Как судьям стать независимыми от исполнительной власти

Почему, несмотря на регулярные заявления властей об успехах реформирования судебной системы, уровень доверия к ней граждан постоянно падает? Что реформаторы делают не так?

В судебной системе Беларуси потихоньку происходят изменения: совершенствование законодательства, объединение систем общих и хозяйственных судов, перетасовка полномочий. Но это лишь верхушка айсберга, скрывающая существенные недочеты правосудия. Реформа идет сверху, не затрагивая основ судебной системы, отмечают эксперты.

«Значительная часть белорусов не верит в правосудие»

Юрист Белорусской ассоциации журналистов Олег Агеев считает, что сегодня в Беларуси власти пытаются делать небольшие шаги для решения недостатков судебной системы. Но основная проблема – достаточно сильная зависимость судов от исполнительной власти — остается актуальной, создавая своеобразную круговую поруку. В итоге следствие по уголовным делам имеет ряд существенных проблем, которые суд в его сегодняшнем состоянии или не замечает, или делает все для того, чтобы при спорных ситуациях был прав следственный орган, прокуратура, а не человек, которому предъявляется обвинение.

— Массовые случаи, когда суд становится на сторону государственных органов, а не на защиту прав человека, стали причиной негативного отношения населения к судебным процессам и правосудию, — считает эксперт. — А в совокупности с большим количеством осуждений по политически мотивированным делам, ситуация привела к катастрофически высокому уровню недоверия граждан к системе правосудия.

Это подтверждает и опрос, проведенный на сайте Верховного суда: больше 90% респондентов признались, что не доверяют отечественной системе правосудия.

По мнению юриста, онлайн-опрос показал столь высокий процент недоверия, поскольку большинство голосовавших – активные пользователи сети, которые больше информированы о ситуации в стране, случаях нарушения прав граждан. В онлайне голосуют люди, зачастую имеющие точку зрения, отличную от официальной, то есть в целом меньше доверяющие белорусской власти. 

Хотя такой же опрос, проведенный оффлайн, показал отметку в 60% доверяющих. 

— Но я не очень доверял бы и результатам бумажного анкетирования. Важно понимать, насколько анкетируемые были свободны в выборе вариантов ответов, учитывая, что опросы проводились в зданиях судов, — комментирует Олег Агеев.

Для понимания действительной ситуации с процентом людей, не доверяющих судебной ветви власти, необходимы тщательно подготовленные и проведенные независимым экспертным учреждением мониторинговые исследования. В нашей стране организовать такие сейчас сложно.

Копилка проблем судебной системы наполнена до краев

На первое место по актуальности проблем, по мнению юриста Павла Сапелко, можно поставить низкую образованность белорусских судей. При том, что большинство из них – хорошие специалисты в национальном законодательстве, они слабо представляют, как те или иные вопросы соотносятся с международными обязательствами Беларуси. Это касается не только мирных собраний, свободы ассоциаций, но и проблем, близких усредненному белорусу: нарушения прав человека при избрании меры пресечения, осуществлении уголовного преследования.

Существующая система повышения квалификации судей не справляется со своей задачей и не соответствует вызовам современного права, в том числе и международным стандартам независимости судей, дополняет Олег Агеев.

Решить эту проблему, можно, не дожидаясь кардинальных перемен: начать проводить образовательные семинары, привлекать экспертов, в том числе зарубежных и белорусских правозащитников.

Но, к сожалению, главную проблему белорусских судов – их зависимость исполнительной власти – так просто не решить. Эта несвобода в решениях и постоянная оглядка на вышестоящие органы стала латентной.

— У судей уже выработался инстинкт самосохранения. Их решения, поведение часто диктуются сверху. И если сегодня можно быть надеяться, что спор между гражданами будет решен по закону и без нарушений прав человека, то в случае, когда идет спор государства и личности, можно на 90% быть уверенными, что решится он в интересах государства, — комментирует Павел Сапелко.

Начать решение этой проблемы можно с изменения оценки деятельности судей.

