«Экономика превращается в ничто, а профсоюз говорит: давайте лучше всех застрахуем»

Власти не готовы перекроить бюджет в пользу безработных. Они хотят ввести еще один налог на всех работодателей, назвав его страховкой от потери работы.

По разным оценкам, скрытая безработица в стране составляет 10-15% рабочей силы. Сложное финансовое положение предприятий понуждает правительство легализовать безработицу и признать глубокие перекосы на рынке труда.

Принуждение к пролетарской солидарности грозит обострением и без того сложного положения коммерческих организаций. Поскольку львиная доля лишней рабочей силы сконцентрирована в госпредприятиях, предложенный Федерацией профсоюзов налог является еще одним способом финансировать ошибки и провалы «красных директоров» за счет частного сектора.

Об этом в «Экономических диалогах» рассуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса  Ярослав Романчук и руководитель белорусско-польского делового портала polbel.biz  Алексей Колб.

ФПБ банкует

Ярослав Романчук: — Сегодня на рынке труда сложилась очень напряженная ситуация. И Федерация профсоюзов Беларуси (ФПБ) предложила оперативно ввести страховку от потери работы в случае банкротства нанимателя. Можно ли застраховаться от такого рода форс-мажора, от кризиса системы - по сути?

Алексей Колб: —Профсоюзы своими дремучими идеями и инструментами начала XX века создают только лишние проблемы бизнесу, пытаются прижать его, заставив платить за то, что бизнесу не нужно. Нужно не страховать сотрудников от увольнения, а создавать условия для максимально быстрой и эффективной переподготовки тех людей, чьи профессии стали не нужны.

Разве в начале XX века кто-то страховал кучеров, когда конка потеряла свои преимущества и на смену ей пришел трамвай? Нет, конка просто осталась в истории. И половина белорусской промышленности должна остаться в истории и теплых воспоминаниях людей о том, как хорошо было в Советской Белоруссии. Сейчас надо думать, как помочь людям найти себя заново в новой экономической среде, а не платить им деньги лишь за то, что они ходят на работу и выпускают никому не нужную продукцию. Иначе все бизнесмены уедут, а в Беларуси останутся только сельпо с лавровым листом и березовым соком в трехлитровых стеклянных банках на полках.

Романчук: — К ним наверняка захотят присоединиться сотни тысяч застрахованных бывших промработников. Занятость в той же Польше за 500-700 евро в месяц многие сочтут предпочтительней государственной страховки.

Колб: — Плюс правительство с планами развития Беларуси до 2100 г. Эти товарищи готовы испоганить любую эпоху.

Романчук: — ФПБ не скрывает, за чей счет будет новый банкет: «Предполагается, что система страхования рисков невыплаты зарплаты при банкротстве предприятия позволит удовлетворять требования работников к предприятиям-банкротам о выплате зарплаты за счет специальных целевых гарантийных фондов, финансируемых взносами всех предприятий». Обратите внимание - взносы должны будут делать все предприятия. Что, ударим новым налогом по безработице? Все будут сбрасываться в общак, деньги из которого потом раздадут работникам, которые как точили 20 лет одну деталь на своем предприятии, ни о чем не думая, так и продолжают точить. И содержать их мы будем до тех пор, пока работодатель не найдет возможности их чем-то занять. Каковы будут последствия реализации такого предложения?

Колб: —Есть анекдот про то, что будущее есть только у Беларуси, потому что во всех остальных странах оно уже наступило. Представим, что Беларусь — это средневековая крепость, осаждаемая ордами варваров с мечами, топорами и огненными шарами. Каким будет будущее этой крепости, если на ее главной площади глашатай-профсоюз будет призывать к созданию гарантийного фонда для покупки перин и кроватей своим воинам для хорошего отдыха, а не призывать к укреплению стен крепости, покупке ружей и мечей? Никаким. Такого глашатая по тем временам в лучшем случае принародно выпороли бы розгами, в худшем - повесили бы. А у нас? Белорусская экономика сжимается, скукоживается под натиском внешнего мира, превращается в ничто, а профсоюз говорит: экономика — фигня, бизнес — фигня, бизнес-климат — фигня, давайте лучше всех застрахуем.

Романчук: — Да ФПБ практически никогда не защищала права рабочих. У нас человека могут уволить, даже если у него контракт был заключен на год. Гипертрофированные полномочия государства как работодателя и чуть ли не статус крепостного у работников. Сквозь пальцы ФПБ смотрит и на то, что пособие по безработице у нас всего -15 в месяц. Но зато она тут как тут, если надо содрать с предприятия дополнительные налоги, которые затем попадут в бюджет ФПБ. Создавать себе кормушки белорусские чиновники мастаки. ФПБ ближе к ним, чем к добровольной организации рабочих.

