«Машина может остановиться, она примитивна и без Лукашенко не едет»

Мир вокруг становится машинным, но есть альтернативы: мыслить, жить без самоопределения либо заниматься политикой. В чем разница, рассказал философ и методолог Владимир Мацкевич на публичной лекцией из серии «Воображая Беларусь: идеи и образы для совместного будущего».

Владимир Мацкевич. Фото: Анна Волынец

«Мой мир не будет прежним»

Я вспомнил фразу: «Мой мир больше никогда не будет прежним». Так иногда форумчане и пользователи соцсетей реагируют на новости. Попробую отнестись к ней всерьез. О каком мире речь?

Предполагаю, что речь о смене взгляда, меняющей сознание человека. К такому переходу человек не может подготовиться. Но может ли человечество?

До сих пор понятия и категории, связанные с мышлением, относились к человеку. Но если появится искусственный интеллект, то нам придется вступать в отношения не только с людьми, но и с машинами.

Робота — в президенты!

Владимир Голенков рассказывал , что есть люди, которые пишут петиции и собирают подписи за запрет исследований в области исккусственного интеллекта. Петиции ничего не дадут – никогда в истории не удавалось остановить то, чем занимаются ученые.

Сугубо человеческое – за пределами алгоритмов

Мой мир перестал быть прежним, когда я осознал, что такое машина Поста. Это прототип всех цифровых машин, бесконечная бумажная лента, в каждой ячейке которой можно разместить один знак, смоделировав любой алгоритм.

С развитием идеи Поста становится понятно: что можно алгоритмизировать, то может сделать машина. Значит, сугубо человеческое – за пределами алгоритмов.

Мегамашины из людей: от средств конструирования до государств

Мы выдвинули предположение, что египтяне строили пирамиды с помощью мегамашины, элементами которой являются люди. Понятие мегамашины у Мэмфорда (американский историк, социолог и философ техники) было расширено, и к ним стали относить институты и государства.

Государство не едет без Лукашенко

Машинерия стремится к  автоматизизации, и тенденция в том, чтобы исключить человека как главную функцию. Предположим, государство – мегамашина и не работает без парламента. Это вранье. В государствах роль человека давно минимизирована.

Мы можем сравнить белорусское и американское государства и уподобить их машинам с водителем и без. Американское – без. Какая разница, кто победит на выборах? Мегамашина будет ехать в нужном направлении.

В Беларуси мы думаем, что надо сменить президента, и все будет по-другому. Не будет. Машина может остановиться, она примитивна и без Лукашенко не едет.

Вам не надо будет проявлять волю

Что если машины станут обладать свойствами человека? Такси будут лучше знать, куда ехать, и вам не надо будет проявлять волю.

Собственно, мы даже не замечаем, насколько уже живем так. Ходим на работу, а как иначе? Говорим банальности, которые давно сказаны… Я вижу машинное поведение большинства обитателей соцсетей.

Мы в симбиозе с машинами

Хотим мы или нет, нам придется дружить с машинами. Мы уже почти в симбиозе. Но дружба предполагает сознательное отношение. А если мы не знаем, что имеем дело с машиной? В лице государства, судебной системы или школы, построенной по принципу конвейера. Тогда мы сосуществуем, но не можем сотрудничать.

Почему нельзя снимать человека с видеокамерой

Я ставлю подпись [на пикете, под петицией за бел-красно-белый флаг]. Меня начинает снимать какой-то человек. Я достаю смартфон и снимаю его, а он отворачивается и убегает. То есть меня можно снимать, а элементы деталей машин – нельзя?

Не пахать – это искушение

Животные являются искушением. Как только мы осознаем развитие технологии мышления, технологизацию самых человеческих функций, то понимаем: чтобы дорасти до этого, надо много пахать. А зачем напрягаться и изучать?

Города запрограммируют жизнь

Смарт-города, к которым нас призывают многие урбанисты, – это города, которые будут программировать и алгоритмизировать нашу с вами жизнь. То есть превращать нас в машины и решать, что нам надо.

Безусловный доход превращает в обезьяну

Вот подумайте, что такое безусловный доход? Это принятие человеческого существа на содержание людей в качестве домашнего животного. От него не требуется решать задачи и творить.

Благо это или зло, когда государство раздает деньги гражданам?

Говорят, труд сделал человека. А гарантированное жизнеобеспечение делает кого? Снова обезьяну.

Из вас сделают прямоугольного гражданина

Я был бы неправ, если бы не попробовал обозначить альтернативу. Есть три пути.

Первый – культивировать разум, а не ждать, пока из вас сделают прямоугольного гражданина. Второй – отказаться от этого и жить, как в американских гетто, с безусловным доходом и без самоопределения. Или заниматься тем, чем издавна занимался человек, не особо прибегая к мышлению, – борьбой за свои интересы, или политикой.

Самоопределяться либо быть тутэйшым

Исходя из этого весь мир может быть разделен на три.

Мир людей, которые поняли, что он не будет прежним. Эти люди самоопределяются. Они не привязывают идентичность к профессии и решают междисциплинарные задачи. Мировая мода ведет к тому, что в идентичность не включают половую ориентацию.

Эти люди не привязаны к месту жительства – а главным фактором белорусской идентичности является тутэйшасць. И большая часть белорусов не попадает в этот первый мир.

Творить, действовать или прозябать?

Людям второго мира все мешает. Они думали, что живут в прежнем мире, и в новом не могут найти себя, хотя и понимают преимущества.

Люди третьего мира удовлетворяются нижними ступеньками пирамиды потребностей Маслоу (безопасность, физиологические и социальные потребности – авт).

Беларусь включена во все это. Здесь живут, творят, действуют или прозябают люди всех трех миров. Они не  понимают друг друга, не вступают друг с другом ни в какие отношения, а если общаются, то через мегамашины.

«Искусственный интеллект – не попытка моделировать человека»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 11
  • Балл: 4.5