— Сейчас многие решения судей происходят с оглядкой на то, что вышестоящая инстанция чего-то не оценит. Если же судьи будут иметь право на ошибку, которую впоследствии может исправить вышестоящий суд, то они будут свободны в принятии более неожиданных для госорганов решений, — считает юрист.

Иногда проще построить заново, чем поддерживать иллюзию работающей системы

Грузия. Когда речь идет о судебной системе, пожалуй, лучшего наглядного образца на постсоветском пространстве не найти. Чуть больше десяти лет назад суды в Грузии больше напоминали мафиозные группировки: взятки и знакомства решали все. 

По словам директора Аналитического департамента Министерства юстиции Грузии Зураба Саникидзе, проблему независимости судебной системы можно было решить только кардинальным способом. Приоритетом реформы была цель победить коррупцию и независимость судей от политиков, прокуратуры. Структуру практически пришлось отстраивать заново.

В новой системе появился Высший совет юстиции – независимый от каких-либо министерств и парламента орган судебной системы, который выбирает судей на пожизненную должность и освобождает от нее в случае необходимости.

Судьи избираются или назначаются на всю жизнь. И только в Кассационном суде – на 10 лет. Все кандидаты на должность проходят экзамен и конкурс. На базе Высшей школы юстиции прошло несколько сотен семинаров и программ по подготовке и совершенствованию профессионализма судей. Зарплаты судей, кстати, выросли в несколько раз, причем с информацией о доходах судей может ознакомиться любой гражданин.

— Избрание судьи на всю жизнь стало одним из главных механизмов по борьбе с коррупцией. Оно так же важно, как и назначение судей независимым органом, не связанным с правительством, — рассказывает Зураб Саникидзе.

Как говорит представитель Министерства юстиции Грузии, несколько лет система находилась в переходном состоянии. И в этом году Высший совет юстиции избрал первых судей на пожизненную должность.

Вместе с новым механизмом назначения и избрания судей разработана достаточно строгая система дисциплинарной ответственности, которая предусматривает импичмент. В переходный период 14 судей были осуждены за коррупцию.

В результате страна имеет совершенно новое устройство судебной системы, которое минимизирует влияние на нее как со стороны политиков, так и в коррупционных механизмах.

— Время покажет, как имплементация нового законодательства и системы в целом повлияет на эффективность систему правосудия, — говорит Зураб Саникидзе. — Но коренные позитивные изменения, как в самой системе, так и в отношении населения к правосудию очевидны.

Такой кардинальный способ вполне уместен и для Беларуси, потому что помимо правового регулирования имеют значение привычка и опыт работы судей, которые сейчас рассматривают дела.

— Можно сколько угодно написать красивых законов, но если судья на практике согласовывал почти все решения с председателем суда, вышестоящим судом, вместо того чтобы принимать решение самому, то такого служителя Фемиды даже адекватное правовое регулирование будет исправлять очень долго, — считает Олег Агеев.

Первоочередные меры, без которых суд дальше функционировать нормально не может, предпринимать нужно уже сегодня. Но стоит понимать, что точечными мерами, которыми государство пытается действовать, назревшие проблемы не решить и систему не спасти.

— Назрело время, когда судебную систему нужно менять кардинально. Стоит только грамотно выбрать путь перестройки органов государственной власти, — комментирует Олег Агеев.

Глобальное реформирование судебной системы, связанное с изменением правового регулирования и набора судей, за достаточно короткие сроки позволит решить назревшие проблемы. В первую очередь стоит изменить порядок назначения или избрания судей, чтобы соответственное решение принимал не один человек, а органы судебной власти. Чтобы судьи избирались пожизненно, а система назначения и освобождения была  достаточно объективна, предсказуема и передана судебному самоуправлению. Вместе с этим, по мнению экспертов, и кадровый состав судов нуждается в существенном обновлении.

Матэрыял падрыхатваны для Школы аналітычнай журналістыкі Прэс-клуба (чэрвень 2016 – сакавік 2017). У школе прымаюць удзел журналісты беларускіх СМІ, якія ўдасканальваюць свае навыкі напісання аналітычных матэрыялаў. 

  • Оцени статью: