«На рынке появилось много хлама». Кто больше заинтересован в сертификации бытовой техники?

Не утихают споры по поводу сроков введения обязательной сертификации электротехнической продукции по требованиям энергоэффективности. Какой бизнес в них в большей степени заинтересован — производители, импортеры или те, кто проводит сертификацию?

Фото: TUT.by

Напомним небольшую хронологию спора. Правительство Беларуси в конце прошло года приняло постановление № 849 «О некоторых вопросах подтверждения соответствия в Национальной системе подтверждения соответствия Республики Беларусь», которым с 1 февраля 2017 года вводится сертификация бытовых электроприборов и техники информационных технологий и средств электросвязи в части энергоэффективности. Первой тревогу забила Российская ассоциация торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК), которая считает, что Беларусь фактически закрывает рынок для поставок техники, хотя является членом Евразийского экономического союза. РАТЭК поддержали белорусские импортеры техники и местные производители (негласно).

В середине декабря, чтобы сбавить градус напряжения, прошло закрытое совещание с участием вице-премьера Владимира Семашко, который, как утверждает бизнес, пообещал перенести сроки сертификации на полтора года. Однако в январе Госстандарт разослал проект постановления, где были указаны дифференцированные сроки. Это вызвало очередную порцию недовольства у импортеров в Беларуси и России.

Переполнило их чашу эмоций письмо директора ОАО «Испытания и сертификация бытовой и промышленной продукции «Беллис» (доля государства — более 80%) Юрия Пашика в адрес зарубежных производителей, в тексте которого указано: «проект изменений приводится ниже, в то время как Правительственное решение будет одобрено в течение ближайших нескольких недель, о чем мы вас проинформируем дополнительно, однако мы ожидаем, что проект изменений будет принят в том виде, как приведено ниже».

У бизнес-сообщества складывается впечатление, что «вся эта история с энергоэффективностью в сжатые сроки и за большие деньги в первую очередь направлена не на защиту интересов Республики Беларусь, а на продвижение коммерческих интересов фирм по сертификации».

Такая реакция бизнеса переполнила уже чашу терпения директора «Беллис» Юрия Пашика, который не стал лезть за словом в карман и высказался о наболевшем довольно откровенно.

—  Я в этом письме указал лишь о том, как идет процесс. Не более того. Но я хочу прокомментировать, почему я это сделал. Спусковым сигналом стало нетактичное поведение нашего так называемого бизнеса после известного заседания с участием вице-премьера [Владимира Семашко]. Если вас, дорогие друзья, пригласили для участия в Совмине, то как минимум вы не имеете права, пока не появится документ, транслировать на весь мир то, как вы поняли слова того или иного участника заседания. Тем более если вы комментируете вице-премьера страны. Буквально через считаные часы после окончания совещания я стал получить со всего мира вопросы на этот счет. Поэтому я принял решение информировать наших зарубежных партнеров, компании с мировым именем, о ходе развития процесса. Я написал, что это не окончательное решение, мы будем вас информировать о ходе развития ситуации.

— Я не вижу криминала в том, что последовала дискуссия после совещания.

— Я тоже криминала не вижу. Но я считаю, что писать надо тогда, когда у тебя есть какое-то документальное подтверждение. А не просто некая интерпретация. Они (импортеры) дискредитировали себя, в первую очередь. На них больше никто не будет реагировать надлежащим образом. Прежде всего надо думать о чести и достоинстве страны.

— Вас обвиняют в лоббировании данного постановления…

— Я не был вовлечен в подготовку этого постановления. Я узнал о сроках, когда уже постановление было подписано. Если бы был вовлечен раньше, мог бы предложить от себя что-то иное. Но это не главное. Главное — страна, как никогда раньше, подготовилась системно, фундаментально и инфраструктурно к введению сертификации по энергоэффективности. И впервые поднялся такой гвалт на весь мир. Рекомендую всем еще раз внимательно прочитать статью 51 и 52 Договора о ЕАЭС и убедиться, что Беларусь ничего не нарушила.

— А что сделано?

— Беларусь при поддержке Евросоюза (грант на 7 млн евро) реализовала проект по продвижению стандартов по энергоэффективности. Требования, которые предъявляются к продукции, будут одинаковыми как с Евросоюзом, так и на глобальном уровне. Были разработаны стандарты (свыше 50 стандартов), правила и процедуры сертификации, сформированы испытательные лаборатории, подготовлен (свыше 500 человек) персонал промышленных предприятий, испытательных лабораторий, органов по сертификации, органов надзора, представителей общественных организаций. По сути, у нас будут действовать те же требования, которые действуют во всем мире.

— Возвращаясь назад, нам кажется странным, что вас, опытного специалиста, не включили в состав рабочей группы, которая разрабатывала документ.

