«Возраст кандидатов сверяют по месяцам». Почему «немолодым специалистам» нужна помощь государства

Международный валютный фонд настоятельно рекомендовал белорусским властям продолжить пенсионные реформы. Меры, которые посоветовали предпринять эксперты: не только постепенно поднимать пенсионный возраст до 65 лет, но и стимулировать спрос на работников старшей возрастной группы. FINANCE.TUT.BY выяснил, как государство в состоянии помочь с трудоустройством «немолодому специалисту» и что уже делает сегодня.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Предложили отличного кандидата, но ему 52 года. Отказали!»

Говорить на тему трудоустройства после 50-ти в Беларуси сложно хотя бы потому, что для законодательства не существует такого понятия, как «работник старшей возрастной группы». С позиции возраста Трудовой кодекс выделяет только «лиц моложе восемнадцати лет», «молодых специалистов» и «работников предпенсионного возраста».

— Между 30- и 50-летним специалистом закон не видит разницы, — объясняет Валентина Огаркова, адвокат Адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры». — Возможно, это самое лучшее проявление «недискриминации», которое только может быть.

И действительно в Беларуси запрещена дискриминация по возрасту. Потому в вакансиях (как официальных, которые направляют в службу занятости, так и неофициальных в интернете) указывать требования к возрасту кандидата нельзя. Формально требование соблюдается. На самом же деле специалистам старшей возрастной группы устроиться сложно: по последним данным Минтруда, 27% безработных в Беларуси — старше 50 лет.

— У работодателей существует шаблон «идеального кандидата», — делится опытом Ирина Шатковская, директор кадрового агентства «Коллекция открытий». — Менеджеров по продажам ищут до 30−35 лет, специалистов на руководящие должности — до 40−45 лет. Восемнадцать лет назад, когда мы только начинали работать, было еще хуже.

Светлана Коростелева, директор консалтинговой компании «Квадрат», приводит такие цифры: 15−20% тех компаний, которые к ним обращаются, готовы рассматривать специалистов в возрасте до 50 лет, а 5% — до 55 лет. Например, сейчас открыта вакансия директора розничных сетей, куда рады принять специалиста до 50 лет.

— Я предложила отличного кандидата — но ему 52 года. Отказались. Я практически сорвалась. Вы помните себя два года назад? Чем вы отличались от себя нынешнего? Это непрофессионализм, с точки зрения рекрутера, когда возраст кандидата начинают сверять буквально по месяцам.

По словам Светланы Коростелевой, даже государственные компании ищут специалистов до 40−45 лет. Недавно была вакансия с очень жесткими рамками: «от 38 до 45 лет, других не рассматриваем». На возражение отреагировали жестко: «Мы платим деньги, вы ищите сотрудника».

— Работники старшей возрастной группы чаще склонны действовать по наработанным шаблонам. Они менее гибкие. Скорость выполнения операций и энергичность ниже. Хуже овладевают новыми технологиями, инструментами. Личные задачи и планы у них в приоритете, так что, как правило, не формируется высокая лояльность к работодателю: могут уйти в любой момент. Существенная зона риска — проблемы со здоровьем, — перечисляет распространенные аргументы «против» Ольга Надточаева, руководитель проекта «Аналитический обзор рынка труда и зарплат» консалтинговой группы «Здесь и сейчас».

Если кандидат уверен, что в работе ему отказали именно по причине возраста, то вправе подать в суд. Но наниматель, который заботится о своей безопасности, никогда не скажет напрямую, что не берет вас именно из-за этого — а ограничится многозначительным «вы нам не подходите» или просто пообещает перезвонить (и не перезвонит). В крайнем случае можно обосновать стремление нанять более молодого сотрудника «свойствами данной работы» (в Трудовом кодексе существует такая норма).

Получается, что на практике механизмов защиты от дискриминации по возрасту нет: работник не может навязать нанимателю обязанность провести открытый конкурс или организовать процедуру приема на работу так, чтобы выбор между кандидатами был полностью прозрачным.

Кому помогает закон?

Сегодня государство выделяет только лиц предпенсионного возраста (по общему правилу сейчас это женщины 53 лет и мужчины 58 лет, если коллективными договорами не предусмотрен более ранний срок наступления предпенсионного возраста). Какие меры приняты для их защиты? Если сотрудник предпенсионного возраста добросовестно работает и не нарушает дисциплину, то с ним попросту запрещено прекращать трудовой контракт. С поэтапным повышением возраста выхода на пенсию эти гарантии сохранили. То есть с 1 января 2017 года (когда общеустановленный пенсионный возраст для мужчин будет составлять 60 лет и 6 месяцев) продлять и заключать новый контракт до указанного возраста будут с работниками, которым в это время исполнится 58 лет 6 месяцев. С 1 января 2018 года эти гарантии будут применяться уже в отношении мужчин в возрасте 59 лет до достижения ими возраста 61 года и так далее. Но, по мнению Валентины Огарковой, норма, которая раньше помогала работникам, теперь может сыграть против них:

— После того как 55 и 60 лет перестанут быть жесткими сроками, до которых с работниками необходимо продлевать трудовые контракты, я боюсь, что наниматели, особенно коммерческие организации, просто не захотят заниматься сложными вычислениями. Чтобы не допускать ошибок, будут увольнять таких работников до достижения ими предпенсионного возраста в принципе.

