«Раскулачивание мы уже проходили. Оставьте людей в покое!»

Кому выгодно наступать на пятки сельскому туризму и губить целую отрасль?

Полтора месяца жарких дискуссий вызвала инициатива Министерства спорта и туризма по подготовке указа президента, предусматривающего внесение изменений в законодательство в сфере агроэкотуризма.

Владельцам агроусадеб могут запретить проведение свадеб, юбилеев и поминок, а также принимать более двадцати посетителей разом, если только это не экскурсионные группы и не участники событийных мероприятий. Чтобы оказывать такие услуги, придется зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель.

«Миллионами никто не ворочает. Можно увеличить налог, но не надо «загонять в юрлица»

Активное развитие агроэкотуризма – мировой тренд, в который удачно вписалась Беларусь. И если на конец 2006 года  в стране работало 54 агроусадьбы, то на начало 2016 года было зарегистрировано уже 2263. Ускорили этот процесс прописанные в президентском указе № 372 заявительный принцип регистрации, налоговые послабления (всего одна базовая величина в год) и льготные кредиты под 5% годовых.

— Люди стали мыслить иначе, они не хотят сидеть в ресторане, пить водку и выходить курить, пить водку и выходить курить. Им хочется общения с природой, — объясняет рост числа агроусадеб и их востребованность у клиентов Анатолий Ганец.

Анатолий Ганец. Фото: TUT.by

Уже девять лет он содержит усадьбу «Ганка» в деревне Эпимахи Воложинского района. Чтобы развить этот бизнес, два года изучал венгерский и польский опыт, продал квартиру в Минске, взял несколько кредитов (в том числе и льготный) и перевез всю семью на хутор.

— Сельский туризм – наше семейное дело. Содержать агроусадьбу мне помогают жена, дочка с зятем, теща и сваты, – рассказывает Анатолий.

Владелец агроусадьбы убежден, что после принятия предлагаемых чиновниками изменений сельский туризм погибнет и больше не возродится – доверие к государству будет потеряно.

– Мои тесть и теща родом с Кавказа. Я убедил их продать дом в Кисловодске и поселиться здесь. Тесть долго сомневался, мол, вдруг что-то изменится, я настаивал, что раз «батька» пообещал, все будет стабильно, — говорит Анатолий. — После такой инициативы Минспорта мне было бы стыдно смотреть в глаза тестю, если бы он был жив. А теще мы пока не говорим об этом.

Ганец связывает возможное реформирование с лоббированием со стороны ресторанно-гостиничного бизнеса, которому агроусадьбы составили в последние годы внушительную конкуренцию.

По словам хозяина «Ганки», чиновники говорят о возможных пищевых отравлениях в агроусадьбе, но за время существования сельского туризма не было ни одного случая, когда кто-то отравился, а в ресторанах, кафе и придорожных сервисах такое случается.

Самый веский аргумент инициаторов внесения изменений в работу сферы агроэкотуризма: местные жители жалуются, когда компании снимают коттеджи и «некультурно» отдыхают.

— Я давно твердил, что нужно сделать разделение, что такое усадьба, а что – гостевой дом, сдача жилья или банных комплексов внаем, — парирует Анатолий Ганец.

Можно увеличить налог, считает он, но «не надо загонять в юрлица», это погубит агроэкотуризм как отрасль.

За год в «Ганке» проходит примерно шесть свадеб — все в национальных традициях. По словам Анатолия, это адский труд, а доход не такой и большой, «миллионами никто не ворочает». Вообще, главной проблемой хозяин считает непрофессиональный подход чиновников к вопросу.

— Конечно, есть те, кто просто построил дома и тупо сдает их для веселья. И тех, кто зарабатывает на этом деньги, нельзя назвать ворами – они просто более предприимчивые, нашли лазейку в указе и пользуются этим, — говорит Анатолий Ганец. — Но это все можно узаконить. Министерству достаточно разработать анкету. Люди будут заполнять ее, если появятся несоответствия – это уже не сельская усадьба, а гостевой дом, плати в 10, а то и в 20 раз больший налог, – предлагает чиновникам Анатолий. 

Перевод в статус ИП приведет к разорению и загубит индустрию?

Предполагалось, что правила игры в сфере агроэкотуризма  не будут меняться до 2021 года.

— Но, как выясняется сейчас, – «абяцанкі-цацанкі». Мол, граждане субъекты, не жили богато, не надо и привыкать, — иронизирует бизнесмен из Речицкого района Сергей Черненко (Милоградский).

В знак протеста он подумывает прекратить заниматься агроэкотуризмом.

— Но не перестану помогать другим и объяснять, где и как мы живем, – говорит бизнесмен.

В Минспорта и туризма тем временем утверждают, что к ним звонят и хвалят, «какие мы молодцы, что наконец-то помогаем нормальным усадьбам отбиться от тех, которые устроили страшную жизнь для всего местного населения из-за постоянных корпоративов, дружеских посиделок, а по выходным — свадеб, петард».

Сейчас проект указа находится на рассмотрении в Совете министров. По словам замминистра спорта и туризма Михаила Портного, документ может претерпеть немало изменений, пока попадет на подпись к президенту.

