Наша безработица: один, четыре или же пятнадцать процентов?

В августе БелТА порадовало позитивными новостями с рынка труда: количество безработных в Беларуси снижается уже третий месяц подряд (!), а их удельный вес в июле составил всего 1% от экономически активного населения.

Несомненно, эти новости возьмут на вооружение все пропагандисты «вертикали», ведь подобная информация как нельзя лучше подтверждает правильность избранного двадцать с лишним  лет назад пути экономического развития Беларуси.

В самом деле, таким низким уровнем безработицы в наше время вряд ли может похвастаться какая-либо страна в мире. Даже ближайший союзник Беларуси и некоторым образом гарант её стабильности и процветания – Российская Федерация. Там, по официальным данным, в июле уровень безработицы достиг 5,3%, что, в общем-то, неплохо, поскольку прогноз был чуть выше – 5,4%.

В чем секрет столь впечатляющего успеха белорусской экономической модели? «Успеха», в который трудно поверить людям, попавшим под «оптимизацию численности» на заводах, «запущенных» после прихода к власти первого и пока единственного президента РБ.

Может быть, журналисты БелТА и статистики, на которых они ссылаются, врут? Ни в коем случае! И те, и другие правдивы. Просто и белорусские статистики, и журналисты информагентства имеют в виду зарегистрированную безработицу. То есть, людей, которые сумели стать на учет в органах по труду, занятости и социальной защите.

А вот их российские коллеги включают в число безработных  всех, «кто активно ищет работу и готов работать». Эта формулировка полностью совпадает с той, которую предлагает Международная организации труда для определения статуса безработного и которая принята в цивилизованном мире.

Как полагает экономист, заместитель председателя ОГП Лев Марголин, на самом деле о реальном уровне безработицы в Беларуси никто вообще не знает.

- Определить ее лишь числом записавшихся на бирже труда неправильно. Смотрите: трудоспособного населения в стране без малого 6 миллионов, а занято в экономике только 4,5 миллиона. Вот уже почти полтора миллиона потенциальных безработных. Но эти же люди как-то живут? Кто-то занят в «сером» секторе, кто-то живет приусадебным участком, кто-то ездит на заработки... Поэтому даже оценочно сказать, сколько у нас безработицы, никто не может.

Впрочем, некоторые оценки все-таки можно сделать. При этом, ссылаясь на данные Белстата, которые почему-то не попадают в позитивные новости государственных СМИ. Отыскать эти цифры в интернете невозможно: они содержатся  лишь в печатном бюллетене «Трудовые ресурсы и занятость населения».

Статистикам в Беларуси надо как-то сохранять лицо среди профессионалов других стран. Поэтому с 2012 года они стали проводить выборочные обследования домашних хозяйств. Полученная информация дает иную картину занятости, хотя и она не может претендовать на полную объективность.

Например, в 2014 году наряду с 22,3 тысячами человек, зарегистрированных биржами, было зафиксировано еще 211,6 тыс. лиц, которые не имели работы, но активно её искали… Если соотнести эти 233,9 тысячи с общим количеством трудовых ресурсов (6 033 тыс.), то уровень реальной безработицы даже в относительно благополучном  2014-м составлял 3,9 %.

А в прошлом году общее число официальных и неофициальных безработных в нашей стране, по данным Белстата, подросло до 241,5 тыс. человек, что составляло уже 4,1 % от количества трудовых ресурсов (5880 тыс.).

Но по мнению экономиста, руководителя научно-исследовательского центра Мизеса Ярослава Романчука, реальная безработица в Беларуси сейчас гораздо выше и находится в пределах от 10% до 15% с риском угрозы роста.

Откуда такая разбежка и не радужная перспектива?

- Большая часть людей, оказавшихся по тем или иным причинам без работы, просто не идет регистрироваться на биржу труда, - согласен лидер независимого профсоюза РЭП Геннадий Федынич. – Почему? Да невыгодно, неудобно и никто нормальных рабочих мест там не дает. Особенно это касается небольших районных центров.

Ну а что касается выборки по домашним хозяйствам, то не исключено, она также занижается ради «позитивной» картинки.

Почему же в Беларуси, в отличие от России, так упорно пытаются скрывать проблему безработицы?

 - Потому что власти нашей страны 20 лет назад взяли курс на полную занятость. Если выяснится, что белорусская система не обеспечивает ее, а генерирует еще больше безработных, значит нужно менять курс и экономическую модель, - поясняет Ярослав Романчук.

Нельзя отрицать, что в правительстве РБ понимают актуальность проблемы. Об этом свидетельствует программа создания в 2016 году 50 тысяч новых рабочих мест. Однако насколько реально её выполнение? По итогам первого полугодия на «дополнительно созданные рабочие места», по информации Белстата, было принято только 14,6 тыс. человек.

- Власть не сделает эффективными эти рабочие места, потому что нужно искать инвесторов, осваивать новые технологии. И должна быть нормальная цена рабочей силы, соответствующая им, - считает Геннадий Федынич, – что в нашим условиях нереально.

Пока в Беларуси примерно две трети рабочих мест обеспечивают заработок до 200 долларов. Это резко контрастирует с тем, что предлагают белорусам в Польше. Там рабочие места, на которые зазывают наших соотечественников, достигают уровня оплаты в 500-700 евро. Для самих же поляков такой заработок считается  низким, поэтому ищут гастарбайтеров. И находят…

Ярослав Романчук уверен: ситуацию на рынке труда Беларуси сегодня можно назвать критической. Он ссылается на экспертов Евразийского банка развития, который дал недавно нашей стране очередной кредит. Согласно их оценкам, около 800 тысяч работников являются лишними в имеющейся ныне структуре производства. Такая цифра свидетельствует о том, что белорусская экономическая модель кризисная, она непригодна для ремонта.

Это мнение разделяет и Лев Марголин.

- Нельзя ставить отдельные задачи: сегодня мы победим инфляцию, а завтра создадим 50 тысяч рабочих мест. Нужны системные реформы, то есть, необходима перезагрузка всей экономической системы, включая правовые аспекты.

Отрицать то, что белорусская экономика последние два десятилетия шла по тупиковому пути, становится все сложнее. И позитивные информации о мнимых успехах вряд ли тут помогут.

 

Матэрыял падрыхатваны для Школы аналітычнай журналістыкі Прэс-клуба (чэрвень 2016 – сакавік 2017). У школе прымаюць удзел журналісты беларускіх СМІ, якія ўдасканальваюць свае навыкі напісання аналітычных матэрыялаў. 

  • Оцени статью: