Зачем Москве газовый спор с Беларусью

Разрешение белорусско-российских газово-нефтяных прений может затянуться до конца года. Во всяком случае, в части восстановления поставок нефти.

Уже понятно, что разрешение этого конфликта не будет окончательным. Споры возникнут вновь уже в 2017 году – как по ценам на газ из-за новых условий, так и по условиям поставок нефти из-за питерского маршрута для нефти и нефтепродуктов.

Такой прогноз делают эксперты BISS в новом выпуске Белорусского внешнеполитического индекса.

Аналитики отмечают, что стороны действительно нашли компромисс в поставках газа и нефти, однако он оказался значительно ближе к позициям российской стороны, чем белорусской. Более того, поставки нефти и споры о направлении транзита нефтепродуктов стали серьезным препятствием для разрешения всего комплекса взаимоотношений в этой сфере.

Почему Дворкович подключил нефть к белорусско-российскому торгу по газу?

Эксперты напоминают: Беларусь предприняла попытку форсировать переговоры по этому вопросу, объявив, что с 11 октября повысит тарифы на прокачку российской нефти на 50%. И это вроде бы подействовало. Российское правительство пообещало некие «межбюджетные компенсации», привязанные к российской формуле цены на газ, чтобы в итоге цена снизилась для белорусских потребителей примерно на 25-30%.

В ответ белорусская сторона взяла на себя обязательство вернуть долг за газ и отменила повышение тарифов. Однако долг в размере 300 млн долларов США не был возвращен. Причем, по данным обеих сторон, не по вине Беларуси. А потому, что теперь каким-то образом оказалось, что возврат этого долга (как и восстановление объемов прокачки нефти) привязан к неназываемым сопутствующим договоренностям по нефти.

В полной мере подтвердилось предположение, высказанное в предыдущем выпуске Индекса, что газовый спор был использован скорее как предлог, чтобы сократить на время (возможно, на длительное) прокачку нефти и нефтепродуктов через Беларусь.

И еще одно обстоятельство. Российская железная дорога 10 октября предложила белорусским поставщикам нефтепродуктов скидку 25% в направлении российских балтийских портов на два года. Это, по мнению экспертов, также говорит в пользу особого интереса российского правительства к петербургскому маршруту для транспортировки нефтепродуктов.

Ранее авторы Индекса отмечали, что пробуксовка соглашений по газу и нефти обусловлена лоббированием Транснефти в пользу российских трейдеров и инфраструктуры Усть-Луги. Однако, судя по недоговоркам и обмолвкам официальных лиц и не поддающейся никакой логике увязке возврата газового долга Беларусью к условиям поставок нефти, причина состоит в чем-то еще более существенном для российских элит.

Кроме того, Газпром ожидает важных решений по поставкам газа в Евросоюз, что, вероятно, затрагивает отношения с Беларусью как транзитной страной.

Снова нефть. Москва готовит для Лукашенко транзитный капкан?

В частности, подвешенной остается судьба Северного потока-2, который, возможно, останется без иностранных акционеров (и в этом случае вряд ли сможет быть построен). Не вполне определенны и перспективы Северного потока-1. С одной стороны, Еврокомиссия расширила доступ Газпрома к Opal, который может служить сухопутным продолжением Северного потока-1, с другой – оговорки об условиях этого доступа, вкупе с тем обстоятельством, что мощность Opal ниже выводной мощности Северного потока (34 против 55 млрд куб. метров газа в год), не позволяют всерьез рассчитывать на рост поставок по этому маршруту.

По мнению экспертов, в ходе переговоров по ценам на газ и условиям поставок нефти российские переговорщики проявляют необычную неуступчивость, а белорусские – удивительную неуверенность. Силовой прием (вернее, только угроза, которая так и осталась нереализованной) белорусской стороной был применен лишь единожды. При этом переговоры затянулись на год. В результате этого странного торга Беларусь в 2016 году не только не выиграла в ценах на газ (едва ли не единственная из всех покупателей Газпрома), но и потерпела значительный ущерб из-за недопоставок нефти, которые продлятся до декабря или даже до начала 2017 года, т.е. на полгода.

Справка «Завтра твоей страны»

За 8 месяцев (январь-август) товарооборот с РФ составил 16,6 млрд долларов США (90,8% к уровню 2015 года), экспорт - 6,7 млрд (97,8%), импорт - 9,8 млрд (86,5%). Сальдо традиционно отрицательное – 3 млрд, снизилось по отношению к прошлому году на 1 млрд – за счет сокращения поставок нефти (в июле-августе), стоимостного объема газа, легковых автомобилей и черных металлов. В полтора раза возросли поставки шин из России, при том что поставки белорусских шин в РФ сократились к такому же периоду прошлого года на 10%. Фактически количественно потоки шин сравнялись, но российские шины дешевле, поэтому в стоимостном выражении сальдо для Беларуси пока положительное. Ввоз нефтепродуктов из РФ быстро растет и превышает экспорт белорусских в Россию в 4,25 раза по количеству и в 3,8 по стоимости.

Экспорт белорусских грузовиков, сельхозтехники (кроме тракторов), автозапчастей, грузоподъемников, холодильников, обуви, лекарств, чулочно-носочных изделий, сыров и колбас превысил прошлогодний уровень и по количеству и по стоимости, хотя в целом эти белорусские товары потеряли в цене на российском рынке. Торговля продуктами питания – молоком, мясом, маслом, рыбой – складывается не слишком благоприятно для Беларуси, либо по стоимости, либо по количеству, либо по двум этим показателям сразу эти товары не достигают прошлогодних показателей. Что неудивительно на фоне постоянных войн с Россельхознадзором. В сентябре-октябре и белорусские надзорные органы блокировали поставки российских продуктов питания.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 3.3