Бизнесу налога слишком много

Представители бизнеса предлагают стимулировать экономическое развитие путем снижения налоговой нагрузки, но чиновники не знают, чем «закрыть» выпадающие доходы бюджета.

Дискуссия на тему фискальной политики прошла 9 февраля в рамках заседания совета по экономической политике при Бизнес союзе предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН).

Красиво, если без ФСЗН

Позитивным моментом последних лет стало некоторое ослабление налоговой нагрузки в стране. Без учета социальных отчислений в 2016 году она составила 24,4 % к ВВП против 25,6 % в 2014-м, а в 2017-м, по прогнозам, снизится до 24 %, отметила в своем выступлении заведующая кафедрой налогов и налогообложения БГЭУ доктор экономических наук Елена Киреева.

«Некритичный у нас и уровень налогообложения по видам экономической деятельности», — полагает представительница БГЭУ. В 2015 году в производстве продуктов питания он составил 10,7 %, в транспортной сфере — 10, в строительстве — 5,8, в финансовой и страховой деятельности — 0,8 %. «Если не учитывать налоги на ресурсы, налоговую нагрузку в нефтепереработке, в целом по экономике картина была бы еще лучше», — отметила Елена Киреева.

Впрочем, несколько иной выглядит ситуация с учетом подоходного налога и отчислений в Фонд социальной защиты населения (ФСЗН). В последние годы эти изъятия почти не изменились, при этом только платежи в ФСЗН составляют около 12 % к ВВП.

По мнению эксперта, у Беларуси есть как минимум 5-процентный лаг для уменьшения налоговой нагрузки. Эволюционный путь предполагает снижение ставок при одновременном сокращении бюджетных расходов либо увеличении количества субъектов хозяйствования — налогоплательщиков. В последнем случае хорошим стимулом для развития могла бы стать практика предоставления стартующим проектам налоговых каникул.

Бумажная волокита стала электронной

Давление фискальной системы на экономику следует оценивать не только в процентном измерении к ВВП, но и с точки зрения налогового администрирования. Несмотря на уменьшение количества налоговых платежей и развитие информационных технологий, стране еще есть что совершенствовать в этом вопросе, уверена Елена Киреева.

Сегодня за фискальную политику отвечают сразу несколько ведомств — МНС, Минтруда и соцзащиты, ГТК, «Белгосстрах». Соответственно, субъектам хозяйствования приходится проводить платежи сразу на нескольких площадках, хотя технически все можно было бы объединить на одном портале.

Напрягает бухгалтеров и экономистов необходимость отслеживать большое количество нормативных правовых актов, определяющих фискальную политику в стране. Наш Налоговый кодекс до сих пор не стал единой нормативной площадкой и документом прямого действия.

Самым же стрессовым фактором администрирования по-прежнему остаются проверки. Несмотря на то что с 2008 года их количество уменьшилось в три раза, серьезной проблемой остается как выбор объектов контроля, так и меры ответственности, применяемые к нарушителям.

По оценкам Елены Киреевой, в Беларуси отсутствует четкая стратегия развития фискальной системы в целом. Это приводит к непостоянству налогового законодательства и препятствует формированию стабилизационных механизмов в экономике.

Бой уклонистам

Стремление добиться справедливости при сборе налогов и их дальнейшем распределении через бюджет довольно утопично. «Всегда кто-то оказывается обиженным», — считает главный редактор «Экономической газеты» Леонид Фридкин.

Вот и в Беларуси налицо разительные отличия в налоговой нагрузке в разных отраслях и в различных режимах налогообложения. При этом расчеты показателя к ВВП или в отраслевом разрезе теряют смысл, когда переходишь на микроуровень. Многие предприятия предпочитают оценивать реальную налоговую нагрузку через денежный поток (Cash Flow), исходя из того, сколько денег у них осталось на потребление и инвестиции после уплаты налогов.

