Беларусь: IT-чудо или небольшой региональный игрок с сотыми долями процента рынка

Оборот отрасли разработки ПО в Беларуси превысил 1 млрд долларов и вырос в 20 раз за 10 лет.

Много это или мало, размышляет в Facebook  Дмитрий Гурский, директор «Айдиономикс» и партнер инвестфонда «Хаксус», среди проектов которого — известный MSQRD.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Это большой прогресс относительно стартовой точки 10 лет назад в 50 миллионов, но в нем нет ничего в разы превосходящего успехи других стран. Рост по порядку на уровне роста аналогичных восточноевропейских стран (кого-то мы чуть выше, кого-то ниже, картина же примерно одна и та же — у всех этот сектор сильно вырос).

Мы выросли за 10 лет в 20 раз, Украина — тоже в 20 раз, Чехия — раза в 4, но с гораздо более высокой базы (их старт был ранее, и если взять более длинный период — тоже будет рост большой).

Крепкий середняк

В мировом плане мы очень маленькие, даже как плацдарм аутсорса мало известны и мало на что влияющие (наверное, более известен EPAM, который около трети всего нашего аутсорса). Насколько мы маленькие? 1 миллиард из более чем 3,5 трлн долларов мирового рынка (сотые доли процента). В мире существует более 100 софтверных компаний, ежегодный оборот которых превышает 1 млрд долларов, а это больше всей ИТ-отрасли Республики Беларусь. При этом у каждой из 10 ведущих софтверных компаний мира годовая выручка превышает весь экспорт Республики Беларусь.

Штат больших софтверных компаний превышает в разы штат всех 160 компаний ПВТ (27 тыс.) (к примеру, Microsoft 114 тыс., Oracle 136 тыс., SAP 85 тыс. и т.д.), при этом выручка на сотрудника — это сотни тысяч против 30+ тысяч у нас (выручка на сотрудника Microsoft 474 тыс., SAP 300 тыс., Oracle 250 тыс.).

Может, мы в сравнении с другими странами имеем больше разработчиков на душу населения? Ну, не особо тоже. У нас 35 тыс. человек в IT, в Украине — 100 тыс. (население четыреx РБ), в России — более 500 тыс. (население 14 РБ), в Польше — более 150 тыс. (население четыреx РБ), в Чехии 130 тыс. (население как в РБ), в Финляндии — 50 тыс. (население 50% РБ), в Литве — 31 тыс. (население 30% РБ). То есть в пересчете на единицу населения у нас совсем не выделяющееся число разработчиков, сравнимое вполне с соседями и части соседей уступающее.

Да и в целом мы не выделяемся — в мире 20 миллионов разработчиков примерно сейчас, то есть наша доля в их числе (0,15%) сравнима с нашей долей в мировом населении (0,12%). Сравнение с лидерами нас совсем в краску вгонит: в США около 4 млн программистов, самый большой показатель в мире (больше Индии с 3 млн), то есть в 100 раз более при населении, большем в 30 раз.

Может, у нас IT имеет большую долю в ВВП? Да нет. К примеру, Эстония. Доля ICT в ВВП — 7% (вдвое выше, чем в РБ). Оборот — 4 млрд долларов. Экспорт 500 млн. Население 1,3 млн.

Если привести пример чисто по разработке ПО, то можно взять Румынию — около 3% вклад в ВВП, 4 миллиарда долларов оборот, при этом население только вдвое больше Беларуси. В 10-миллионной Чехии объем сервисных услуг (аутсорс) вносят в ВВП 4 млрд.

Может, мы радикально обогнали восточных соседей по экспорту? Это да. У нас очень неплохие цифры по экспорту компьютерных услуг на душу населения. Мировой топ:

— Israel 1075 (долларов на человека)

— Norway 253

— Costa Rica 110

— Canada 160

— Belarus 73

— Uruguay 81

— Australia 56

— United States 48

— Serbia 51

Но надо понимать, что наш относительно высокий показатель экспорта IT-услуг на душу населения часто не означает большого преимущества этого сектора в ВВП по сравнению с лидерами, так как у нас есть одна особенность: очень малый внутренний рынок. У соседей он больше, в России и на Западе — намного. Мы просто все программистские ресурсы продаем вовне, а иные страны много делают на внутренние заказы. Поэтому когда говорят, что у нас экспорт на душу населения высок — это надо еще сравнивать с цифрами внутреннего рынка, после этого цифры в нашу пользу не будут столь ярки (то есть общий объем рынка на душу населения).

Например, вклад сектора разработки ПО в ВВП в Польше в 2015 году 1,74% (8 млрд), в РБ около 1,5% (1 млрд). В Румынии, ярко выраженном аутсорсере с малым внутренним рынком, в 2016 году около 30% разработки — это заказы из страны. То есть пересчет на душу населения покажет, что мы где-то посередине между нашими западными и восточными соседями. Кого-то лучше, кого-то хуже. Крепкий четвёрочник.

