«Какая разница, где вырос огурец?»  Хозяев агроусадеб хотят «загрузить» лишней землей

Как изменился указ об агроэкотуризме за время доработки, и что все еще тревожит владельцев усадеб.

Осенью прошлого года Минспорта и туризма предлагало изменить законодательство в агроэкотуристической индустрии. В сельских усадьбах собирались запретить проведение свадеб, юбилеев и поминок, а также принимать более двадцати посетителей разом. Для оказания таких услуг владельцам пришлось бы зарегистрироваться как индивидуальным предпринимателям.

Общественные активисты отчаянно боролись за право спасти отрасль.

«Раскулачивание мы уже проходили. Оставьте людей в покое!»

В итоге премьер-министр Андрей Кобяков распорядился о возвращении Указа № 372 на доработку и создании специальной рабочей группы, в которую вошли и владельцы некоторых усадеб: Анатолий Ганец, Георгий ГрибовМихаил  Макей. Группа  работала  больше двух месяцев.

Сейчас в Администрацию Президента направлен окончательный вариант поправок – компромиссный для чиновников и владельцев агроэкоусадеб.

— Госструктуры прислушались, когда встретили правомерное сопротивление со стороны общества. Нам удалось уйти от требования регистрироваться как ИП, от ограничения количества туристов на усадьбе до 20 человек, от запрета на проведение юбилеев и торжеств, — перечисляет Валерия Клицунова, председатель правления общественного объединения «Отдых в деревне».

Валерия Клицунова. Фото: onliner.by

По ее мнению, закрепление права проводить торжества – большой успех. Сельский туризм – та модель бизнеса, которая иначе не выживет.

Однако активистов тревожит еще один из пунктов проекта. В нем прописано, что агроэкотуризмом вправе заниматься только те, кто ведет личное подсобное хозяйств на специально отведенной для этого территории.  Получается, что владельцу мало иметь грядки, сад или сарай на своем участке – нужно арендовать или выкупить еще кусок земли. Зачем?

— Это требование КомитетаГосконтроля. Чиновники никак его не аргументируют, — говорит Валерия Клицунова.

Обычному сельскому жителю придется брать землю на каком-нибудь поле, хозяину усадьбы, расположенной в райцентре, – явно за его пределами,  а если усадьба находится в природоохранной зоне, то вообще за тридевять земель — кто же позволит разбивать грядки на заповедной земле? А зачем фермерам, у которых и без того по 200 гектаров, лишний кусок земли, да еще не пойми где?

— Мы согласны, что должны быть сад и огород – и это все есть, но формулировка о специально отведенной земле бессмысленна – какая разница, на какой земле вырос огурец? Какой смысл, если картошка будет расти в другом месте – какой интерес от этого клиенту? – задается вопросом Георгий Грибов, хозяин усадьбы «Млынок» в Каменецком районе.

Но дело здесь не только в клиентуре, а и в том – правомерна ли вообще дополнительная загрузка.

— Если человек владеет усадьбой или личным подсобным хозяйством, он не считается тунеядцем. С возложением еще одного личного подсобного хозяйства, получается, хозяев агроусадьбы нагружают еще одной профессией. Почему они должны выполнять эти работы?  Нужно убрать лишь несколько слов – «на специально отведенной для этого территории», — считает Валерия Клицунова.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 5