Зачем железнодорожникам прожорливая «дочка»?

Падение сельского хозяйства – причина исполнения программ его возрождения.

Совмин опубликовал постановление № 889, которое запускает в действие указ Лукашенко от 4 июля 2016 года № 253.

Данный указ «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» предписывает разработать и внедрить в хозяйственную практику механизмов оздоровления неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, в том числе путем передачи активов таких организаций эффективному собственнику, использовать меры, стимулирующие сельскохозяйственные организаций на стабильную работу.

Указ вводит упрощенный порядок государственной регистрации предприятий, создаваемых как имущественный комплекс неплатежеспособной организации, понуждает неплатежеспособные организаций к инициированию их несостоятельности для законной защиты и сохранения сельхозпроизводства, восстановления платежеспособности либо подготовки имущественного комплекса к продаже инвесторам или передачи кредиторам в счет долгов, определяет условия для стимулирования интеграционных процессов в агропромышленном комплексе.

Постановление правительства содержит список сельскохозяйственных организаций, подлежащих процедурам досудебной санации (323 предприятия) и банкротству (102 предприятия). Среди них присутствуют организации всех типов (моделей), преобразованные в ходе выполнения программы реформирования села: ЗАО, ОАО, ООО, коммунальные унитарные предприятия, государственные унитарные предприятия, сельскохозяйственные производственные кооперативы, частные сельскохозяйственные унитарные предприятие. Присутствует даже фермерское хозяйство «Гаспадар» Осиповичского района.

Не по зубам даже прокурору

Большинство предприятий, которым предстоит санация или банкротство, представляют все виды производственной деятельности и обслуживающих ее служб. Райагросервисы, мелиоративные и комплексные отряды, племенные заводы и экспериментальные базы, птицефабрики, овощные комбинаты, предприятия, специализирующиеся на животноводстве, и на растениеводстве одновременно.

Такие, например, как районное сельскохозяйственное унитарное предприятие (РСУП) «Петровичи», которое придерживается мясо-молочного направления, но выращивает все виды зерновых и картофель. У него две молочно-товарные фермы и две фермы по откорму крупного товарного скота. До реформы РСУП «Петровичи» были совхозом, а нынешние сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПК) в прошлой дореформенной жизни были колхозами. Злые языки утверждали, что и вся реформа сведется к «перемене шыльд» на зданиях правлений и дирекций. Похоже, они не ошиблись – сохраненное административно-командное содержание системы управления экономикой отрасли новые организационно-правовые формы не восприняло.

Так, ожидалось, что реформа активизирует человеческий фактор, поднимет заинтересованность, повысит ответственность и дисциплину, раскрепостит работника в трудах на благое дело и собственную выгоду. Предпосылка была. Как считал академик Михаил Кадыров (2002 год), в Беларуси в последние 25 лет ежегодно на стационаре высшее аграрное образование получали примерно тысяча человек. Следовательно, в стране имелось до 25 тысяч специалистов-аграриев в возрасте 25-50 лет, которых можно было использовать в роли рачительных хозяев 1500-1600 организаций.

По мнению академика, такое количество требовалось для эффективной реформы. Разумеется, сельхозинституты не уменьшали производство специалистов, поэтому, без учета нескольких тысяч вышедших на пенсию, сейчас в стране насчитывается более 30 тысяч специалистов аграриев. Но они в своей отрасли не задерживаются, отрабатывают обязательный срок и уходят, не прощаясь. А с многими, кто полностью адаптировался к системе, тоже приходится расставаться. В том же РСУП «Петровичи» пришлось судить директора, а ему на замену направить осужденного (бывшего) заместителя генпрокурора Беларуси. Лукашенко помиловал Александра Архипова и направил директором в «Петровичи». Поднимать сельское хозяйство, наводить порядок и дисциплину. Не аграрию, а прокурору. Как сообщали СМИ, бывший прокурор навел порядок, подтянул дисциплину, вывел хозяйство на районные показатели, но, увы, «Петровичи» попали в список на санацию.

Как заметил однажды Михаил Мясникович, сельское хозяйство у нас хорошее, но экономика у него плохая. Не удивительно, что не каждому прокурорскому работнику она по зубам.

А вот ОАО «Витебская бройлерная птицефабрика» попала в списки на санацию, возможно, по той причине, что ее генеральный директор Анна Шарейко понимала в экономике, в производстве, в снабжении и сбыте, работала с прибылью, но, по мнению прокурорских, нарушала закон. За время вынужденного отсутствия гендиректора на работе фабрика из прибыльной, стала убыточной, неплатежеспособной, для реанимации которой требуется внешнее управление.

