Плохая новость для экономики: радикальное снижение нормы сбережения

В Беларуси наметился долгосрочный тренд радикального снижения нормы сбережения, что может стать причиной новых потерь в экономическом росте.

Дмитрий Крук, экономист Центра экономических исследований BEROC

В течение всего десятилетия Беларусь была безусловным лидером в Центральной и Восточной Европе по валовой (сумма частных и государственных сбережений) и частной нормам сбережения. Например, средняя норма валовых национальных сбережений за 2006—2015 годы в стране составила 29,4 % по отношению к ВВП при среднем показателе по региону, равном примерно 22 %.

К сожалению, сейчас мы можем констатировать, что Беларусь не воспользовалась одним из своих уникальных преимуществ по сравнению с другими странами Центральной и Восточной Европы — высокой нормой сбережения, которая могла обеспечить значительные темпы экономического роста без угроз для макроэкономической стабильности.

Весьма похоже на то, что нас ожидает еще одна плохая новость: на рубеже 2014—2015 годов наметилась тенденция снижения нормы сбережения. В 2016-м она значительно усилилась: доля валовых национальных сбережений в среднем за три квартала составила 28,8 % против 34,1 % за аналогичный период 2015-го. Причем весьма вероятно, что такое снижение — отнюдь не случайный сбой или временное явление, а начало долгосрочного тренда радикального снижения нормы сбережения в стране.

Например, согласно последнему прогнозу МВФ на ближайшие пять лет (в базе данных ПРМЭ за октябрь 2016 года), предполагается почти двукратное снижение нормы сбережения — с нынешних почти 30 % до примерно 15 % к 2021-му. При таком раскладе из страны — лидера в регионе по норме сбережения Беларусь превратится в аутсайдера.

Снижение данного показателя — неблагоприятная тенденция для любой экономики. Оно может повлечь за собой ряд вполне осязаемых и быстрореализуемых угроз.

Во-первых, несмотря на то, что норма сбережения не влияет на темп долгосрочного экономического роста напрямую, ее изменения, особенно резкие, могут существенно видоизменить траекторию роста в течение периода адаптации экономики к новым реалиям. Причем такая адаптация может продолжаться довольно долго, как минимум не один год, а при определенных обстоятельствах и не один десяток лет.

Во-вторых, резкие изменения нормы сбережения могут обусловить череду важных изменений на финансовом рынке. Сберегая все меньшую долю своих доходов, домашние хозяйства будут способствовать снижению объемов финансового посредничества. Такие изменения неизбежно скажутся на банках и других финансовых посредниках. Получая меньше заемных средств, банки будут вынуждены ограничивать объемы кредитования и ужесточать кредитную политику. Итогом станет уменьшение емкости финансового рынка и финансового посредничества наряду с ростом процентных ставок (по сравнению со сценарием, подразумевающим неизменную норму сбережения). Некоторым плюсом снижения нормы сбережения для финансового рынка можно назвать лишь усиление конкуренции среди финансовых посредников.

Проецирование перечисленных последствий на белорусские реалии приводит к ряду тревожных выводов. Во-первых, радикальное снижение нормы сбережения может запустить механизм сокращения запаса капитала, выпуска, доходов. Другими словами, рассматриваемый показатель может стать причиной новой волны спада либо как минимум новых потерь в экономическом росте. Причем в период адаптации экономики к новому уровню нормы сбережения такие потери в выпуске и доходах могут стать наиболее важными драйверами экономической динамики.

Во-вторых, снижение нормы сбережения может стать источником новых волнений на финансовом рынке, равновесие на котором зачастую характеризуется как хрупкое и неустойчивое. В случае радикального сценария эти волнения, вероятно, будут сопровождаться «переделом» финансового рынка и изменением его «портрета».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5