Люди зарабатывают, а предприятия экономят. Депутаты ищут альтернативу кредитам и депозитам

Население получит более доходную альтернативу депозитам, а предприятия — выгодную замену дорогим банковским кредитам. Это основной смысл инвестиционных фондов. Появятся они не раньше 2019 года. И в теории человек даже с небольшими сбережениями сможет стать акционером какой-нибудь компании. Сейчас депутаты, чиновники и бизнес активно обсуждают проект нового закона.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Механизм это достаточно сложный. Нужно, чтобы люди поверили всему и принесли свои деньги в эти фонды, — говорит депутат Валерий Бороденя.

Инвестиционные фонды зарабатывают на ценных бумагах. Если совсем упростить, то они работают по такой схеме: предприятие размещает на рынке свои акции или облигации. Управляющая компания берет деньги у людей или бизнеса и покупает эти активы. А потом делит между всеми доход от процентов.

— В ближайшее время ставки по банковским депозитам будут снижаться. Мы от этого никуда не уйдем. А инвестиционные фонды должны обеспечивать доходность, которая не меньше, чем в два раза выше, чем у вкладов, — уверен первый замминистра финансов Максим Ермолович.

Инвестиционный фонд фактически будет посредником между инвестором из народа и компаниями реального сектора. Профессиональные эксперты, которые будут там работать, должны обеспечить выгодное вложение средств. Но есть один момент: если государство гарантирует возмещение всех банковских вкладов, то по ценным бумагам этого не будет.

— Открывая неотзывный депозит вы фактически замораживаете свои средства на определенное время. Приобретая ценную бумагу, вы не только получаете более высокий доход, но и в любой момент можете продать их на открытом рынке. Получается, что деньги всегда работают, — объясняет замдиректора Департамента по ценным бумагам Министерства финансов Алексей Красинский.

Если ценные бумаги какого-то предприятия упадут в цене, то инвестфонд сможет реинвестировать вложения так называемых вкладчиков в другие фирмы.

Сегодня белорусы до 98% свободных средств держат или дома наличными, или в банках. Но, например, половина поляков вкладывает сбережения в ценные бумаги, в США эта цифра доходит до 80%.

У нас этот инструмент сегодня не очень популярен еще и потому, что стоимость входа на рынок ценных бумаг достаточно высока. Но после принятия закона появится новая форма вложений — пай, или часть коллективной инвестиции. Это значит, что кто-то может положить туда всего 50 долларов, а кто-то тысячу. Процент у всех будет одинаковый.

Управляющие компании для работы должны будут получить лицензию Минфина. Но первоначально управление инвестиционными фондами доверят банкам. Они уже сегодня предлагают клиентам доверительное управление активами. Это похожая услуга. Содержать независимый инвестфонд довольно дорого.

— Наши коллеги из московского банка создали отдельную управляющую компанию для инвестиционного фонда. Они пошли по пути, который описан в законе. Для того чтобы выйти на безубыточную работу, им нужно было собрать 50 миллионов долларов в активы, — рассказывает начальник отдела развития премиального обслуживания и инвестиционных продуктов Приорбанка Олег Леонтьев. — Насколько у нас это получится? В фонды банковского управления у нас сегодня вложено только 1,7 миллиона долларов.

В странах с развитой экономикой ценные бумаги помогают зарабатывать не только вкладчикам, но и реальному сектору. Коллективные инвестиции обходятся им дешевле банковских кредитов. По данным зампредседателя Республиканской ассоциации предприятий промышленности Светланы Семенюк, сегодня более 40% предприятий в стране испытывает дефицит собственных оборотных средств. А каждая пятая компания вообще работает исключительно на заемных ресурсах. Поэтому появление инвестиционных фондов она всячески приветствует. Но не уверена, что люди понесут туда деньги.

— Нужно понимать, что есть психологический момент. Люди помнят негативный опыт и с чеками «Имущество», и с советским страхованием. Тогда в один момент тысяча рублей превратилась в сумму, которой не хватало на талончик, чтобы за ними доехать, — вспомнила Светлана Семенюк.

Плюс к этому около 70% белорусских акционерных обществ принадлежат государству. И в эти активы вряд ли кто-то захочет вкладывать свои деньги.

— Негативный опыт можно перебороть только позитивным. Предприятия, которые придут на рынок, должны делать прозрачную и понятную финансовую отчетность на протяжении длительного срока. Это позволит оценить инвестиционную привлекательность. И если люди увидят, что за определенную плату они получают приемлемые риски, то они будут вкладывать свои средства, — считает замминистра финансов Максим Ермолович.

— Сегодня на рынок ценных бумаг выходят только компании с громким именем. За его отсутствие придется достаточно серьезно доплатить, — добавляет замдиректора Департамента по ценным бумагам Министерства финансов Алексей Красинский.

В России инвестиционные фонды действуют уже несколько лет. Но на первом этапе работы под них часто маскировались финансовые пирамиды, которые якобы собирали деньги под прибыльные проекты. Но потом банкротились, а люди теряли свои вложения. По такой же схеме пару лет назад в Беларуси предлагала заработать фирма «Якутские бриллианты». Вместо прибыли до 96% годовых люди потеряли около двух миллионов долларов.

Регулятором рынка инвестиционных фондов будет Министерство финансов. Они обещают серьезно контролировать управляющие компании. Во-первых, предусматривается лицензирование. Во-вторых, ежегодный аудит и финансовая отчетность по международным стандартам. Сегодня лишь немногие акционерные общества нашей страны готовы раскрывать свою прибыль и тем более убытки.

Здесь возникает и другая сложность: как определить реальную стоимость ценных бумаг предприятия, если в Беларуси они не торгуются на бирже. Это одна из тех проблем, которую государству придется решить за два года после принятия нового закона.

  • Оцени статью: