ЕБРР: почти четверть граждан бывших соцстран сейчас беднее, чем в 1989 году

Только 44% граждан посткоммунистических стран за время перехода к рыночной экономике сократили разрыв в доходах с развитыми экономиками. У 23% населения уровень доходов сейчас ниже, чем в 1989 г., выяснил Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

За 25 лет средний реальный доход в группе посткоммунистических стран вырос в 1,5 раза, тогда как в среднем в мире за то же время – в 1,25, в развитых странах – в 1,39. В результате переходным экономикам удалось сократить разрыв с развитыми странами на 17%: в 1989 г. средний доход в регионе составлял лишь четверть от уровня «большой семерки», в 2011 г. – 38%, пишут Ведомости со ссылкой на исследование Европейского банка реконструкции и развития.

Однако рост доходов сопровождался быстрым увеличением неравенства: средние цифры не показывают полной картины. Экономисты ЕБРР, поделив население региона на 10 равных по численности групп с разным доходом (от 10% наименее до 10% наиболее обеспеченных), выяснили, что рост дохода на уровне среднерегионального темпа и выше затронул только 27% людей. Меньший, но все же опережающий развитые страны рост, т. е. сокративший разрыв с ними в уровне доходов, коснулся 44% граждан бывших соцстран. Для 33% этот разрыв увеличился: их доходы росли медленнее, чем в развитых странах. А у 23% населения уровень дохода ниже, чем был до начала переходного периода в 1989 г.

Данные ЕБРР получены на основе исследования более 51 000 домохозяйств в 34 странах (29 посткоммунистических, а также на Кипре, в Германии, Греции, Италии и Турции), проведенного в конце 2015 – первой половине 2016 г.

Изначально было очевидно, что рыночная экономика со свободой торговли, конкуренцией, развитым финансовым сектором превосходит плановую и что, даже если путь к капитализму болезненный в краткосрочном периоде, эту цену стоит заплатить, приводятся в отчете слова главного экономиста ЕБРР Сергея Гуриева: «Однако выгоды от реформ могут не реализоваться, если экономический выигрыш не касается самым прямым образом большинства населения». Помимо неравенства в уровне жизни важно сокращать неравенство возможностей – в конечном счете оно и есть корень всех неравенств, указывает Гуриев: нет ни одной страны, где при высоком неравенстве возможностей было бы низкое неравенство доходов.

В 2016 г. медианный реальный располагаемый доход на душу населения (больше и меньше которого – у одинакового числа людей) в посткоммунистических странах составил около 7000 долларов (по паритету покупательной способности в долларах в 2011 г.). Но данные по каждой стране различаются очень сильно. В Словении и Литве ниже этого уровня доходы только 10% самых бедных, тогда как в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии до него не дотягивают доходы даже 10% самых обеспеченных, а в России и Сербии это доход немногим ниже медианного по стране. Ниже этого уровня доходы у 50% населения Турции, 90% - Грузии, 30% - Казахстана. Доходом от 10 000 долларов и выше в Азербайджане располагают только 20% наиболее обеспеченных, в Молдавии – 10% самых богатых, в России – 50% населения, а в Польше и Эстонии – 70%.

Гораздо выше неравенство внутри стран. В среднем по региону доходы 10% самых богатых в 19 раз выше доходов 10% самых бедных, в 1989 г. этот разрыв составлял 7. Максимальный разрыв – в России и Литве. Если в России доходы 10% самых бедных – около 2500 долларов – примерно на уровне доходов такой же группы населения Беларуси, Сербии, Латвии, то доход 10% самых богатых россиян – около 43 000 долларов – более чем вдвое выше дохода 10% наиболее обеспеченных белорусов (менее 20 000 долларов) и примерно в 1,7 раза выше, чем у самых богатых сербов (около 25 000 долларов). Выше, чем в России, доходы топ-уровня только в Литве (более 45 000 долларов).

Доходы в странах бывшего соцлагеря росли не все 25 лет. До 1996 г. они падали – в среднем почти на 40% к уровню 1989 г. - из-за рецессии, вооруженных конфликтов и гражданских войн, последовавших за распадом СССР и Югославии. Социальные, экономические и физические издержки реформ перехода к рынку были настолько существенны, что люди, родившиеся в это время, в среднем на 1 см ниже ростом, чем те, кто родился чуть раньше или несколько позже, выяснили в ЕБРР. Экономический кризис и войны повлияли и на траекторию неравенства (текущие военные конфликты повышают вероятность появления миллиардеров в стране на 10 процентных пунктов).

Главными бенефициарами роста доходов в посткоммунистических странах стала наиболее обеспеченная группа: у 10% наиболее богатых доход вырос на 82%, тогда как у 10% наиболее бедных – на 17%, или в 4,9 раза меньше. Быстрее, чем в среднем, доходы у наименее обеспеченного населения росли только в Казахстане и на Украине, а также в Азербайджане, где бенефициарами более быстрого роста стала половина населения нижней части медианы (первые пять из 10 доходных групп), причем только у наименее обеспеченных 30% этот рост был выше, чем в странах «большой семерки». В Черногории, Сербии и на Украине средний доход ниже, чем в 1989 г., у 100% населения, в Таджикистане – более чем у 90%.

Для сравнения: в Турции, не переживавшей трансформационного экономического шока, опережающий рост доходов касался 80% населения и затронул группы со средним доходом в большей степени, чем бедные и богатые слои; тогда как в Египте и Тунисе, напротив, более быстрый рост доходов был в сегменте ниже среднего. В Китае траектории роста доходов похожи на постсоветские, однако бедные получили больше выгод, чем в постсоветских странах: разрыв в приросте доходов 10% наименее и 10% наиболее обеспеченных в Китае составил 3,1 раза.

В целом страны региона в сравнении с остальными частями мира демонстрируют умеренный уровень неравенства, достаточно низкий уровень бедности и высокий уровень концентрации богатства, заключают экономисты ЕБРР.

Несмотря на рост неравенства, с конца 1990-х уровень бедности (число живущих менее чем на 3,1 доллара в день, по паритету покупательной способности) в посткоммунистических странах стремительно снижался. В России – с 29% в 1998 г. до 11% в 2014 г., в Таджикистане – стране с наименьшим доходом на душу населения в регионе – с 86% в 1999 г. до 23% в 2009 г. Для сравнения: в Бангладеш, где средний доход сопоставим с уровнем Таджикистана, за чертой бедности продолжает оставаться 78% населения. В среднем уровень бедности в переходных экономиках ниже, чем в сопоставимых по доходу других развивающихся странах.

Однако большинство людей в бывших соцстранах уверено, что неравенство выше, чем показывают официальные оценки, и продолжает расти. Это противоречие в ощущениях и реальных данных может отражать слишком высокую концентрацию благосостояния у крайне небольшого числа людей. Эти ощущения важны – и важнее официальных данных, говорится в отчете: они ведут к социальным конфликтам и вызывают противодействие реформам.

Уровень неравенства оказывается ниже в странах, где высоко качество экономических институтов (верховенство права, контроль за коррупцией, качество регулирования и эффективности управления). Качество политических институтов на неравенство не влияет, однако играет важную роль в ограничении концентрации материальных благ у наиболее богатых. Чрезмерная концентрация богатства может вызывать негативное отношение к ключевым экономическим и политическим институтам, лежащим в основе рыночной экономики, и тем самым вести к замедлению экономического роста, указывает ЕБРР.

  • Оцени статью: