Самая «непричесанная» идея

Диалог Лукашенко с Косинцем заставил меня вспомнить недавнюю поездку к родственнику в деревню.

Для начала немного семейной истории. Мой дядя несколько лет назад переехал в сельскую местность. До этого он был одним из руководителей очень успешного научно-исследовательского предприятия, приносящего стране довольно приличные деньги. Родственник был вхож в высокие круги, здоровался за руку с первыми лицами (причем не только в нашей стране) и в целом крепко сидел на своем месте. Каково же было наше удивление, когда, только отпраздновав свое 60-летние, он сразу же написал заявление, купил себе домик в деревне подальше от Минска (не коттедж — маленький, одноэтажный) и вместе со своей женой переехал возделывать грядки с помидорами.

Многие родственники, включая меня, очень долго не могли понять его поступка. Променять хлебную должность (а его уговаривали остаться), материальные блага столичной цивилизации, отказаться от тешивших самолюбие связей, чтобы рассекать в ватнике по картофельному полю и ловить вечерних комаров, сидя на крыльце? Этот мучивший меня вопрос я задала ему во время последнего приезда в гости.

— Знаешь, — задумчиво ответил он, — я искренне уверен, что пенсионеры не должны занимать руководящих постов. Ведь о чем думает пенсионер? О том, чтобы его не дергали, дали спокойно досидеть и не тревожили больное сердце разными волнительными идеями. Я это и по себе заметил. Если в 30-40 лет ты полон сил, берешься за самые безумные проекты, то в 50 уже сто раз подумаешь, а в 60 и вовсе одна мысль: только б не трогали.

А потом, задумавшись, добавил:

— Вовремя уйти – это самое правильное решение. Посмотри: ведь у нас на высоких должностях — одни пенсионеры, и пока они там будут сидеть, в нашей стране ничего хорошего не будет.

Мне этот разговор неожиданно вспомнился, когда Александр Лукашенко давал наставления Александру Косинцу, требуя заставить руководство Администраций генерировать «какие-то новые идеи». Со стороны это выглядело так: один пенсионер поручает другому почти пенсионеру (Косинцу — 57 лет), чтобы тот сподвиг третьих пенсионеров заискрить чем-то креативным и «непричесанным».

Продолжение материала читайте здесь

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 6
  • Балл: 5