Топливные трофеи: что выиграла Беларусь в газовых и нефтяных войнах с Россией?

Самые громкие и скандальные энергетические конфликты за всю суверенную историю взаимоотношений между Минском и Москвой.

Россельхознадзор принял решение отложить запланированный на февраль визит специалистов службы в Беларусь в связи с тем, что у ряда сотрудников есть опасения в возможных провокациях с белорусской стороны.

В такую плоскость переросли белорусско-российские разногласия.

А разгорелся конфликт между союзниками в прошлом году из-за того, что в связи с мировым падением цен на энергоносители Минск в одностороннем порядка стал платить за российский газ почти в два раза меньше.

«Цена на газ — дело принципа для Лукашенко, и уже неважно, на чем мы теряем больше»

В ответ Россия сократила поставки нефти в Беларусь и продолжает настаивать на выплате газовой задолженности, которая, по словам вице-премьера РФ Аркадия Дворковича, составляетпорядка 550 млн долларов.

«Завтра твоей страны» изучило историю предыдущих топливных конфликтов и выяснило, кому и сколько стоило их урегулирование.

Всего за 25 лет мы насчитали пять газовых и три нефтяных конфликта, не считая разногласий вроде «растворительно-разбавительных» схем.     

Первый газовый       

В 1996 году Беларусь и Россия подписывают так называемый «нулевой вариант».

С момента обретения независимости по старой советской привычке Минск либо не доплачивает, либо, как в 1994 и 1995 годах, совсем не платит за получаемый из России природный газ. В итоге к 1996 году объем задолженности белорусских потребителей перед «Газпромом» приближается к 1 млрд долларов.

«Газпром» сначала вяло просит, но потом все-таки настаивает на разрешении ситуации.  

По «нулевому  варианту» Россия отказывается от денежных притязаний в обмен за неоплаченную ею Беларуси стоимость вывоза и обслуживания ядерных ракет, аренду военных баз и чернобыльскую программу. Также белорусы получают «бонус» от российского руководства на частичную оплату газа не живыми деньгами, а товарами.

Второй газовый

В соответствии с союзным договором, подписанным Минском и Москвой в декабре 1999 года, предполагалось интегрировать белорусские газопроводы в российскую транспортную систему. Минск игнорирует этот пункт, за что на него сыплются требования, во-первых, отдавать за газ не товары, а деньги, а во-вторых, вернуть накопившуюся вновь задолженность.

Начавшаяся накаляться ситуация не получает конфликтного развития, потому что против «Газпрома» примерно в это же время открывает «второй фронт» Украина.  Опасаясь быть отсеченным от экспортных рынков, руководство российской монополии подписывает с белорусами соглашение о реструктуризации  долга (около 77 млн долларов)  в течение ближайших трех лет.

Третий газовый  

В 2003 году Москва возвращается к вопросу о принадлежности «Белтрансгаза».  Начав с 2002 года получать газ по внутрироссийскому тарифу,  Беларусь притормозила ответный жест доброй воли – приватизацию в пользу «Газпрома» своих магистральных трубопроводов.

Уже в конце 2002 году «Газпром» временно прекращает поставки и обещает с 2004 года давать газ уже не по внутрироссийской, а по вполне коммерческой цене. Минск в ответ требует  за «Белтрансгаз» не 1 млрд, а 5 млрд долларов, повышает плату за транзит газа и в 2004 году впервые с 1991 года отказывается от контракта с «Газпромом».

В новогоднюю ночь 2004 года «Газпром» также впервые демонстративно на один день прекратил подачу газа в белорусском направлении. Александр Лукашенко сравнил такое отношение братского народа с тем, что делали в Беларуси фашисты во время Великой Отечественной войны.

Почти полгода Беларусь будет покупать газ у так называемых независимых поставщиков. Во второй половине 2004 года «Газпром» возобновит поставки, добившись гарантий, что «Белтрансгаз» все-таки будет ему продан.

В течение следующих нескольких лет россияне становятся собственниками 50% акций белорусской системы. Но поставки газа с той поры идут не по внутрироссийской, а по коммерческой цене.  

Первый нефтяной

В 2003 году Москва обвиняет союзника в том, что тот не соблюдает договоренности по унификации экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты.

Беларусь к этому времени, благодаря растущим ценам на нефть, превратилась в крупного экспортера нефтепродуктов на европейский рынок, а главной причиной этого становится рост поставок в страну беспошлинной дешевой российской сырой нефти. В этом заинтересовано не только белорусское государство, но и российские поставщики. Это связано с меньшим по сравнению с Россией размером экспортной пошлины, которую экспортер должен уплачивать в белорусский бюджет.

