Забота о камнях: что не так с нашим архитектурным наследием?

Интерес к реставрации и охране памятников угасает, потому что человечество устало от консервации, уверен культурный антрополог и преподаватель ЕГУ Степан Стурейко. Чтобы интерес вернулся, его должно выразить не государство, а сообщества.

Степан Стурейко. Фото: ЕвроБеларусь

Застой, притворившийся консервацией

Все инициативы, предполагающие переосмысление города, научились обходиться без экспертов по памятникам. Урбанисты и социальные критики обсуждают сообщества, архитекторы экспериментируют со средой.

Обсуждения памятников превратились в клуб страдателей, и это лучшая иллюстрация застоя. Необходим переворот подхода к наследию. Подхода, который бы опирался не на слепую веру в драгоценное прошлое и заботу о камнях, а на новые исследования.

Типичные и выдающиеся: в Беларуси стало на 15% больше памятников

Памятников архитектуры слишком много, и их количество растет в геометрической прогрессии. Если раньше к памятникам относили выдающиеся достижения, то теперь берут под охрану типичных представителей эпохи.

Здания, имеющие культурную ценность, составляют теперь 5-10% всех построек в европейских городах. На Украине прирост количества недвижимых памятников составил более чем 40% с 2012 по 2016 год. В Беларуси – примерно на 15% с 2008 по 2015 год.

Китайская копия как символ идентичности

Такой рост размывает первоначальный смысл памятника как материального подтверждения исторического пути: если есть беларусские замки, то мы существуем как нация.

Невозможно доказать величие нации с помощью реконструированного замка. Мы можем восстановить Минскую и Могилёвскую ратуши на первоначальном месте, можем дублировать, как китайцы, занесённую в список ЮНЕСКО австрийскую деревню Халльштатт в масштабе 1:1.

И все это воспринимается обывателями как равноценные памятники.

Аутентичен ли корабль, если заменить все доски?

С аутентичностью не все просто. Эйфелева башня аутентична, ее копия в Китае – нет. Исторический центр Франкфурта-на-Майне – новодел, Варшавы – тоже. Но исторический центр Варшавы является памятником архитектурного наследия ЮНЕСКО.

Приведенные сомнения иллюстрируют древнегреческий парадокс корабля Одиссея: если все составные части заменены, то остается ли корабль тем же?

Нужно охранять не памятник, а его потенциал

Все наши памятники в той или иной степени корабли Одиссея. Настоящими являются люди, приходящие со своими чувствами. Сущность в силе, мотивирующей людей на свершения ради объекта.

Аутентичность среды ускользает, сами охрана и консервация уже провоцируют изменения, а значит они лишь иллюзия. Что же имеют в виду те, кто взывает к охране памятника? Я думаю, это актуализация потенциала.

Охраняет тот, кто присвоил

Почему активисты отрицают право собственника и проектировщика на решения, но считают себя уполномоченными влиять? Из-за добровольно возложенной на себя ответственности.

Происходит это вследствие авторства исторической интерпретации: ведь активисты отстаивают Осмоловку, потому что это их Осмоловка. А историки отстаивают замки. С точки зрения собственника это выглядит самозванством, ведь исторические центры давно перешли в зону ответственности менеджеров и бизнесменов.

Важно ли мнение владельца квартиры?

Порой граждане вынуждены защищаться от чиновников и активистов.

Интересен львовский опыт судебных тяжб, когда чиновники пытаются оштрафовать квартировладельцев, самовольно установивших стеклопакеты взамен старых рам.

При этом далеко не все вердикты выносятся в пользу охраны наследия. Суд принимает во внимание такие аргументы, как хронические простуды и небольшой доход, что обуславливает необходимость дешевых оконных решений.

Новый кодекс делегирует ответственность

Люди должны заниматься тем, что им ценно, государства не хватит на все. Нужно просить поделиться ответственностью, сказать: «Это наше, гродненское наследие».

И в новом Кодексе о культуре уже заложен механизм частичной передачи памятников на местный уровень. Не уверен, что центр решений перейдет сразу к общественности, но, по крайней мере, к местной администрации, которая не будет ее игнорировать.

Локальная самоидентификация

Важно ли присвоение памятников для национальной самоидентификации? Важно, но больше для локальной, которая является шагом к национальной. Я гродненец, и меня часто представляют так, а не как историка.

Сегодня меняется смысл национальности. Общество атомизируется, происходит локальная самоидентификация, и даже СМИ транслируют информацию для разных групп. Что же, мы будем игнорировать это расслоение?

Степан Стурейко прочитал свою лекцию в рамках цикла «Уяўляючы Беларусь: ідэі і вобразы для супольнай будучыні» Летучего университета и Международного консорциума «ЕвроБеларусь».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4