Прогресс есть, прорыва — нет

Свидетельство того, что мы пока мало интересны мировым игрокам? У нас нет R&D-центра ни одной мировой корпорации, в отличие от наших восточноевропейских соседей. В Румынии есть большие центры разработки Microsoft, Oracle, Ericsson. В Чехии есть R&D десятков мировых корпораций, причем крупные. В Израиле 320 R&D центров.

Может, мы сильны в стартапах (про это много шума после MSQRD)? У нас штук 50 стартапов, наверное, а в Израиле с меньшим населением их 6000. Объем инвестиций в них в 2016 году 4 миллиарда, экзитов на 10 миллиардов. Сколько у нас инвестиций в продуктовые стартапы? Боюсь, это единицы миллионов.

Вообще, у нас очень мало продуктовых компаний. Хорошо, что с Варгеймингом повезло — а то ничего бы не было, кроме пары небольших компаний. За всю историю у нас была пара заметных экзитов (3−4), например, в Израиле только в 2016 году было 104 экзита. Текущее состояние законодательства (в том числе и декрет о ПВТ) совершенно не способствует тому, чтобы в стране были продуктовики с полным циклом. И нет никаких подвижек: даже выручку из аппсторов до сих пор легально получить проблема, а в Украине, к примеру, даже договоры на входящие деньги не нужны. При этом хотелось предостеречь от противопоставления сервисных компаний и продуктовиков: в Восточной Европе никто не смог перейти от аутсорса к продуктам в сильной степени, но у нас с этим по ряду причин совсем плохо. Но на данном этапе сервисные компании это большое благо, они создают плодородный слой для будущих продуктовиков, взращивая кадры.

Можно довольно долго себя сравнивать с ближними и дальними соседями, и честный анализ покажет, что мы нишевые (развит лишь софтверный аутсорс на уровне, сравнимом с остальными странами Восточной Европы) середнячки. Силиконовая долина Европы — пока преувеличение. Наше IT в форме аутсорса выросло в то же время, когда оно выросло в Украине (причем в Украине темпы роста на 9 процентных пунктов выше, но там и уровень налоговой нагрузки еще втрое ниже, чем в ПВТ), Польше, Чехии, Эстонии, Румынии и даже Нигерии. Выше многих соседей (в том числе благодаря ПВТ) выросло. Но некоторых — ниже (если брать общий рынок, а не только экспорт). Почему в той или иной степени у всех выросло? Просто барьеры сильно снизились с появлением интернета и прочих технических новшеств, стало возможно участвовать в дележке мирового IT-пирога откуда угодно. Возник рынок IT-аутсорсинга, эта волна подняла все лодки, нашу — в том числе (нашу, с учетом облегчения льготами, немного выше).

Значит ли это, что не нужен ПВТ и он ни на что не повлиял? Конечно же, нет. У нас по сравнению с нашими соседями без ПВТ были бы совсем трудные условия. У западных соседей есть деньги и часто (Румыния) льготы. У восточных (Россия) — и деньги, и льготы. У нас нет венчурного капитала, есть масса налоговых и законодательных проблем для ведения IT-бизнеса. Нам не надо отменять льготы. Нам надо исправлять остальные аспекты среды — чтобы у нас и образование было, и продуктовики были, и R&D, и венчурный капитал, и стартапы, и приток иностранной рабочей силы. Льготы очень полезны — но только их недостаточно. Нужна целая программа действий, только льготы большого роста уже не дадут (хотя их отсутствие на фоне даже больших льгот у Украины и России — и прочих конкурентов — точно в минус пойдет).

Нужны ли Беларуси «островки благополучия» – с низкими налогами и высокими зарплатами?

До чего-то реально заметного еще предстоит очень много, и очень тяжело работать, многое менять в среде и в себе. Когда мы достигнем хотя бы 20% израильских показателей, может, тогда какие-то основания для гордости и будут. Сейчас взгляд со стороны показывает лишь небольшого регионального игрока с сотыми долями процента от мирового рынка (1 миллиард из 3 триллионов), о котором никто ничего не слышал в той же Долине (в том числе это и мой личный опыт общения с большим числом западных бизнес-людей — никто ничего про Беларусь как IT-державу не знает, знают отдельные компании — MSQRD, Viber, без какой-либо связи с Беларусью). Ну и как вообще в принципе могут что-то знать в США, в которой 4 млн IT-спецов, о стране с 30 тысячами аутсорс-разработчиков. Ну Индию знают, да, там их 3 млн. Израиль знают, много там компаний продуктовых продается, второе место в мире после США. Нас нет, нас не знают, нам еще предстоит сделать что-то такое, чтобы про нас реально заговорили.

У нас чуда нет. Чудо — это Израиль или Финляндия. Или Ирландия. Надо делать шаги к ним, чтоб приблизиться. Эти шаги вполне известны и понятны. Их надо делать.

Как «айтишники» могут завести всю экономику

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5