Несолоно хлебавши

Судя по тому, как стремительно и победоносно президент Беларуси рванул 22 ноября в Москву, как сосредоточенно и плодотворно он провел со своим российским коллегой за закрытыми дверями 5 часов, как жестко и нелицеприятно он общался с подчиненными по возвращении в Минск, в белорусско-российских отношениях все как обычно.

Фото: Getty Images

Никаких официальных широковещательных заявлений после пятичасовых московских посиделок Александра Лукашенко и Владимира Путина не последовало. Это не значит, что нацлидеры схалтурили и предпочли прямым обязанностям, например, обсуждение орнамента на слуцком поясе, подаренном президентом РБ патриарху Кириллу на 70-летие, или художественных достоинств картины, также врученной главе РПЦ. Нет, анонсам пресс-служб иногда стоит верить: похоже, президентам действительно удалось обсудить «наиболее актуальные вопросы повестки дня белорусско-российских отношений, политического взаимодействия, развитие интеграционных процессов, ситуацию в регионе и мире». Отсутствие результатов, которые можно потом пиарить и впаривать электорату как судьбоносные, свидетельствует о глубине проработки вынесенных на обсуждение вопросов.

Даже такой активно читаемый и экспрессивно опровергаемый в администрации президента РБ критик Лукашенко, как замдекана факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ (Москва) Андрей Cуздальцев счел переговоры исключительно удачными: «Встреча была долгой, и в рамках этой встречи, насколько мне известно, удалось обговорить все основные вопросы, причем очень подробно... Никаких споров не было, оба собеседника прекрасно владели фактурой, материалами, всеми нюансами и понимали друг друга с полуслова... Вопрос больше касался выполнения достигнутых соглашений. Никакого взаимного давления, шантажа не было».

Другое дело, что белорусский политический класс привык к решению любых проблем через их упрощение, огрубление и последующее переламывание через колено, после которого надлежит рапортовать об очередной «блiскучай перамоге». Но ни блеска, ни «перамог» в ближайшее время явно не предвидится.

Пераможна, але не бліскуча

Актуализируем перечень болевых точек белорусско-российских отношений и попробуем понять, почему они не сулят ни побед, ни блеска.

Газ. Если верить зампреду правления «Газпрома» Валерию Голубеву, тема долгов за газ президентами не поднималась. По идее недоплату должны были устранить еще 21 октября. Позднее вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявлял, что для разрешения проблемы с газовыми недоимками необходимы заседание правительства РФ и специальные соглашения. Ни о том, ни о другом не сообщалось.

Нефть. Утром 25 ноября появилось сообщение ТАСС со ссылкой на источник «в одном из нефтетранспортных предприятий РБ»: Минск с 1 января повысит тарифы на транзит российской нефти на 20,5%, «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба» уже отправили уведомления об этом в «Транснефть». По словам официального представителя «Транснефти» Игоря Демина, его компания против: «В соответствии с методикой установки тарифов, мы отправим в ФАС данные заявки с указанием, что мы не согласны с таким повышением». В конце сентября Министерство антимонопольного регулирования и торговли РБ уже повышало тарифы на транзит российской нефти по белорусской территории с 11 октября аж на 50%, но затем постановление отменили.

Справка «БелГазеты». Описанная представителем «Транснефти» процедура предполагает, что решение о тарифе принимает Федеральная антимонопольная служба РФ. Если тарифные органы РБ и РФ не договорятся по размеру тарифов, уполномоченный орган РБ утвердит новый ценник путем повышения действующих тарифных ставок на среднегодовой индекс потребительских цен на 2016г., установленный прогнозом социально-экономического развития РФ и увеличенный не более чем на 3%.

В первой декаде декабря «Транснефть» планирует провести рабочие встречи с белорусскими организациями-транзитерами, чтобы обсудить повышение тарифа. Таким образом, подача документов в ФАС откладывается до окончания этих консультаций. Налицо все приметы классического «спора хозяйствующих субъектов».

Граница. Официальную белорусскую точку зрения на проблему пересечения белорусско-российской границы гражданами третьих стран сформулировал пресс-секретарь МИД РБ Дмитрий Мирончик: «Существующая уже практически 20 лет система эффективна, разумна и достаточна с точки зрения обеспечения безопасности». Российское видение ситуации обозначил глава МИД РФ Сергей Лавров: «Попасть в Россию можно... при наличии действующей визы и через международный пункт пропуска. А у нас так сложилось, что между Россией и Беларусью никаких пунктов пропуска нет». Получается, либо пункты пропуска, либо единая визовая политика. Неудивительно, что 22 ноября госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота подтвердил, что РБ и РФ готовы к работе по созданию единого визового пространства. И еще: по словам Лаврова, весь комплекс двусторонних миграционных вопросов рассмотрит межгосударственная межведомственная рабочая группа в конце ноября – начале декабря. Москва, видимо, занялась вопросом всерьез: российское МВД, как заявил 24 ноября замминистра Александр Горовой, инициировало введение с начала 2017г. дактилоскопии для всех въезжающих иностранцев.