Дополнительная гарантия со стороны государства — возможность трудоустройства в службе занятости в счет брони. В этом году в Минске таких рабочих мест — 188.

Как и остальные работники, лица предпенсионного возраста могут освоить новую специальность.

— Бесплатное обучение мы проводим для любых категорий безработных, — уточняет Виктория Усович, начальник отдела программ содействия занятости населения. — Но делается это в соответствии с законодательством о занятости населения: например, из-за невозможности трудоустройства по имеющейся профессии — или если возникли медицинские противопоказания.

В этом году в Минске 28 безработных предпенсионного возраста были направлены на обучение: заинтересованы они в получении профессий «лифтер» и «оператор котельной». В целом же за январь-август 2016 года в органах по труду, занятости и социальной защите Минска в качестве безработных зарегистрировались 689 минчан предпенсионного возраста. Нашли работу — 288.

Как защитить работников старшего возраста

Но есть и хорошие новости: с каждым годом белорусам в возрасте старше 50 лет искать работу проще — и это устойчивая тенденция.

— Очень многое зависит от возраста самого работодателя, — поясняет Светлана Коростелева. — Те, кто начинал бизнес в 90-х, сами уже достаточно взрослые люди. И своих сотрудников хотят видеть такими же. Здесь каждый примеряет на себя.

Директор консалтинговой компании делится случаем из своей практики: работодатель из России искал человека на должность «помощник руководителя». Вопрос о предполагаемом возрасте кандидата его даже оскорбил: «У меня в Москве работает помощник, ему 55 лет — и он справляется лучше многих молодых!» Для человека современных взглядов возраст кандидата не имеет значения.

Эксперты рекомендуют нанимателям обращать внимание на сотрудников старшего возраста, если работа не подразумевает постоянного профессионального развития и внедрения инновационных решений. А еще если нет требований к высокой компьютерной грамотности и стрессоустойчивости. Как правило, это адекватные, ответственные, управляемые и исполнительные специалисты с хорошим опытом. Они не против «работать руками», выполнять технические монотонные задания. Готовы больше времени уделять работе, так семейные заботы отходят на второй план — но при этом у них меньше амбиций, стремлений к карьерному росту. Им чаще подходит посменный график. Потому такие специалисты обходятся «дешевле», чем кандидаты равной квалификации в возрасте 25−45 лет.

Государство может ждать, пока наниматели осознают пользу «возрастных» специалистов — а может помочь им, опираясь на европейский опыт.

— Отношение нанимателей к лицам старших возрастных групп меняется не так быстро, как хотелось бы, — отмечает эксперт Центра экономических исследований BEROC Анастасия Лузгина. — В мире работают над решением этой проблемы. Как? Прежде всего, вводят нормативно-законодательные акты, призванные снизить уровень дискриминации по возрасту. Например, в Японии существует Закон «О стабилизации занятости пожилых людей». Он несколько раз уточнялся, и это дало положительные результаты.

Второй момент — это информационная кампания, которая показывала бы плюсы людей предпенсионного возраста. Нужно начинать дискуссии по этому вопросу и обратить на проблему внимание общественности.

Государство должно работать над системой здравоохранения в целом и пропагандировать здоровый образ жизни. Работодатели — обеспечивать хорошие условия работы, чтобы возрастные сотрудники реже уходили на больничный. Не нужно бояться предлагать таким специалистам удаленную работу. Особое внимание эксперт советует уделять переподготовке по специальности: компании охотно обучают молодых, но не сотрудников старшей возрастной категории.

Актуальными были бы и компьютерные курсы. В «Университете третьего возраста», где обучают пенсионеров, нам рассказали: часто обращаются и те, кому компьютер нужен по работе. Особенно много среди таких возрастных студентов медиков и бухгалтеров.

Как помочь себе самому?

Пока государство не предпринимает мер по защите от дискриминации работников старшего возраста, полагаться остается только на себя.

— Возрастных специалистов продает опыт, — рассказывает Ирина Шатковская. — Если вы относитесь к категории экспертов в своей сфере, вряд ли останетесь без работы.

Опыт с годами не исчезает — но нужно постоянно заниматься самообразованием. По резюме хорошо видно, когда специалист останавливается в профессиональном развитии. Впрочем, в резюме сразу виден и возраст, потому кандидату всегда нужно стремиться на личное собеседование. В кадровом агентстве «Коллекция открытий» описывают один из таких случаев: на место главного проектировщика устроилась женщина 58 лет. Изначально наниматель не искал кандидата такого возраста, но поддался на уговоры специалистов — и пригласил женщину на собеседование. После этого ее взяли на работу.

— Но главное для работников более старшего возраста — осторожно и обдуманно принимать решение о смене работы и о выходе на рынок труда, — советует Ольга Надточаева. — Не увольняться сгоряча. Нужно четко понимать, что поиск новой работы при отсутствии уже готовых предложений займет время. Иногда это не месяц и не два, так как конкурировать с более молодыми соискателями сложно. Не советую идти на поводу у агентств по трудоустройству, которые требуют денег за предоставление вакансий. Также рекомендую выставлять адекватные требования по заработной плате и функционалу. Потому что работодатель всегда выбирает того, кто сговорчивее.

  • Оцени статью: