Е-governance:  чему белорусское правительство может поучиться у Эстонии и Грузии

Сколько времени нужно, чтобы граждане достигли среднего уровня пользования электронными услугами?

Грузия начала внедрять электронное правительство с 2003 года. С тех пор не одно государственное ведомство перешло на цифровую коммуникацию. Большую помощь в продвижении автоматизированных электронных услуг оказала стране Эстония, прославившаяся своим успешным проектом e-governance. Журналист Digital.Report пообщался с представителями эстонской команды, которые консультировали грузинские структуры, делились опытом и давали советы.

Ивара Талло называют «отцом» эстонского электронного правительства. Он – один из основателей и первый директор Академии электронного управления (e-Governance Academy). Теперь Ивар живет в Грузии и помогает грузинским коллегам имплементировать e-governance в рамках Twinning Project. Кроме Эстонии, в этом проекте ООН участвует также Италия.

Ивар вспоминает 2004 год. Тогда в тбилисском офисе фонда Сороса прошла встреча, главной тема которой был вопрос «как помочь Грузии внедрить электронные услуги в госсекторе». По словам Талло, тогда мало кто верил в успех. Однако такое недоверие было ему  знакомо – похожая реакция была поначалу и в самой Эстонии, когда власти этой маленькой прибалтийской страны начинали переходить на цифровую коммуникацию.

«Когда я слышал от грузинских коллег, что, мол, мы все знаем, чему вы можете нас научить, я не был удивлен – абсолютно такие же слова мы слышали в Эстонии, когда начинали 10 лет назад. Я тогда только вернулся из Канады, где учился. Когда Эстония запускала проект электронного правительства, большинство говорило: «Зря вы это затеяли. Вам ничего не удастся изменить. Все останется, как есть», — вспоминает Ивар.

Теперь же, спустя десятилетие, Эстония служит примером удачного внедрения электронного правительства, а ее опыт пытается перенять не одна постсоветская страна, в том числе Грузия. И надо отметить, ей это в немалой степени удалось. Сегодня в рейтингах Всемирного банка Doing Business Грузия занимает лидирующие места в мире по легкости ведения бизнеса, обогнав Норвегию, Великобританию и Германию. По оценке Всемирного банка, Грузия стала мировым лидером по темпам реформирования в 2005–2010 годах. Если несколько лет назад в рейтинге ООН Dynamiс E-Governance Грузия была на 100-ом месте, то в 2014 году перескочила на 50-е. «Это огромный скачок. Грузия за эти годы проделала большую работу», — говорит Ивар.

Если несколько лет назад в рейтинге ООН Dynamiс E-Governance Грузия была на 100-м месте, то в 2014 году сразу перескочила на 50-е.

Дома и стены помогают

Особенно большого успеха Грузия добилась в области регистрации собственности, которая долгие годы была одной из проблемных сфер. По мнению аналитиков, такой результат обусловлен переходом страны к электронным госуслугам.

На начальных этапах формирования грузинского электронного правительства было создано Национальное агентство государственных регистров (NAPR). В его функции входил учет объектов недвижимости и имущественных прав на них, регистрация юридических лиц, предоставление информации и документов в электронном виде. Позже, в 2010 году было создано Агентство обмена данными (DEA) – оно отвечало за развитие электронного правительства и, в частности, за обеспечение электронной коммуникации между госструктурами, формирование инфраструктуры для обмена информацией, а также разработку стандартов в ИКТ-области.

«Электронное правительство начало развиваться в Грузии хаотично – его стало внедять каждое ведомство в отдельности. Мы разработали программу «Электронная Грузия», цель которой – консолидировать работу всех госструктур. Так мы сможем поднять е-правительство на новый уровень», — говорит глава DEA Иракли Гвенетадзе.

Одним из наиболее удачных решений электронного правительства Грузии стали Дома Юстиции (Public Service Hall). Сегодня их в Грузии 18. За несколько лет функционирования они доказали свою эффективность, и сегодня жители Грузии с трудом представляют жизнь без этих государственных учреждений. Созданные в 2011 году, Дома Юстиции работают по принципу «единого окна», где все услуги объединены на одном пространстве. Тут любой гражданин может получить весь спектр государственных сервисов – от выдачи удостоверения личности и свидетельства о браке до регистрации бизнеса или имущества. Каждый оператор в Доме Юстиции выполняет роль информационного посредника. Его функция в том, чтобы определить, что нужно гражданину, принять документы, преобразовать их в цифровую форму и доставить исполнителям. Кроме того, в тбилисском Доме юстиции работает кафе – тут можно попить кофе, пока готовятся документы. А в драйв-кафе вообще можно получить услуги, не выходя из машины. Все это вкупе делает общение граждан с государством удобным и быстрым.