Пошлина под давлением Москвы все-таки была унифицирована в январе 2004 года, но уже с апреля этого же года Беларусь начала «отставать» от России  в симметричных шагах по ее увеличению. С каждым новым повышением разбежка становится все больше, позволяя привлекать в Беларусь дешевые ресурсы и зарабатывать деньги на экспорте нефтепродуктов.

Второй нефтяной

В декабре 2006 года Россия, пытаясь наконец-то заставить Минск делиться доходами от продаваемых за рубеж нефтепродуктов из российской нефти, вводит  таможенную пошлину на экспорт стратегического ресурса в Беларусь. Беларусь в ответ прекращает транзит российской нефти в Европу.

По условиям компромиссного соглашения, подписанного 13 января, пошлина должна взиматься с нефти, которая идет на переработку и дальнейший вывоз за границу в виде нефтепродуктов. На поставки для внутреннего потребления установлена нулевая пошлина. По оценкам некоторых экспертов, тогда Беларусь потеряла около 40% доходов от нефтеэкспорта. Но Россия предоставила Беларуси довольно щедрый понижающий коэффициент, который позволяет давальцам и белорусским заводам по-прежнему зарабатывать приличные деньги в условиях роста мировых цен на нефтепродукты.    

Четвертый газовый

С начала 2007 года «Газпром» повышает цену для Беларуси почти до 100 долларов за 1 тыс. куб. метров. Но белорусы игнорируют решение монополии, продолжая все первое полугодие платить по «собственному тарифу». Когда к лету долг переходит за 450 млн долларов, «Газпром» объявляет о сокращении поставок на 45%.

Угроза подействовала, деньги были возвращены и оплата пошла по установленному «Газпромом» тарифу.

Третий нефтяной

В 2010 году вспыхивает самый серьезный нефтяной конфликт в отношениях России и Беларуси.

Россия объявляет, что понижающий коэффициент на нефть для Беларуси будет распространен только на 6,3 млн тонн (для переработки на внутренний рынок), а за остальные объемы надо платить 100% экспортную пошлину. Минск твердо стоит на том, что экспортные пошлины внутри создаваемого Таможенного союза невозможны и рассчитывает на их полную отмену с момента  создания  единой таможенной территории России, Беларуси и Казахстана.

В поисках альтернативы российскому сырью начинается двухлетняя эпопея с доставкой в Беларусь венесуэльской, потом азербайджанской нефти. Сначала ее везут танкерами прямо из Венесуэлы, потом качают по трубопроводу «замещающие» объемы из Азербайджана. Но опыт показывает – нефтепродукты из нее дороже, чем из российского сырья.

В итоге Минск и Москва договариваются – экспортные пошлины на нефть, поставляемые в Беларусь, обнулены, но введены экспортные пошлины на нефтепродукты, которые перечисляются  в российский бюджет. Разница между стоимостью российской нефти (она поступает из России еще и по льготным ценам) и нефтепродуктов на мировом рынке все равно позволяет нефтепереработке Беларусь быть драйвером экономики. Более того в 2015 году Минск добивается, затормозив ратификацию договора об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС),  чтобы вся экспортная пошлина от продажи нефтепродуктов до 2024 года шла в белорусский бюджет.  Но действие предыдущего нефтяного соглашения истекает. Россия проводит «налоговый маневр», который предусматривает  снижение ставок экспортных пошлин на нефть и постепенное их выравнивание со ставками на нефтепродукты, а также одновременный рост налога на добычу полезных ископаемых.

Фото: naviny.by

Пятый газовый

В 2010 году вспыхивает «пятый газовый - «Газпром» требует вернуть ему до 21 июня 192 млн долларов накопленной задолженности, грозя  постепенно снижать объемы поставок газа для внутреннего рынка.

Долг появляется из-за «разночтений» — Минск с начала года «платит» по своей цене. Конфликт удается оперативно урегулировать, но для этого приходится одалживать деньги у Азербайджана.

Это самый низкий порог задолженности во всех газовых конфликтах, который заставляет  российскую компанию выдвигать ультиматум. Газовый спор здесь выступает, скорее, в качестве дополнительного аргумента в более значимых разногласиях Москвы и Минска – по нефтяным пошлинам и по подписанию документов по Таможенному союзу.

В 2011 году Беларусь продаст «Газпрому» остальные 50% акций и подпишет выгодное для нее до 2016 года газовое соглашение.  Согласно ему, цена на газ рассчитывается в долларах как сумма тарифа на газ в Ямало-Ненецком АО, стоимости транспортировки до Беларуси и хранения газа в российских ПХГ.

Простит ли Путин Лукашенко газовый долг? «Это признаки постепенного демонтажа Союзного государства»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 17
  • Балл: 4.7