Обиженные значительными изъятиями закономерно начинают искать пути налоговой оптимизации. Если на Западе подобные схемы обсуждаются с консультантами за закрытыми дверями, то в нашей стране почему-то стали темой широкого обсуждения на семинарах и прочих тематических мероприятиях.

В последние годы борьба с налоговой оптимизацией переросла в общемировой тренд. На таком фоне некоторые белорусские налоговые новации, вызвавшие бурю протеста со стороны бизнеса, представляются вполне безобидными. «Появившаяся у нас необходимость обосновывать затраты — пушистая мера по сравнению с введением в законодательство ряда стран понятия налоговой цели, когда контролеры рассматривают сделку с точки зрения коммерческой и налоговой выгоды», — сказал Леонид Фридкин.

Замена директора предприятия управляющим — индивидуальным предпринимателем где-нибудь во Франции или Сингапуре однозначно рассматривалась бы как цель снизить налоги и повлекла бы ответственность бизнеса.

«Если кто-то задумает внедрять в стране передовой мировой опыт налогообложения, то он может получить совсем не тот результат, на который рассчитывает», — резюмировал спикер.

Функционеры vs предприниматели

Представители власти и те, кто связан с госаппаратом, точку зрения бизнеса разделяют далеко не во всем. «Как человек, проработавший всю жизнь в налоговой, я не понимаю, как значительно снизить налоговую нагрузку в стране. В швейцарском сыре дырок больше, чем сыра. Так и в нашей налоговой системе льгот уже больше, чем налогов», — возмутился главный редактор журнала «Финансы. Учет. Аудит», а в недавнем прошлом заместитель министра финансов Иван Шунько.

Не видит он и возможности снизить отчисления в ФСЗН, ведь тогда придется «ломать всю пенсионную систему».

«Пересматривать налоги сегодня нереально. У бюджета нет пространства для маневра, траты уже оптимизированы, остались только защищенные статьи расходов», — посетовал заместитель председателя Постоянной комиссии по бюджету и финансам Палаты представителей Валерий Бороденя.

Стремление чиновников наполнить бюджет в условиях падающей экономики в ряде случаев привело к ужесточению налогового законодательства. От таких решений бизнес не в восторге.

Глава ЗАО «Вилия» Лев Карпач заявил, что был вынужден поставить перед наблюдательным советом своей компании вопрос о возможном закрытии бизнеса. При нынешней налоговой нагрузке дело оказалось экономически нецелесообразным. «Вилия» присоединилась к обиженным после того, как регулятор запретил организациям, в уставном капитале которых доля юридических лиц превышает 25 %, использовать упрощенную систему налогообложения. Корректировка законодательства, которая, по утверждению чиновников, призвана препятствовать схемам минимизации налогов, для этой организации стала фактором искажения конкурентных условий.

«Вот уже несколько лет наша страна находится в рецессии, и надо думать, как выйти из нее», — напомнил экспертному пулу почетный председатель БСПН Георгий Бадей.

Есть прямая связь между деловой активностью, темпом экономического роста и уровнем налоговой нагрузки. Чем ниже налоги, тем активнее растет экономика, и наоборот. В качестве подтверждения спикер привел данные Всемирного банка, согласно которым налоговая нагрузка выше 25 % к ВВП приводит к существенному замедлению темпов роста национальной экономики. Корреляция особенно выражена в европейском регионе. «В Беларуси только сборы в бюджет составляют порядка 30 % ВВП, еще 12 % — отчисления в ФСЗН. Если добавить остальные фискальные платежи, выйдем на 50 %», — подсчитал представитель бизнес-союза.

По тяжести налогового бремени Беларусь опережает не только многие страны ЕС, но и партнеров по СНГ и ЕАЭС, что подрывает конкурентоспособность отечественных товаров и услуг по ценовому фактору. Очевидно, что в ближайшие годы властям придется выбирать между желанием наполнить бюджет, поддержать на высоком уровне госрасходы и необходимостью оживить экономику посредством смягчения фискальной политики.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 4.2