Так вот, упомянутый выше указ, который предусматривает передачу активов (подготовленных имущественных комплексов) неплательщиков эффективному собственнику, продажу инвестору или передачу кредиторам в счет долгов фактически повторяет государственную программу возрождения и развития села на 2005-2010 годы (выполненную) и углубившую ее государственную программу устойчивого развития села на 2011-2015 годы (выполненную).

За эти годы много говорилось о передаче колхозов как имущественных комплексов эффективным собственникам для будущего процветания колхозов и их собственников. В нагрузку, поскольку колхозы «санировались» новыми собственниками, которые принимали на себе все будущие обязательства своих приобретений перед местной вертикалью, министерством и президентом. Никто не стремился к обогащению таким странным способом. Правда, правительству удалось всучить несколько хозяйств раскрученным коммерческим структурам, но большинство банкротов передали в собственность городским и районным исполкомам, государственным промышленным предприятиям. Эффективность новых собственников оценивалась наличием денег на их счетах. Крупные предприятия, принимая на себя такой колхоз, компенсировали все его издержки, как это происходит с планово-убыточными заводскими службами, которые невозможно перевести на хозрасчет, но нельзя обойтись без них.

Отмечу, что при советской власти многие предприятия тоже имели свои подсобные хозяйства, убытки которых покрывались из прибылей от основного производства. Эта практика относилась на счет социального развитие коллектива: завод не только производит тракторы, но и фарш для заводского общепита. Экономикой и эффективностью там и не пахло. Другое дело, что в стране всегда продуктов не хватало – собственный колбасный цех помогал администрации зазывать нужные кадры на предприятие.

В современной Беларуси таких резонов нет, кроме желания власти поднять сельское хозяйство за счет заводов. У которых, оказалось, нет денег. Нет ничего удивительного, что в список на санацию попало «сельскохозяйственное дочернее предприятие «Авангард» транспортного республиканского унитарного предприятия «Могилевское отделение Белорусской железной дороги». Зачем железнодорожникам эта прожорливая «дочка»?

Крах коммунальной экономики

В проскрипционный список правительства попали многие коммунальные сельскохозяйственные предприятия, которые во времена бурного реформирования агроэкономики передавались в собственность исполкомам. Предполагалось дотировать их из городских бюджетов, а взамен получать для горожан продукцию оговоренного качества и цены. Такая вот странная полудетская игра «на интерес». Город, например, может направить на уборку овощей бюджетников, практически бесплатно, студентов и школьников – бесплатно, или прислать безработных, труд которых оплатит служба занятости. Но все имеет свои пределы, в том числе бюджет, которые за счет безработных не пополнишь. Минск, например, город большой и самый богатый в Беларуси, у него огромное многопрофильное сельхозпредприятие – МРУП «Агрокомбинат «Ждановичи», который самостоятельно со своими финансами справиться не может. И его правительство внесло в список на оздоровление.

Вообще, по состоянию на 1 сентября текущего года просроченная задолженность по кредитам и займам сельскохозяйственных организаций составила 630,2 млрд. рублей (24% от всей просроченной задолженности в экономике) и увеличилась с начала года в 1,9 раза. Ни один банк не угонится за ростом их кредитных аппетитов. И есть ли у них активы, которые можно передать банкам в счет долгов?

…В августе 2009 года, объезжая колхозные поля столичной области, Лукашенко расхваливал свою сельскохозяйственную политику, госпрограмму возрождения и развития села, заверял, что она выведет отечественное сельское хозяйства на европейский уровень: «Ведь мы только около половины мероприятий выполнили по программе… А когда реализуем всю программу, выйдем на европейский уровень».

Программу выполнили, потом еще одну программу выполнили, теперь новую выполняем. А по валовому производству продукции едва ли превзошли уровень 1990 года, когда все определялось тоннами, центнерами, килограммами и литрами. Теперь все имеет денежный эквивалент в себестоимости и рыночной цене продукции. Чем выше в структуре себестоимости доля оплаты труда, тем ниже материальные издержки, тем выше конкурентоспособность продукции. Тем выше зарплата сельскохозяйственных работников, тем эффективнее производство. И если рыночная цена белорусской продукции выше европейской, а зарплаты работников во много раз ниже, то отечественное хозяйство не поднималось до европейского уровня, а опускалось ниже и ниже. Тем ниже, чем успешней выполняло госпрограммы.

Что, собственно, подтверждается указом № 253 и принятым для его исполнения постановлением № 889.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 6
  • Балл: 4.2