Ложка дегтя

Примечательно, что все эти услуги можно получить и онлайн, сидя дома за компьютером – для этого нужен доступ к интернету, ID-карта и устройство для ее считывания (картридер). Однако большая часть владельцев удостоверений с чипом об этом не знает и, соответственно, не пользуется благами электронного правительства в полном объеме.

По статистике, только 2,5% людей быстро осваивают инновации.

Ивар Талло сравнивает e-governance с индийской притчей о слоне – когда несколько слепцов в темной  комнате ощупывают животное, и каждый при этом описывает свои впечатления, которые сильно разнятся. Из-за противоречивой информации спорщики не могут прийти к согласию и осознать, что перед ними одно большое животное, которое может быть одновременно и высоким, и шершавым, и иметь острый бивень.

«В этой притче надо сложить все части, чтобы узнать, на что похож слон. Также и с e-governance. Грузинские эксперты знают очень много, и проделано тоже много, но такое чувство, что не хватает какого-то одного маленького звена в координации, чтоб сделать все виды электронного правительства популярными в обществе. Когда я первый раз посетил Public Service Hall, увидел, что оператор печатает данные клиента на принтере. Я спросил тогда: «Почему? Ведь есть ID-карта». Оказалось, что у оператора не было картридера – устройства для считывания информации с чипа удостоверения личности. Но я знал, что Грузия закупила их из Италии – то есть они в стране есть», — рассказывает Ивар Талло.

Эстонский журналист Арко Олеск, пишущий о науке и технологиях, говорит, что эстонцам понадобилось несколько лет, чтобы достичь среднего уровня пользования электронными услугами. По его словам, большинство людей медленно адаптируются к инновациям – они бояться осваивать новое. Людям нужно время, чтобы понять, что инновации сделают их жизнь легче.

 «По статистике, только 2,5% людей быстро осваивают инновации – они скачивают новые аппликации, изучают новые электронные сервисы. ID-карты вошли в Эстонии в 2002 году. Я взял ее в 2005, но пользоваться ею начал только в 2009. Так что даже мне понадобилось несколько лет, чтоб освоить новый сервис – хотя я считаю себя активным, современным и технологически подкованным человеком. Проблема была еще в том, что поначалу ID-карты охватывали неполный комплект услуг, а лишь некоторые из них – было мало сервисов, где можно было ее использовать», — говорит он.

По мнению Арко, главные препятствия, которые тормозят повсеместное использование е-услуг – необходимость иметь дополнительные устройства (картридеры), технические сложности (проблемы инсталляции, браузер, операционные системы), недостаток компьютерных данных и, наконец, простые человеческие привычки, от которых многим сложно отвыкать.

Тем не менее, Эстонии удалось преодолеть барьеры. Теперь она делится опытом, и желающих поучиться у прибалтийской страны хоть отбавляй. Ивар Талло как представитель Академии электронного правительства, консультировал проекты e-governance в Казахстане, Узбекистане, Молдове, Украине, Армении, Азербайджане, Македонии, Афганистане, Северном Кипре, Гаити, Намибии, Руанде. Сегодня Академия, созданная в 2002 году, состоит из 25 постоянных членов и около 100 экспертов из 50 стран. По словам представителя Академии Ану Вахтра-Хеллат, за 14 лет эстонские специалисты помогли внедрить электронные госуслуги в странах Центральной и Восточной Европы, Балканского полуострова, СНГ, арабских и африканских странах.

«Мы представляем не власти, а ИТ-сектор. Хоть и называемся Академией, но учим скорее практическим навыкам, чем академическим. Рассказываем, как у нас получилось. Проводим учебные визиты и внедряем конкретные ИТ-решения; помогаем НПО адвокатировать ИТ-решения и вести коммуникацию с локальными властями. За все время существования Академии мы натренировали около 3 000 официальных лиц из самых разных стран – даже таких экзотических для Эстонии, как, например, Каймановы острова», — говорит Ану Вахтра-Хеллат.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5