Чем сегодняшняя Беларусь напоминает сериал «Ходячие мертвецы»

Несколько мыслей, вызванных новостью о встрече брестских властей с протестующими.

Сообщение о том, что руководство Брестского горисполкома приняло группу протестующих, стало своего рода небольшой сенсацией воскресенья. В публикациях о марше в Бресте то тут-то там мелькают ремарки: это первый случай в истории нынешних протестов, когда власти вышли к протестующим с предложением поговорить о проблеме. 

В странах, где чиновники выбираются гражданами (а не назначаются  государством), поведение брестского градоначальника никого бы не удивило. Ведь все логично: возмущенные избиратели пришли задать неприятные вопросы своему представителю во власти. И он не просто должен, а обязан держать ответ.

Но это у них, а у нас все иначе. Главу Брестского горисполкома не выбирали жители города — его назначил глава государства. И лишь перед ним по сложившейся за последние 23 года традиции держат ответ назначенцы. Поэтому с натяжкой верится в самостоятельность решения брестских властей — выйти на переговоры с протестующими.

Белорусские чиновники напоминают персонажей последних сезонов сериала «Ходячие мертвецы». Чтобы данное сравнение стало понятным для тех, кто не смотрел сериал, позволю себе небольшое объяснение.

Проект посвящен теме зомби-апокалипсиса, события разворачиваются на территории США. Небольшие группы людей в попытках выжить объединяются в общины. Одна из них называет себя «Спасителями», возглавляет ее харизматичный циник и садист Ниган. Символом его власти является обмотанная проволокой деревянная бита, любовно именуемая им «Люсиль». С ее помощью он не без удовольствия крушит черепа неугодных и врагов.

Община спасителей сегрегирована. Здесь есть те, кто работает за еду и кров — у этих людей даже имен нет, только номера. А также охрана и армия, которой позволено жить в комфорте и забирать у простых работяг все, на чем глаз остановится. А над всем этим возвышается улыбающийся Ниган с «Люсиль» на плече.

Характерная деталь: появляясь на людях, Ниган уравнивает рабочих и привилегированных боевиков, заставляя их припасть на колено. Спросив их всех или любого на выбор «Кто вы (ты)?», он неизменно слышит в ответ: «Мы (я) — Ниган».

Далеко не все «спасители», в первую очередь безымянные рабы, стали членами общины добровольно. Но очень многие из них, когда мир перестал быть прежним, променяли свою свободу и имя на хлеб и крышу над головой.

Чем закончится история Нигана и его «спасителей», пока неизвестно. Хоть и здесь параллели с нашими реалиями напрашиваются: другие общины, находящиеся под гнетом «спасителей», задумали бунтовать. И это при том, что Ниган и компания регулярно наведывается к ним с оружием наперевес, устраивая акции устрашения потенциальных бунтовщиков.

Трудно сказать, какой на самом деле была цель демонстрации в центре Минска ощетинившейся стволами автоматов штурмовой установки «Марс», но реакцию многих белорусов в интернете можно интерпретировать, снова прибегнув к «Ходячим»: нам всем показали большую и страшную «Люсиль».

И все же, как показали события в Бресте, многие не испугались ни бряцания оружием, ни провокаций, ни превентивных задержаний. Более того, откровения простых белорусов об их разочаровании главой государства может говорить о том, что люди начали по капле выдавливать из себя «нигана».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4.2