Какие потери несет Беларусь во время торга за российский газ

Боится ли Москва потерять единственного союзника в Восточной Европе?

Заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко заявил, что переговоры по газу с Россией будут продолжены уже на этой неделе.

Как долго еще будет тянуться решение белорусско-российского газового вопроса и на чьих условиях закончатся переговоры?

Марголин: И если компромисс будет достигнут, то ближе к условиям российской стороны

Дело уже дошло до принципа, полагает экономист Лев Марголин.

— Чуть больше недели назад  Александр  Лукашенко сказал, что вопрос решен, и 14 сентября Владимир Семашко поедет подписывать новые условия контракта. Россияне же ответили, что никаких решений принято не было. Видимо, идет поиск компромиссного варианта, — не исключает собеседник. – Каждая сторона желает, чтобы компромисс был ближе к тем условиям, которые она выдвигает.

По оценке экономиста, Россия мало что теряет: долг растет, но 400 миллионов долларов — сумма не принципиальная. А вот Беларусь теряет очень много от сокращения поставок нефти: то, что будет недопоставлено в третьем квартале, в четвертом — компенсировать уже не удастся.

Белорусская сторона находится в более невыгодном положении. И если компромисс будет достигнут, то ближе к условиям российской стороны, прогнозирует  эксперт.

— Первопричиной конфликта стала нехватка денег в нашей стране, — отмечает Лев Марголин. — Вот их и стали искать, где только можно. Конечно, платить россиянам дороже, чем платят российские предприятия, белорусам никогда не хотелось. Были ссылки на политические договоренности, на экономический союз, на все что угодно, чтобы добиться снижения цены.

Справедливости ради следует отметить, что та цена, которую Беларусь должна платить по договору, не сильно отличается от европейской.

– Получается, за ту же цену можно было купить газ и на Западе, как это делает Украина. В то время как российские предприятия платят меньше, — говорит эксперт.

Еще в начале прошлой недели президент давал правительству два дня на решение газового вопроса, который так и не сдвинулся с мертвой точки. Будут ли искать виновных в неисполнении требования главы государства?

— Лукашенко прекрасно понимает, насколько это не зависит от наших чиновников, поэтому грозный тон, сверкание глазами и называние неисполнимых сроков – это все игра на публику, — уверен собеседник.

Потери от недопоставки нефти будут большими, чем те потери, которые бы белорусы понесли, полностью рассчитавшись за газ, подчеркивает экономист.

— На это и рассчитывает Россия: если не хотите платить, то потеряете в другом месте. Нефть — товар ликвидный, который всегда можно где-нибудь продать, — заключает Лев Марголин.

Логвинец: Москва может потерять последнего союзника

Политолог Алесь Логвинец придерживается мнения, что в данной проблеме есть не только экономические, но и политические составляющие. 

— Россия пытается воспитывать Лукашенко, но и она несколько зависит от своего клиента, — говорит эксперт. — Понятно, что Минск хочет получить газ как можно дешевле, а Москва продать как можно дороже — это экономический блок вопроса. Но каждая из сторон пытается надавить и на политические рычаги. Минск заявляет, что он единственный или один из немногих союзников, а Москва остерегается хоть какой-то динамики в отношениях Минска с Западом.

По его мнению, складывается уникальная ситуация – у Беларуси в последние год-два отношения с Западом лучше, чем с Москвой.

— По крайней мере, у нас с Западом нет конфликтов. А Лукашенко, как и раньше, будет играть на том, что Москва из-за своего поведения может потерять последнего союзника — таков прогноз политолога.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 18
  • Балл: 5