«Работающие коррупционеры совершают преступления, которые «тунеядцам» и не снились»

Может ли власть победить безработицу, загоняя в угол безработных?

Александр Лукашенко заявил, что Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества» направлен на профилактику преступлений.

— Это мощное профилактическое действие. Я обращал внимание нашего министра внутренних дел прежде всего на эту проблему. Почему? Потому что человек неработающий (вы лучше меня это знаете) — это будущий преступник, — сказал глава государства на совещании по рассмотрению итогов деятельности правоохранительных органов в 2016 году.

Генерал-лейтенант милиции в отставке, экс-председатель Верховного совета Мечислав Гриб  считает неверным утверждение, что «каждый неработающий — потенциальный преступник».

— Можно сослаться на то, что «тунеядцы» — основная база для пополнения отряда правонарушителей, криминогенного состава. А как тогда связать вопросы коррупции в Беларуси и других странах? Ведь коррупционеры все работают! Они имеют хорошие зарплаты и совершают преступления, которые «тунеядцам» и не снились, — комментирует собеседник заявление главы государства. – Можно привести тысячи примеров, когда безработные не являются преступниками.

Елена Артёменко: Безработный и неработающий – это не одно и то же

Аналитик BISS Елена Артёменко обращает внимание, что по определению Всемирного банка безработный человек – этот тот, кто ищет работу и не может ее найти.

— Если у людей сложное экономическое положение, и они не могут устроиться на работу, это может повлиять на уровень преступности в стране, на повышение социальной напряженности и ухудшение криминогенной обстановки, — отмечает эксперт. — Но безработный и неработающий – это не одно и то же. Неработающий не станет искать работу и не заинтересован в том, чтобы трудоустроиться.

Елена Артёменко

— Повышение уровня безработицы ведет к повышению социальной напряженности. Когда людям не на что жить, это может толкать на преступления, — считает аналитик.

Елена Артёменко подчеркивает: декрет №3 направлен, в том числе, на принуждение к работе тех, кто не является безработным по определению Всемирного банка.

— Не работающий по своему выбору человек может быть и маргинальным асоциальным элементом, но с другой стороны, это может быть его осознанным выбором. Бороться с неработающими не нужно, — полагает собеседница Завтра твоей страны.

Мечислав Гриб:  Панацеи от преступности со стороны «тунеядцев» нет

По мнению Мечислава Гриба, власти не собираются отступать от декрета № 3: «Если население успокоится, они снова его запустят».

Собеседник Завтра твоей страны сомневается, что всех безработных до 1 мая удастся трудоустроить.

— Откуда возьмутся деньги, чтобы платить людям зарплату? Наговорено много, но не понимаю, как это увязать с реальностью, — подчеркивает экс-председатель Верховного Совета.

«Люди, которые учились в университетах, должны пойти подметать улицы, как в трудовом лагере»

Панацеи от преступности со стороны «тунеядцев» нет, считает собеседник. Вместе с тем, по его мнению, следует уделять больше внимания охране порядка, имущества и граждан на предприятиях и организациях.

Что сделать властям, чтобы безработные не стали преступниками?

Елена Артёменко приводит статистику Белстата:

— Уровень безработицы в прошлом году был достаточно низким — порядка 5,8%. Если безработица будет расти, то чтобы улучшить материальное положение безработных, застраховать их от критического снижения качества жизни, нужно: во-первых, работать над расширением возможностей для малого бизнеса и раскрепощения частного сектора; во-вторых, развивать условия для переквалификации. Третье направление – это социальное обеспечение безработных. Для решения этой задачи нужно развивать страхование или повышать пособие по безработице, — заключает аналитик BISS.

Экс-председатель Верховного Совета считает:  к ошибкам ведет, когда один человек – кто бы это ни был – принимает законодательные акты.

— Власти оправдываются, что приняли декрет «о тунеядстве». Одно из объяснений: сам документ хороший, а исполнители плохие, — рассуждает Мечислав Гриб.

Мечислав Гриб

С 1996 года, когда акты, издаваемые президентом, стали иметь силу закона, прошел уже 21 год.

— Что ни указ – видишь, как торчат уши лоббистов, заинтересованных лиц, ведомств, — отмечает собеседник. — Сегодня и самые демократические  парламенты Европы не застрахованы от лоббистов, но им очень тяжело провести проекты законов через парламент. И нам надо отказываться от существующей практики: законы должны приниматься коллективным решением.

«Унижение властями «тунеядцев» будет продолжаться» Белорусы, потерявшие работу, перестали бояться государства

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 32
  • Балл: 4.8