Найти и обезвредить: как двое неравнодушных спасли озеро Нарочь

«Удобной жизнь вокруг нас сама по себе не станет», — подумали мы и решили чаще рассказывать о реальных людях, которые  берутся за решение реальных проблем — города или деревни, одного человека или своего сообщества — и добиваются успеха.

Как белорусы сами меняют свою жизнь к лучшему — об этом в рубрике “Я могу!” — совместном проекте Ecoidea.by и Завтра твоей страны.

Наш первый рассказ о том, как благодаря местному жителю удалось избежать сильного загрязнения канализационными стоками Нарочи — самого большого и едва ли не самого знаменитого озера Беларуси.

Геннадий Козловский, житель деревни Антонинсберг, в прямом смысле «разнюхал» загрязнение и вовремя сообщил об этом.

Геннадий Козловский пройти мимо беспорядка не может. Фото: Ольга Астапович

Неожиданная находка

Коллеги и соседи в курсе: Геннадий очень хорошо знает родной лес и водоемы, потому любое природное изменение просто не останется не замеченным, тем более – разрушительное.

– Очень сильный неприятный запах не почувствовать было просто невозможно, тем более, что доносился он из леса, в котором всегда гуляют люди – здесь рядом несколько санаториев, – рассказывает Геннадий Козловский.

В этом «курортном» лесу и нашли открытую канализацию. Фото: Ольга Астапович

По наводке в лес отправилась сотрудница Нарочанской биологической станции имени Г.Г. Винберга, гидробиолог Юлия Верес. Она и нашла очаг загрязнения. Открытый канализационный люк – не сразу понятно откуда он появился в лесу – фонтанировал на глазах.

Момент залпового сброса отходов в лесу. Видео загружено Юлией Верес на сайт watercontrol.by. Информация по данным 2014 года

– Только на моих глазах в течение двадцати минут было два залповых сброса отходов! При этом поток канализационной воды был настолько мощный, что отходы попадали прямо в ближайший ручей, – рассказывает гидробиолог. – В ручье по течению, примерно в ста метрах от люка, вода была очень мутная, содержала хлопья органического вещества, а на поверхности воды была пленка, по-видимому, также органического происхождения.  

Гидробиолог Юлия Верес: «Загрязнение видно было даже без лабораторных анализов». Фото: Ольга Астапович

Неожиданная находка: открытый канализационный люк. 2014 год. Фото: Юлия Верес 

Периодически прямо в ручей фонтанировали отходы. 2014 год. Фото: Юлия Верес

Антонинсбергский ручей связан с болотом, оно – с озером Нарочь. Любая «лишняя» органика в озере способна вызвать нарушения гидробиологического режима – от «цветения» до гибели живых организмов. Канализационная – тем более. Отходы жизнедеятельности человека, остатки бытовой химии, лекарств – едва ли можно точно представить, какой «суп» мог просочиться в Нарочь.

– Раньше в этом месте было много чаек – потом исчезли, перестали водиться бобры и ондатры. Только караси остались, но им – сами знаете – все равно, где жить, – говорит Геннадий Козловский.

Увидел – зафиксируй и сообщи

Юлия медлить не стала: в считанные часы информация появилась на интернет-ресурсе «Водный контроль».

Watercontrol.by – ресурс общественного мониторинга, аккумулирующий информацию о стихийных свалках, нелегальных промышленных сбросах отходов и других нарушениях, которые влекут за собой загрязнение водоемов Беларуси. Суть общественного мониторинга в том и состоит: увидел природоохранное нарушение – зафиксируй и сообщи.

Вся информация ресурса Watercontrol.by перепроверяется специалистами Центра экологических решений.

– Если факт загрязнения подтверждается – для этого мы внимательно изучаем приложенные фото- и видеоматериалы, читаем описание, часто и сами выезжаем на место – то отправляем информацию в контролирующие органы, – рассказывает специалист по устойчивому управлению водными ресурсами Центра экологических решений Наталья Поречина. – Так было и в этот раз.

Из Мядельской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды пришел ответ: «Нарушения, связанные с растеканием сточных вод по территории, прилегающей к канализационному колодцу, устранены, к ответственным должностным лицам приняты меры административного взыскания».

Этой истории уже два года, но местные жители все равно начеку. «Запаха сейчас нет, снова появились бобры, но мы наблюдаем. Чья вина была, знаем. Если повторится подобное, то медлить не станем», – говорят они, воодушевленные тем, что собственными силами предотвратили экологическую катастрофу Нарочанского края.

Природная «перестройка»

На днях мы с Юлией снова отправились в мини-экспедицию к Антонинсбергскому ручью. Найти его удалось сразу – вода чистая и не «цветёт», а вот разыскать канализационный колодец оказалось задачей непростой.

Выйти на нужную тропинку получилось только с четвертого раза. Фото: Ольга Астапович

– След к люку потерян и, в принципе, это очень хорошая новость, – рассуждает Юлия, блуждая по лесным тропинкам и пробираясь через бурелом. – Это значит, что загрязнения больше нет. Появились бобры и «перестроили» ландшафт, что тоже радует.

В этот раз колодец разыскали не запаху, а по шуму. Пробраться близко к нему из-за болота и густой растительности не получилось.

Сегодня на месте загрязнения – высокие заросли. Фото: Ольга Астапович

– Высокая трава – это также верный признак того, что природа восстановилась, а поступление грязной воды прекратилось, – замечает гидробиолог.

Состояние Антонинсбергского ручья в 2014-м (слева) и в 2016 (справа). Фото: Юлия Верес и Ольга Астапович

Состояние Антонинсбергского ручья в 2014-м (слева) и в 2016 (справа). Фото Юлия Верес и Ольга Астапович

Сейчас состояние ручья не вызывает опасений специалистов. Фото: Ольга Астапович

Геннадий Козловский продолжает работать уборщиком и садовником при Нарочанской биостанции. Как сам признается, следить за порядком – не только его профессиональная обязанность, но и душевная необходимость. Сейчас он, например, пробует выяснить, откуда у соседей в колодце вода с привкусом бензина и разбирается вместе с Юлией, почему периодически неприятно пахнет другой местный ручей.

– Меня особенно печалит то, что много мусора оставляют после себя туристы, которых здесь в теплое время сотни. Выбрасывают его прямо из окон машин, оставляют после себя в месте отдыха, – показывает он в сторону стоянки автокемпингов. – Мы, деревенские, себе такого не позволяем, да и не образуется у нас столько, все больше листья да ветки с участка… Вот пока не знаю, что с этим делать, но уверен – скоро придумаю!

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 5