Продовольствие. Затянувшиеся разборки Минсельхозпрода РБ и Россельхознадзора, вероятно, тоже затрагивались президентами и точно обсуждались главами МИД РБ и РФ. Владимир Макей со свойственным ему дипломатическим изяществом обозначил позицию отечественных аграриев и пищевиков: «Надо соблюдать те правила, которые выработаны. Мы договорились с моим коллегой, что такими случаями должны заниматься специалисты. Не надо предавать их огласке, а надо спокойно решать их на уровне экспертов, не допуская широкого тиражирования в СМИ». Менее дипломатично высказался Лавров: «Когда наши соседи с Запада пытаются нелегально вбрасывать свою низкокачественную продукцию вопреки введенным нами ответным ограничениям, надо закрывать эти каналы. И тогда, наверное, не будет никаких недоразумений, связанных с тем, что кто-то перепутал качественную продукцию с нелегально поставленной».

Справка «БелГазеты». По данным Министерства торговли и промышленности РФ, незаконный оборот товаров в различных секторах российского рынка составляет 5-30%.

В чем прав Макей? При необоснованности претензий должны звучать извинения и опровержения. В чем прав Лавров? Санкционная война РФ и ЕС обострила давние (и порой обоснованные) подозрения россиян по поводу использования отдельными белорусскими предприятиями закупаемого у еврососедей пищевого сырья. Решаться такие тяжбы должны на уровне субъектов хозяйствования и санслужб.

Увы, белорусская тактика продвижения своих интересов как раз строится на «широком тиражировании в СМИ» баек про то, что только в нашей курятине сальмонелла не водится. Не стоит бросать лучшие силы оте­чественной дипломатии на прорыв кордонов Россельхознадзора, пока наш АПК не научится артикулировать свою точку зрения и самостоятельно отстаивать ее.

Многовекторность. По любимой проблематике диванных стратегов главы дипведомств, несмотря на молчание президентов, высказались гораздо более солидарно, чем по мясомолочной или овощной теме. Макей: «Практически по всем вопросам внешнеполитические подходы Москвы и Минска совпадают... Мы всегда координируем свои шаги на площадках ООН и других международных организаций». Лавров: «Ценим то, что наши белорусские друзья выстраивают диалог с ЕС и НАТО с учетом своих обязательств перед ЕАЭС и ОДКБ». Москва, похоже, не боится того, что Минск назло ей упадет в толерантные еврообъятия: упасть-то он, может, и упадет, но ЕС в самый ответственный момент отскочит, как это неоднократно происходило с Украиной.

Открытка из Брюсселя

И здесь следует еще раз признать: несмотря на все виртуозные пируэты белорусской дипломатии, ожидаемого финансового эффекта сближение с Европой пока не принесло. 21 ноября, перед отлетом в Москву, Лукашенко прямым текстом огласил делегации Комитета по политике и безопасности Совета ЕС во главе с Уолтером Стивенсом перечень европейских ценностей, необходимых Беларуси в первую очередь: «Ощутимым вкладом ЕС в укрепление экономической независимости РБ могут стать устранение ограничений в торговле, обеспечение реального доступа белорусских товаров на рынок ЕС, оказание содействия в выстраивании отношений с МВФ и повышении позиции Беларуси в кредитном рейтинге ОЭСР, активизация переговоров о вступлении Беларуси в ВТО». К сожалению, со всем перечисленным пока туго.

А 24 ноября Европарламент 468 голосами за и 21 против при 93 воздержавшихся принял очередную резолюцию по РБ, по поводу которой пресс-секретарь МИД с подкупающей откровенностью заметил: «Ощущение одно – дежа вю, или мы это уже проходили». В резолюции фигурируют и выборы, и смертная казнь, и строительство АЭС, и недостаточный прогресс в сфере демократии. Конечно, Минск выстраивает диалог с обходительными евробюрократами, а не с негодующими европарламентариями. Резолюцию на хлеб не намажешь. Но ничего, что можно было бы намазать на хлеб, Минск от Брюсселя пока не дождался. Так что диалог придется продолжать на голодный желудок.

«И вы, пожалуйста, не шевелитесь»

Нет сомнений, что Лукашенко трезво оценил складывающуюся внешнеполитическую и внешнеэкономическую конъюнктуру: денег не дают, а вместо «блiскучых перамог» предстоит нудный, долгий и мелочный торг по частным вопросам. Александр Григорьевич – представитель реализма в политике, отсюда адресованные подчиненным мобилизационные призывы: «Рассчитывать надо только на себя... Кто будет плестись в хвосте, тому помогут утонуть... Надо с точки зрения экономики настроиться на военный лад».

Пока госбюрократия честно тужится в ожидании внешних заимствований, но результатов на гора не выдает – лишь мантры про «динамику восстановления экономического роста на неэмиссионной основе». Устроив ей разнос после доклада о развитии машиностроения, Лукашенко открытым текстом отправил крепких хозяйственников возделывать вверенную им делянку, невзирая на то, что «в России катастрофа». Ведь по белорусским меркам «денег там немерено», а других рынков с сопоставимым спросом и практически отсутствующими барьерами нет и не предвидится.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 8
  • Балл: 5