— Я не вхожу в систему госорганов. Да и не нужен я был. Потому что все подготовлено очень хорошо.

— Но я про дискуссию, которая должна предшествовать принятию подобных документов. А то получается, документ приняли, не проработали до конца, раз сейчас его переписывают…

— В данном случае документ проходил согласование, все (в том числе бизнес) об этом знали. Все было «окей», пока не прокукарекал РАТЭК. Потому что в России до сих пор с данной темой не наведен порядок, страна в целом не готова к масштабному введению требований к энергомаркировке и энергоэффективности продукции. А 90% техники белорусские импортеры закупают как раз в России. Хозяин стал возмущаться, наши стали поддакивать.

— Обычным потребителям, скорее всего, все равно кто в каких отношениях состоит. Но им не все равно, раз после этой сертификации вырастет цена на холодильники, компьютеры, телефоны…

— Я не приемлю подмену понятий! Сегодня вся процедура сертификации происходит на уровне производителей. И те затраты, которые они несут [на сертификацию], никоим образом не влияют на конечную стоимость товара в той или иной стране. Компании проводят сертификацию для всех стран мира в большинстве случаев пакетным образом (20−40 стран одновременно). Требования по энергоэффективности введены в большинстве развитых стран мира.

При этом в процедуру сертификации в Беларуси были заложены довольно гуманные требования. Изначально предполагалось с 1 февраля ввести обязательные требования по энергоэффективности и только спустя полгода с даты получения сертификата — требования по энергомаркировке. Чтобы дать возможность иностранным производителям на основе подтвержденных результатов сертификации правильно оформить маркировку и все сопроводительные документы на товар. Но в этой связи я удивлен тем, что до настоящего времени ни одна компания и ассоциация Беларуси, а также РАТЭК не обратились ко мне за консультациями, хотя большинство из них меня знают достаточно хорошо и не один десяток лет.

На самом деле сейчас идет драка за маржу импортеров техники. Это не имеет отношения к нашим с вами доходам или расходам как потребителей. Например, они заказывают продукт в Китае, у них спрашивают: «Вам по каким требованиям — европейским или нет?». В первом случае — цена больше, во втором — меньше.

Кстати, вы напомните бизнесу, что с 1 марта 2018 года вступают в силу обязательные требования по RoHS (Об ограничении применения опасных веществ в изделиях электротехники и радиоэлектроники). А то они после празднования 23 февраля проснутся и опять скажут, что «раздевают рядового гражданина».

— А какая польза от сертификации?

— Это уникальный шанс для Беларуси выйти на новый уровень в части энергоэффективности. Это позволит сократить на четверть потребление электроэнергии и наши с вами затраты как потребителей. Мы все прекрасно понимаем, что тарифы будут расти.

Я начал заниматься сертификацией еще в СССР, когда работал на «Горизонте». Мы тогда начали прорабатывать данную тему. Потому что именно серьезный и системный бизнес в первую очередь заинтересован в процедуре сертификации. Это позволяет отсечь шпану на рынке. Иметь высокотехнологичную продукцию. Есть компании, которые инвестируют в разработку, в науку и так далее, а есть те, кто закручивает 4 последних болта.

Сегодня на рынке мобильных телефонов много дешевого хлама. Бизнес дешево их покупает и дешево продает. И никого не заботит, что может произойти с этой техникой.

Мы едем в Германию и не боимся там делать покупки. Потому что мы знаем, что условные сапоги не порвутся спустя пару дней после носки, несмотря на то, где эти сапоги произведены. Там за этим следят.

Чем меньше требований на рынке, тем легче покупать дешевый хлам и сюда его завозить. Энергетически расточительная техника всегда более дешевая. Кроме того, есть производители, которые заявляют сведения, не соответствующие фактическим данным. Мы ужесточаем требования к энергоэффективности, потому что так можно снизить энергопотребление и долю затрат на электроэнергию.

Поэтому меня удивляет подход этих ребят, которые прикрываются нашим с вами кошельком.

— Напуганы новыми требованиями были не только импортеры и конечные потребители, но и белорусские производители, которые опасались зеркальных мер со стороны России.

— Мы слишком долго эксплуатировали бездонный рынок России, который поглощал все подряд. Но из-за кризиса прорываться становится все сложнее. Поэтому понятна озабоченность. А продавать технику на других рынках сложнее или невозможно. Потому что произвести дешевле, чем в Китае, сегодня нельзя. Сделать качественнее, чем в Германии или Японии, тоже нет. Белорусским компаниям надо занимать свою нишу: качественной и недорогой техники. Вступление требований энергоэффективности дает возможность производителям подтянуть свои недостатки и стать конкурентоспособными в мире.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 5