Пока еще все стороны, благодаря общественной огласке  и обращениям к чиновникам, теоретически могут на что-то повлиять.

14 ноября общественное объединение «Отдых в деревне» направило письмо в Министерство спорта и туризма, в котором называет действующий указ № 372 «самым эффективным документом, регулирующим экономические отношения в стране», поскольку сельский туризм развивается без государственных инвестиций.

Возможные изменения вызывают у владельцев агроусадеб «по меньшей мере, недоумение», ведь во время кризиса прибыль усадеб снизилась, а перевод их в статус ИП приведет к разорению и загубит индустрию.

— По расчетам хозяев усадеб, процедура перевода их в статус юрлиц займет два года и общие затраты составят примерно 245 миллионов неденоминированных рублей с каждого. Половина усадеб прекратит свою работу — а это более тысячи безработных, обманутых властью людей. Страна понесет колоссальные убытки, ведь создание одного рабочего места на селе стоит от 10 до 150 тысяч долларов, — говорит Валерия Клицунова, председатель правления общественного объединения «Отдых в деревне».

Члены организации уверены, что, сократив перечень предлагаемых услуг, чиновники не только ударят по карману владельцев усадеб, но и ограничат творческую активность людей.

«Мы видим, что каждый год появляются креативные продукты – квесты, экомузеи, кулинарные мастер-классы», – пишут активисты чиновникам.

Валерия Клицунова. Фото: onliner.by

— Да, владельцы усадеб платят одну базовую величину в год. Но эффект от агротуризма в другом, — считает Валерия Клицунова.

Хозяева агроусадеб сами создали себе рабочие места, подарили государству новую туристическую инфраструктуру, дали импульс экономическому развитию деревни. Не говоря о высоких материях – возрождение традиций, самоидентификация, самореализация.

— Подобное раскулачивание мы уже проходили. Оставьте людей в покое, они не взяли у вас ни копейки, умейте держать слово! – обращается Валерия Клицунова к чиновникам.

Члены объединения «Отдых в деревне» предлагают Министерству спорта и туризма вернуть указ на доработку и в течение 2017 года совместно с Министерством экономики провести экономическое исследование, чтобы оценить эффективность работы усадеб разных размеров, специализаций и местоположения и понять, какое налогообложение будет верным. Активисты также считают необходимым разработать программу развития агроэкотуризма и провести обучение субъектов этой сферы по специально разработанным программам .

«У нас и так с частным бизнесом ситуация аховая, а на селе все еще более сложно»

Почему вдруг Минспорту пришло в голову заняться указом по агроэкотуризму?

—Достоверной информации нет. Поговаривают, что инициатива исходила от Министерства по налогам и сборам и Комитета государственного контроля, что более вероятно. Вроде бы проверили несколько коттеджей около Минска, а там – как раз свадьбы и прочее, – рассуждает обозреватель сайта Туризм и отдых Надежда Суслова, которая занимается агроэкотуристической темой уже десяток лет. — Казна пуста, нужен способ, как ее наполнить. Считается, что если половину усадеб перевести в ИП, то сразу увеличатся суммы налогов и все будет хорошо. Больше государство от изменений ничего не выиграет.

Журналистка дважды обращалась к представителям МНС с вопросом о том, каким образом они собираются структурировать агроусадьбы: рейды с участием ОМОН, штрафы, закрытие усадеб или что-то еще. Ответа так и не получила, потому что механизм не выработан.

— На мой взгляд, нужно продлить без всяких изменений действие указа до 2021 года, как и было задумано, а за это время выработать четкие критерии – что есть агроусадьба, а что нет. Выезжать на места и каждую оценить, присвоить категорию: сельская усадьба, гостевой дом, банный комплекс, мини-отель, этнокомплекс, ресторан на природе. Главное – не гнать лошадей! У нас и так с частным бизнесом ситуация аховая, а с состоянием села все еще более сложно, поэтому все нужно делать постепенно и взвешенно, — считает Надежда Суслова.

Ввести отдельный налоговый режим на свадьбы

Экономист Владимир Ковалкин сомневается, что во всех планируемых изменениях замешано лобби ресторанного бизнеса, потому что у ресторанов совсем другая сфера действия – они находятся в городе. По мнению эксперта, агроэкотуристический бизнес должен предполагать приезд небольших групп туристов, которые знакомятся с природой, национальной культурой.

— Агроусадьбы с выгодой для себя использовали послабления в налогообложении. Свадьбы, юбилеи и другие мероприятия составляют львиную долю их дохода. С одной стороны государство должно стимулировать агрокультуру, а не свадьбы. С другой – я категорически против планируемых запретов. Здесь лучше продумать дифференцированное налогообложение, ввести отдельный налоговый режим на свадьбы, юбилеи.

И эксперты, и владельцы агроусадеб ратуют за то, что не нужно торопиться. Взвесить все за и против, проверить каждую усадьбу, разделить их по категориям. А потом уже решать, кому платить базовую в год, кому – процент от выручки, а кому переквалифицироваться в ИП.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 35
  • Балл: 4.7