Как монополии душат бизнес

Эксперты настаивают на снижении градуса государственного регулирования.

Большая часть экономики Беларуси представлена компаниями государственной собственности и в стране до сих пор сохраняются принципы плановой экономики — это главные проблемы справедливой конкуренции и антимонопольного законодательства.

– Очевидно, что отношения на товарных рынках в ситуации, когда доля частной собственности не превышает 30% ВВП, не могут быть конкурентными. Мы предлагаем снижать градус государственного регулирования, давления на бизнес и установления дополнительных барьеров, — говорит адвокат Татьяна Игнатовская, одна из авторов исследования «Актуальность реформ, направленных на совершенствование антимонопольного законодательства и законодательства о конкуренции Беларуси».

Даже если перевести территориальные подразделения антимонопольного органа из областных администраций в Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ), без изменения общих условий игры на рынке это не позволит развиваться конкуренции, считает эксперт. 

Нередки ситуации, когда одни и те же государственные субъекты рынка самостоятельно оказывают услуги конечному потребителю и продают часть своим конкурентам или осуществляют согласовательную процедуру по их выходу на рынок.

Так действует, например, «Белнефтехим», который согласует размещение автозаправочных станций субъектов рынка, в то время как его подразделения занимаются реализацией нефтепродуктов.

Подобный перекос наблюдается на рынке авиаперевозок, где для открытия кассы по продаже билетов необходимо наличие договора с национальным перевозчиком и обязательство реализовывать не менее 30% его авиабилетов.

А на рынке розничной реализации лекарственных препаратов предприятие «Белфармация» участвует в согласовании размещаемых аптек.

Противоречивые законы

Если изучить цепочку нормативно-правовых актов, видно, что несмотря на эффективные антимонопольные нормы в Законе о противодействии монопольной деятельности и развитии конкуренции, нормы подзаконных актов, регулирующих отдельные виды деятельности, создают барьеры для выхода на товарные рынки, нарушая базовый закон.

Среди технических недочетов, мешающих применению законодательства, в исследовании называются подмена и смешивание понятий «товар» и «товарный рынок», низкие пороги доминирования – доминирующим может быть признано лицо, доля которого составляет 15%. А также отсутствие понятных подходов к определению установленного законом штрафа – нет точных отметок, которые помогали бы определять его предел. Из-за этого бизнес не защищен.

– Наличие оборотных штрафов – это мина замедленного действия, потому что если нет четких выработанных критериев, когда и какой размер штрафа применять, часто речь идет о баснословных цифрах. И хоть в Беларуси пока нет практики назначения больших размеров штрафов, даже 400 базовых величин – это больше 4 тысяч долларов – для среднего бизнеса ощутимы, – комментирует Татьяна Игнатовская.

В 2015 году проведено 336 проверок бизнеса. Только 127 (37,8%) касались соблюдения вопросов антимонопольного законодательства, остальные – ценового. Всего в прошлом году к административной ответственности за правонарушения в сфере антимонопольного регулирования привлечены 19 должностных лиц и 18 хозяйствующих субъектов на сумму 103 миллиона неденоминированных рублей, а также 3 юридических лица на сумму 216 миллионов.

Эти цифры, по мнению авторов исследования, свидетельствуют о недостаточно активном поведении антимонопольного органа и бизнеса, заявляющего об ущемлении своих прав. В связи с этим антимонопольные дела инициируются против нарушителей не так часто, как могли бы. И если антимонопольный орган был недостаточно независимым для инициирования дел, то бизнес не знает либо не доверяет инструментам антимонопольного законодательства.

Беларусь нарушает принятые на себя обязательства

Оценка соблюдения принятых на себя Беларусью международных обязательств в сфере защиты конкуренции в рамках Евразийского экономического союза показала, что Беларусь соблюдает обязательства по гармонизации внутреннего законодательства и по соблюдению процедур лишь формально. Как отмечают авторы исследования, с принятием наднациональных обязательств произошла замена ценового регулирования антимонопольным.

– В структуре соглашения о единых принципах и правилах конкуренции появилась статья, запрещающая устанавливать государственное ценовое регулирование за исключением на тот момент семи позиций. Все остальное государственное ценовое регулирование может вводиться государством-членом только по согласованию с комиссией ЕАЭС либо в случаях, направленных на защиту государственной и продовольственной безопасности с определенными ограничениями, – говорит Татьяна Игнатовская.

Беларусь эти нормы не соблюдает. Именно поэтому в декабре 2014 года положения и документы Министерства торговли не регистрировались в Национальном реестре правовых актов: при наличии международных норм они не могли пройти юридическую экспертизу.

Эксперты рекомендуют наделить МАРТ полномочиями по проведению антимонопольной экспертизы принимаемых нормативных актов; активнее привлекать юристов к работе над проектами нормативных правовых актов, ввести мораторий на применение мер ответственности, не связанных с оборотными штрафами, в случае первого нарушения антимонопольного законодательства; установить справедливую и объективно рассчитываемую систему штрафных санкций при назначении оборотных штрафов.

По словам автора исследования, если бы в стране работали хотя бы те нормы, которые прописаны в законе, можно было бы развивать антимонопольное законодательство без необходимости немедленных изменений.

Предварительные результаты исследования, проведенного в рамках проекта «РЕФОРУМ» авторы презентовали на встрече в белорусском Пресс-клубе. С итогом работы можно будет ознакомиться на Белорусском форуме «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие», который пройдет 29-30 сентября в Минске.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 7
  • Балл: 5