысячу куб. м.. «Упала нефть, и нам сегодня выходит по этой формуле природный газ 83 доллара», — сказал А. Лукашенко. Однако Москва, по его словам, отказывается понижать цену, заявляя, что 132 доллара за тысячу кубов, которые сейчас платит Белоруссия, и так самая низкая цена. «Это не логика. У нас есть договоренность, у нас есть практика.. это договоренность, и ее надо выполнять», — заявил А. Лукашенко.

Он также отметил, что из-за неравных цен, неравных условий Беларусь потеряла 15 млрд. долларов. «Они признают эту цифру и дали сейчас нам аж 5 млрд.долларов кредитов. Ну хорошо, изъять у нас 15 млрд. долларов через цены, потом нам же дать наши деньги (и то, только третью часть) под процент в три раза больше, чем МВФ. Это нормально?» — заявил А. Лукашенко.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 3