Сможет ли Беларусь стать мостом между ЕС и ЕАЭС?

Как отреагирует Москва на попытки Минска сблизиться с Западом?

В 2017 году Беларусь будет председательствовать в Центральноевропейской инициативе (ЦЕИ). Об этом заявила заместитель генсекретаря ЦЕИ Маргот Клестиль-Леффлер, выступая в Минске на конференции «Общеевропейские интеграционные процессы: к общему видению через трансграничную синергию».

Она выразила уверенность в том, что белорусское председательство в организации придаст большее значение инициативе ЕС «Восточное партнерство» и позволит наладить отношения с Евразийским регионом.

— Надеюсь, у нас будет хорошее сотрудничество с Евразийским экономическим союзом, — сказала Маргот Клестиль-Леффлер.

А оправдает ли ЦЕИ ожидания официального Минска, стремящегося установить тесный контакт с Брюсселем?

Класковский: О какой интеграции интеграций можно говорить, если европейцы боятся третьей мировой войны?

— Центральноевропейская инициатива является далеко не самой влиятельной региональной организацией в Европе. Да, она функционирует, ставит вопросы на повестку дня. Но говорить о том, что именно ЦЕИ может влиять на решение самых актуальных и даже болезненных для белорусского руководства вопросов не приходится, — говорит политический обозреватель Александр Класковский.

Эксперт напомнил, что сегодня белорусская дипломатия использует все возможные возможности, чтобы закрепить положительный тренд в отношениях с Европой. Но ЦЕИ — не та организация, которая может поспособствовать привлечению в Беларусь серьезных инвестиционных и финансовых потоков.

— Так что стоит это расценивать, как отработку одной из заготовок дипломатов. Нужно отдать должное белорусскому МИД, который смог пробить стену в Европу, воспользовавшись ситуацией, возникшей после Крыма, — отмечает эксперт.

По мнению политолога, Беларусь сможет получить небольшие бонусы от старшинства в ЦЕИ, поскольку организация объединяет не самые богатые европейские страны.

Он считает, что официальный Минск будет пытаться напрямую взаимодействовать с Брюсселем и теми европейскими институтами, которые смогут дать деньги и инвестиции.

— Потому что вопрос, как поддержать кризисную экономику, для белорусских властей является первоочередным.   

Сможет ли Беларусь стать мостом между Европой и странами-участниками ЕАЭС?

— Подобные ритуальные заявления звучат с обеих сторон. Ведь нужно что-то говорить. Но главная проблема сегодня в том, что сам евразийский проект находится в депрессивном состоянии, он не оправдал ожиданий его участников. И тот же Лукашенко открытым текстом угрожал Москве «оптимизировать» участие нашей страны в евразийской интеграции, так как она ничего нам не дает. И если уж Беларуси эта интеграция ничего не может дать, смешно думать, что она как-то поспособствует ЕС в налаживании взаимовыгодных связей, — говорит эксперт.

Он напоминает, что Евросоюз сам переживает непростые времена.

Не стоит забывать об агрессивной политике России, продемонстрированной во время событий в Крыму и на Донбассе:

— После Крыма, когда Москва стала главной угрозой для Запада, о какой интеграции интеграций можно говорить, если европейцы боятся третьей мировой войны, — подчеркивает  политолог.

Говоря о возможной реакции России на новости из Минска, Александр Класковский подчеркнул, что Москву в целом раздражает сам факт сближения союзника с Европой.

Логвинец: ЦЕИ — это форум для дискуссий, почти как СНГ

Политолог Алесь Логвинец также характеризует ЦЕИ, как структуру, имеющую достаточно символическое влияние:

— Безусловно, хорошо, что Беларусь присоединилась к Центральноевропейской инициативе, но большого значения для нас это не имеет. Это такой форум для дискуссий, почти как СНГ. Да и старшинство в ЦЕИ можно сравнить с председательством в СНГ или ОДКБ. Само по себе — это небольшой плюсик к реноме. И если вдруг у нас соберутся лидеры европейских стран, чтобы, например, подчеркнуть важность белорусской независимости, это уже будет большим достижением, — отмечает эксперт.

По словам политолога, подобные инициативы должны подкрепляться конкретными действиями и проектами, направленными на создание совместной самоидентичности. Вопрос, насколько это возможно в случае с сегодняшней Беларусью, остается открытым, утверждает Алесь Логвинец.

Слова о налаживании контактов с участниками евразийской интеграции политолог считает проявлением дежурной дипломатии.

— Мы знаем идеологический концепт лукашенковского лагеря об интеграции интеграций. Де-факто это невозможно, так как кроме Беларуси, остальные страны-участницы ЦЕИ являются демократическими. Большинство из них либо состоят в Евросоюзе, либо декларируют желание присоединиться к нему. Если же говорить об ЕАЭС, то это союз, выстроенный по инициативе сверху, — подчеркивает собеседник. — И если мы посмотрим на страну, которая играет в этом союзе главную скрипку, то этот союз свидетельствует о восстановлении империи, отрицающей принцип равенства, демократические ценности и даже независимость стран в ее входящих.

По словам эксперта, Россию устраивает только один вариант отношений официального Минска с Западом: через посредничество Москвы. При этом Кремль хочет, чтобы у белорусских властей отношения с Европой были хуже, чем у него.

— Сейчас же сложилась уникальная ситуация, когда дела обстоят с точностью наоборот, — говорит Алесь Логвинец.

Справка «Завтра твоей страны»

Центральноевропейская инициатива — региональное объединение, созданное в 1989 году Италией, Австрией, Венгрией и Югославией. В настоящее время в состав ЦЕИ входят 18 государств: Албания, Австрия, Беларусь, Босния и Герцеговина, Болгария, Венгрия, Италия, Македония, Молдова, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия, Черногория и Украина. Беларусь является участницей ЦЕИ с 1996 года.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 5