Колб: — Если в XX в. были железопрокатные станы, которые черта с два перевезешь из страны в страну, то сегодня перенести бизнес из Беларуси, например, в Литву, Польшу или Чехию можно легко: закрыл ноутбук здесь, открыл там — рабочее место готово. Поэтому если власти по-прежнему будут душить бизнес здесь, то в Беларуси останутся только дремучие дотационные тракторный завод и МАЗ. Кстати, на каждого работника МАЗа дотация в прошлом году составила порядка 5000 долларов. И эти дотационные заводы еще должны отчислять в гарантийный профсоюзный фонд?!

Хоттабычи рулят

Романчук: — В Беларуси периодически возникают ситуации, когда то лен под снегом окажется, то 700 т картошки на поле забудут. Банальная бесхозяйственность. Существует ли страховка от субъективных и системных сбоев, страховка от плохого руководителя как на уровне предприятия, так и на уровне государства?

Колб: — Должна быть персональная ответственность. Если ты руководитель частной фирмы, то сам отвечаешь за допущенные ошибки. Если же это госпроект, то там есть разработчики, исполнители, подрядчики, субподрядчики и т.д., но нет того единственного человека, который отвечает за итог данной бюджетной кампании. Помните, государство пыталось выращивать в Беларуси африканских сомов? Не получилось. Но люди-то работали, получали зарплату, были потрачены бюджетные деньги. Кто ответил? Никто.

Романчук: — А госпрограммы по деревообработке, по машиностроению, по производству цемента, стекла, картона…

Колб: — Кто инициатор и идеолог этих гос­программ? Кто утверждал их? Неизвестно.

Романчук: — Какой должна быть страховка от превращения живых денег в омертвленный капитал, в шлак - у нас складские запасы на сумму под 2 млрд долларов? Что должен ответить президент очередному Хоттабычу, который придет к нему с новым проектом и скажет: товарищ президент, я проконсультировался с психологами и управленцами, со специалистами в области продаж, они сказали - все нормально, проект можно запускать.

Колб: — Кто будет нести персональную ответственность? Потому что «проконсультировался с экспертами» - это ситуация размазанной ответственности.

Романчук: — Хоттабыч скажет, что он гарантирует.

Колб: — Чем? Квартирой? Депозитом в банке?

Романчук: — Чиновник с 20-летним стажем скажет: гарантирую своей репутацией.

Колб: — Когда бизнесмен приходит к инвестору с бизнес-планом, то, как правило, инвестор говорит: окей, 40% - ваш вклад, а 60% добавлю я. А если просят 100% инвестиций на разведение очередных овец… Увольте.

Президент должен поверить в новый проект только тогда, когда Хоттабыч вложит в проект 30-40% личных денег или заложит один из своих коттеджей в Дроздах. Но Лукашенко считает, что ответственность перед президентом - вот главная гарантия.

Романчук: — Как получилось с «Мотовело»? Назначили туда директором бывшего мэра Минска, тот провел аудит и сказал: нам нужно финансирование в размере примерно 55 млн долларов. - и 5 лет мы будем стараться делать мотоциклы с велосипедами.

Колб: — Проблема в том, что у нас нет профессиональных руководителей предприятий и госчиновников, тех, кто учился бы в МГИМО или других университетах именно госуправлению. У нас выдернут товарища, например, из Ивацевичского совхоза - и посадят в кресло руководить.

А посмотрите на местных депутатов. Какое у них образование? Один - бывший милиционер, другая - выдающаяся доярка из колхоза, третья - лучший кассир Ганцевичского района. Где здесь профессионалы, могущие мыслить государственными масштабами? Наших депутатов хочется обнять и плакать, а затем отправить в санаторий - чтобы не мешали. Вокруг сплошные дилетанты.

И еще. У белорусов есть национальный таракан в голове - одной сделкой выйти из нищеты. Что частник, продающий курицу за 50 долларов только потому, что ему нужны деньги, что государство, которое просило за оператора МТС 1 млрд долларов и ни на цент меньше. Но одной сделкой нельзя сделать Беларусь процветающей страной.

Либо ты плывешь, либо тонешь

Романчук:  — Мы с вами говорили о том, как защитить государство и предприятия от дурака. А как обеспечить страховку обыкновенного человека от кризиса и рисков, связанных с государством?

Колб: — Пока ты нужен бизнесу, в котором работаешь, больше, чем он тебе, пока ты нужен обществу больше, чем общество тебе, - у тебя все будет хорошо. Это самая лучшая страховка. Поэтому надо развиваться, включать мозг, меньше смотреть телевизор и не читать большевистских газет. Если ты можешь переводить с 5 языков, если ты великолепный преподаватель английского, если ты шикарный программист и умеешь рисовать самые лучшие в мире танчики - у тебя все будет хорошо, тебе не надо ждать помощи или подачки от государства. Ты сам сможешь заботиться о себе и устроить свою жизнь так, как считаешь нужным.

Если же после получения школьного или институтского аттестата ты перестанешь развиваться, то, согласно английской пословице «Либо ты плывешь, либо тонешь», ты пойдешь на дно. В лучшем случае тебе могут сверху насыпать рыбьего корма, но на большее рассчитывать нечего.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 8
  • Балл: 5