Виталий Полехин: Создавая стартап, нужно стремиться быть миллиардной компанией

В какой области лучше всего запускать стартап и почему нельзя недооценивать фандрайзинг, «Ежедневнику» рассказал глава Клуба инвесторов Сколково (Россия), президент Национальной ассоциации бизнес-ангелов Виталий Полехин.

Виталий Полехин

– Какие перспективные направления для запуска бизнеса вы бы выделили в 2017 году?

– На сегодня трендовые направления – это виртуальная реальность, дополненная реальность, искусственный интеллект. Эти вещи находятся сегодня на острие популярности как со стороны предпринимателей, так и со стороны инвесторов. Они набрали популярность в этом году и продолжат пользоваться популярностью и в 2017 году.

Второе направление, на которое я бы обратил внимание, – любые вещи, которые серьезно меняют ту или иную индустрию. Это может быть связано с тем, как мы едим, как ездим, как спим, как лечимся – все, что угодно. Это будет всегда актуально.

И еще есть много индустрий, которые со стороны информационных технологий, софта, программ обеспечения не претерпели изменений либо недостаточно претерпели. Тут только зависит, насколько быстро предприниматель сможет попасть в струю того или иного направления.

Если же не гнаться за трендами, то существует такой общий принцип – поменять, «разорвать» текущую индустрию какими-то новыми вещами.

– Сегодня пишут о том, что рынок давно уже насыщен, и свободных ниш осталось немного…

– Никто не говорил, что создавать стартап-проект – это легко и просто. Миллионы стартапов возникает, лишь десятки становятся «единорогами» (стартапы, достигшие капитализации свыше миллиарда долларов), и только часть из них выходит на IPO или покупается кем-то. В общем,  это очень тяжелая игра.

Но. Нужно быть более амбициозным, и, создавая стартап, стремиться стать миллиардной компанией. При этом быть готовым к тому, что, возможно, по пути  целесообразнее продаться кому-то, чтобы уже вместе стать компанией «единорогом» или выйти на IPO.

К сожалению, стартапы рождаются, чтобы в большинстве своем умирать.

– Самые распространенные ошибки молодых стартапов, на ваш взгляд?

– Одна из самых распространенных ошибок – неправильный выбор рынка или ниши. Многие говорят так: «Мы будем делать это, это, это, что делают все остальные, но в одном месте». При этом известно, что нет ни одного успешного стартапа, который бы делал все, так как все успешные стартапы делают что-то одно, но лучше всех.

Вторая ошибка связана с первой – выбор слишком узкой ниши.

Третья и тоже важная ошибка – недооценивание того факта, что фандрайзинг (привлечение средств) – это все-таки отдельная компетенция в стартапе. Нельзя просто делать продукт и думать, что инвестор сам придет и что-то предложит. Обидно, что есть отличные предприниматели, которые делают хороший продукт, но при этом не могут правильно представить, презентовать его инвестору. Этим же нужно заниматься профессионально. Если ты не знаешь, как представить выгодно инвестору свой продукт, ты будешь без денег, а стартапы, как известно, без денег не развиваются.

– Кто должен заниматься фандрайзингом – сам предприниматель или такого человека можно пригласить со стороны?

– Понятно, что предприниматель может не иметь такой компетенции, не иметь возможности этому обучиться либо у него нет времени, тогда в компании должен быть отдельный человек, но это в крайнем случае. Потому как для инвесторов здесь работает принцип: если предприниматель не может сам грамотно продать свой проект инвесторам, то шансов, что он продаст продукт этого стартапа конечным пользователям, тоже невелика. Иными словами, если ты не достучался до инвестора, то вряд ли достучишься до конечного пользователя-клиента.

Поэтому будет все-таки лучше, если предприниматель сам будет обладать этой компетенцией, тем более, сегодня этому можно обучиться.

– Недавно аналитики исследовательской компании Gartner представили10 прогнозов для IT-индустрии, один из них касается того, что к 2019 году один доллар, потраченный компанией на инновацию, потребует вложения еще семи на реализацию инновационного решения…

– Не берусь говорить по цифрам, так как аналитика по рынку – это средняя температура по палате. В один стартап потребуется семикратное, в другой – трехкратное увеличение. Но, в общем, конечно, сама идея по себе практически ничего не значит. Основное – это ее реализация на практике в виде законченного продукта. А на реализацию нужны деньги. Стартапы должны постоянно расти и постоянно привлекать новые деньги инвесторов.

Важно понять, что на венчурном рынке работают инвесторы разных  стадий. Например, кто, допустим, поддержал стартап на предпосевной стадии (бизнес-ангелы и др.), потом не будет инвестировать и увеличивать суммы. Дальше будут подключаться другие венчурные фонды.

Я не думаю, что ранним инвесторам или предпринимателю, инвестируя, к примеру, 70 тысяч долларов вначале, стоит готовиться к тому, что им нужно будет инвестировать еще 700 тысяч.

Инвестируя в стартапы на ранних стадиях, они должны четко понимать, каких результатов они должны достичь на эти 70 тыс., для того, чтобы потом, на следующем раунде, уже привлечь 700 тыс. от следующего инвестора.

– Создана ли сегодня благоприятная среда для появления стартапов в России, Беларуси?

– Мне сложно говорить про Беларусь, тут нужно спрашивать участников рынка. Что же касается  России, тут достаточно благоприятная среда для стартапов. Государство и частные институты развития поддерживают стартапы, правда, по разным причинам. Государство понимает, что нужно отвязываться от ресурсной экономики и переходить к технологиям, к их развитию. Частные игроки рынка понимают, что на этом можно заработать.

Единственная проблема, которую я бы обозначил, – это отсутствие покупок стартапов российскими корпорациями, что является основной движущей силой венчурного рынка во всем мире. Получается, если предприниматель создал стартап, инвестор в него инвестировал, но в результате никто не покупает, а на венчурном рынке никому не нужны дивиденды, то возникает вопрос: зачем вообще заниматься? Поскольку продажа компаний, долей – это основное, для чего инвестируют и вообще начинают бизнес.

– Но ведь покупает проекты та же Mail.ru Group. Корпорацией были приобретены недавно компания-разработчик мобильных игр Pixonic, сервис доставки горячей еды Delivery Club, чуть раньше – белорусский Maps.me?

– Да, верно, что касается IT рынка, там покупки совершаются. Например, такими российскими корпорациями, как Mail.ru Group и «Яндекс» покупаются ежегодно какие-то мобильные предложения, интернет-стартапы. И все же это происходит недостаточно активно.

А если уж говорить про совсем технологические стартапы, к примеру, что-нибудь из области энергоэффективности или телекоммуникаций, то там покупок практически нет вообще.  И это сильно тормозит рынок. Но мой взгляд, это связано с отсутствием у крупных российских корпораций, да и белорусских, культуры покупки стартапов.

Так, попробую резюмировать: если будут покупки и предприниматели будут это видеть, они станут еще активнее заниматься  новыми проектами. Инвесторы будут  активнее вкладывать, и венчурные фонды будут смотреть не на западные рынки, а на внутренние.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5